Вопрос 24

Многие журналисты утверждают, что самое трудное в написании любого материала - это начало. Вступление ещё называют наживкой для ловли читателя. «Разыгрывай твой самый большой козырь с самого начала», - писал американский журналист Карл-Уоррен. Это означает: самое интересное в первый абзац. Композиция, при которой сразу же излагается самое важное, вошла в учебники по американской журналистике в 30-е годы XX века. Мы, отечественные журналисты, стали её усваивать спустя более полувека. «Золотое правило Уоррена» графически изображалось в виде надвернутой пирамиды.

Наверху   -   то,   на   что   делается   основной   упор,   апогей;   затем   -   вещи,   имеющие второстепенный интерес,  наконец,  детали.  Эта картинка сохранилась  и до настоящего времени, каждый новичок знакомится с ней в справочниках по журналистской работе. Схема наглядна, но для нашего времени уже неверна. Пирамиду надо поставить на основание. Вершина - это самое важное, главная деталь, выраженная в первом предложении. Это гром

среди ясного неба, эффектный прием, рассчитанный на завлечение читателя, интересная новость, суть, смысл всей истории: «У меня стащили бумажник!» сообщение становится более обстоятельным, обрастает деталями, учитель красноречия Марк Квинтилиан, живший в первом веке нашей эры, любом событии или поступке составишь точное представление, если известны вопросы: КТО и ЧТО сделал, КОГДА и ГДЕ это было, КАК и ПОЧЕМУ это произошло? В наше время эти шесть «классических вопросов» составляют основу основ подготовки новостной информации, хотя многие журналисты, может быть, даже и не сумеют «с ходу» перечислить их и назвать их изначального автора.

«Стандартное вступление - лид в виде резюме - самое простое и верное начало», - писал Уоррен. По его мнению, лид - исходный пункт для всевозможных вариантов, а то, что такие варианты должны и могут быть, Уоррен сразу же объяснял своим ученикам.

Необходимость предлагать самое важное в первом абзаце имела и имеет много причин, мы знаем это. Но по меньшей мере одна из них в редакциях некоторых газет сегодня уже отпадает.

Ответы на шесть классических вопросов всегда должны были стоять в начале. Там они были в безопасности, потому что в спешке верстки основная часть статьи зачастую весьма радикально сокращалась. «В конце, -жаловалось не одно поколение авторов, - нас больше всего сокращают. А ведь именно здесь мы наиболее интересны и остроумны».

Есть и другая причина перестройки «пирамиды Уоррена» - заголовок. Заголовок и подзаголовок очень подробно повествуют о том, что сказано теми же словами во вступлении и, может быть, затем будет повторено в самом тексте в третий раз.

Лид (от английского lead - «вести, побуждать, руководить») - развернутый подзаголовок статьи, начало статьи в виде предложения, абзаца или нескольких абзацев в зависимости от сложности материала, который в мягкой, пригласительной форме способен привлечь внимание читателя к статье.

Появление лида как структурного элемента статьи обусловлено рядом факторов. В начале этого века заголовки стали набирать все более крупным шрифтом, количество слов в них уменьшилось, и, таким образом, первый абзац должен был отныне выполнять работу, которую прежде выполняли заголовки. Статьи сокращались по мере распространения грамотности, поэтому материал в них следовало излагать более живо. Газеты значительно увеличили объемы, из-за чего усилилась конкуренция за читательское внимание внутри газет.

У Радьярда Киплинга - а он начинал путь к славе как газетный репортер - есть стихотворение, в котором он назвал эти шесть вопросов своими «честными слугами», научившими его всему, что он знал и о чем писал. Вот один из вариантов несколько вольного, может быть, русского перевода этого стихотворения: Есть у меня шестерка честных слуг, Проворных, удалых. И все, что может быть вокруг, Я знаю именно от них. Я их гоняю как собак, Им нет покоя в дождь и тьму -Всем этим КТО и ЧТО, КОГДА и КАК, А вместе с ними ГДЕ и ПОЧЕМУ.

Наряду с этими традиционными шестью вопросами в западной прессе сложились также общепринятые формы подачи новостных материалов. Термином «корпус» в западной журналистике обозначается весь остальной текст после хедлайна и лида: ХЕДЛАЙН-ХЕДЛАЙН-ХЕДЛАЙН ли д-л и д-л ид-л ид-л ид-лид-л ид лид-л ид-лид-лид-лид-лид корпус-корпус-корпус корпус-корпус корпус

Хедлайн в буквальном переводе с английского - «заглавная строка». Лид в переводе можно обозначить как «первый ход» или «вводную часть». За этими журналистскими терминами стоит гораздо больше, чем за тем, что мы называем заголовком и началом материала. В западной журналистике им придается особо важное

значение в построении материалов. Важно отметить, что на их долю должно приходиться, по мнению некоторых специалистов, до 70 процентов общего смысла информации, и только 30 процентов на все остальное - независимо от суммарного количества строк в тексте.

Если   изложение   строится   по   принципу   нарастающего   интереса,   читатель   находится   в   известном напряжении. Если материал сделан достаточно умело, это заставляет прочесть его до конца и там добраться до главного, которое часто бывает довольно неожиданным. Построение такого материала графически можно

изобразить в форме пирамиды, стоящей на своем основании:

ХЕДЛАЙН

лид-лид-лид

лид-лид-лид-лид

корпус-корпус-корпус

корпус - корпус - корпус

корпус-корпус-корпус-корпус

Независимо от того, по какой конструктивной схеме излагается информация, важное значение имеет такой элемент построения материала, как разбивка текста на абзацы. Часто они являются в изложении своего рода опорными этапами, соответствующими избранной автором последовательности ответов на «классические вопросы». Никаких формальных норм размера абзацев нет. Это может быть один длинный пассаж, если он «держит» внимание читателя и не затрудняет чтения, или несколько коротких предложений. Основной критерий - здравый смысл журналиста и его забота о читателе. В фразах не должно быть лишних слов, а в абзацах - лишних фраз, равно как в картине - ненужных штрихов, а в машине - ненужных деталей. Но из этого не следует, что все фразы должны быть короткими, что нужно убрать все детали и давать только общую картину без ярких штрихов - отнюдь нет! Но зато каждое слово должно быть на своем месте и играть свою роль.

Существует ряд общих правил, применимых к лиду:

  1. цель лида - завладеть интересом читателя и задать тон статье, которой он предшествует;
  2. лид должен быть ясным и понятным.

Читая его, читатель должен задаться одним-единственным вопросом: хочу ли я прочесть эту статью? Ответом почти наверняка будет «нет», если первый абзац двусмыслен. Важно также, чтобы он не был перегружен ненужными сведениями, излишними подробностями.

-  лид должен быть самодостаточным.

За исключением определенной категории очерков, смысл лида не должен зависеть оттого, что идет после него.

-  никогда не начинать статью с придаточного предложения.

Например: «Несмотря на растущее число убийств...» Этот медленный подход уводит от главной мысли статьи и сбивает читателя. Придаточные предложения в начале фразы вообще имеют отвлекающее свойство.

  1. никогда не начинать статью с чисел, написанных цифрами.
  2. никогда не начинать статей с официальных титулов или полных наименований учреждений.

Крайне важен первый десяток слов. Если вы начинаете со слов "Управление министерства сельского хозяйства и водных ресурсов по контролю за чистотой окружающей среды объявило вчера...», читатели бросят читать, так и не узнав, что рыба, выловленная в их реке, отравлена и есть ее нельзя. Начать лучше с краткой формы названия, например: «Государственные эксперты по экологии», а еще лучше - сообщить, что случилось, а названия упомянуть позже.

  1. как можно реже начинать с цитат.
  2. не растягивать первый абзац.

В некоторых газетах даже существуют правила относительно наибольшей длины лида. Отечественные журналисты узнали о них из книги Я.  Воскобойникова и В.  Юрьева «Журналист и информация».

7.2. Типология лида

Вопросы    типологии    лидов    являются    теоретически    разработанными    в    исследованиях    западной журналистики. В настоящее время существуют различные подходы к выделению типов лидов. У авторов нет единого мнения относительно их наименований и количества. Существует типология, основанная на

шести ключевых вопросах журналистского материала.

«Кто?», «почему?»

Если в информации меньше разных аспектов или она уже успела приобрети достаточно широкую известность, то вполне приемлемыми могут оказаться лиды с акцентами скажем на «кто» или «почему» - например, такой: «В потрясшей весь мир  афере Ирангейт-Контрас основные  обвинения  поначалу  были  предъявлены малоизвестному полковнику Оливеру Норту. Однако скоро стало ясно, что такой прием был рассчитан на то, чтобы отвлечь внимание от причастности к афере куда более важных лиц в высших эшелонах власти». «Что?»

Тем не менее, в информации о более серьезных событиях и проблемах гораздо чаще все же наиболее подходящим вариантом оказывается лид типа, «что» особенно если ответ на этот вопрос по своему значению будет более важным или интересным, чем о людях, как это было в предыдущем примере. Подробности о них не должны загораживать главную суть информации, как это получилось в лиде такой корреспонденции из «Дейли»; «Министр продовольствия и сельского хозяйства С. К. Патин, выступая вчера в парламенте, заявил, чтопри нынешних ценах на мировом рынке правительство понесет значительные финансовые потери, если Индия увеличит экспорт сахара. Ущерб будет особенно ощутим, сказал он, по крайней мере в течениепервого года».

Здесь настоящая новость заключена в ответе на вопросы «что» и «почему», то есть возможный ущерб как парадоксальное следствие от увеличения экспорта сахара. Однако она заслонена второстепенными деталями - кто, что, когда и где сообщил об этом.

«Кто?»

Очень часто, однако, интересные события и проблемы так или иначе напрямую связаны с людьми, и тогда для информации о них лучше всего подходят лиды типа «кто». Новостями могут стать, скажем, успех на престижном конкурсе десятилетнего дирижера симфонического оркестра, трудная победа лидера оппозиции на выборах главы государства или присуждение «премии года» за роман-бестселлер дотоле неизвестному автору. Лиды типа «кто» вовсе необязательно относятся к информации только о людях. Это может быть, скажем, малоизвестная фирма, где сделано научное открытие общемирового значения, полицейское управление, обезвредившее местную мафию, небольшая народность с необычной судьбой,  природная стихия или промышленная   катастрофа   и  даже   какое-то   мистическое   явление   вроде   очередного   «приземления инопланетян», «кто», следовательно, может во многих ситуациях стать по сути дела заменой для «что».

В лидах для информации такого рода далеко не всегда легко определить, на чем именно лучше «сделать новость». Если, например, какой-нибудь «кто» достаточно широко известная «звезда» шоу-бизнеса, то одного имени достаточно для того, чтобы оно стало «гвоздем» новости. Но довольно часто бывает и так, что

гораздо любопытнее должность человека. Варианты «что» и «кто», пожалуй, чаще других служат основой для лидов в новой информации. В самом деле, именно эти вопросы мы почти автоматически в первую очередь задаем, когда узнаем какие-либо факты или иные сведения о «суете сует» в нашей жизни и в окружающем нас мире. Варианты с другими «классическими» вопросами в большинстве случаев ставят акцент на разного рода подробностях.

«Почему?», «как?»

Лиды типов «почему» и «как» чаще всего обращают внимание на необычные события или проблемы, суммируют их причины, объясняют характер происходящего, пробуждают интерес к дальнейшему чтению скажем, такие лиды всего из одной короткой фразы: «Почему Никсон потерял пост президента?» или «Как

произошла отставка Маргарет Тэтчер?».

Варианты «почему» и «как», может быть, и не всегда сами по себе становятся «гвоздем» новостной информации, однако вполне уместны, например, для эмоционального акцента: «Сегодня рано утром совершавший чартерный рейс в наш город американский транспортный самолет потерпел аварию. При заходе на посадку у него отказали сразу два двигателя. По рекомендациям с наземного поста управления полетами пилот успел освободиться в воздухе от горючего, и тем самым,

была предотвращена возможность взрыва при аварийной посадке. Самолет «пропахал» вблизи аэродрома фермерское поле и в результате сильно пострадал, но все находившиеся в нем люди остались живы»

«Где?», «когда?»

Лиды типов «где» и «когда» заслуживают внимания прежде всего потому, что в них содержатся «выходные данные», обязательные для любой новости. Однако в обстоятельствах места и времени, как таковых, заложена самая главная суть события или проблемы. Тем не менее, они могут стать основой энергичных и

привлекательных лидов.

Вот акцент на «где» в лиде репортажа о ходе работ на одной из важных строек в Индии в начале пятидесятых годов, которая вызывала интерес во всей стране.

«В диких горах близ Рихарды никогда прежде не было столько людей. В грохоте машин в одной из долин начинаются появляться очертания крупнейшей в штате Уттар-Прадеш плотины. Эта очаровательная местность когда-то вдохновила знаменитого писателя на хинди Муниши Премчандра создать один из

лучших своих романов. А в наши дли люди и машины свернуться там и со временем для того, чтобы завершить строительство, этой многоцелевой плотины точно в срок, намеченный правительственным планом».

Лид типа «когда» тоже может стать интересным элементом самой информации - например, в очередном сообщении на актуальную тему:

«Сегодня ровно в полночь на всех шахтах важнейшего для экономики страны угольного бассейна должна начаться забастовка, если к этому крайнему сроку, как его определил стачечный комитет, не будет, наконец, получен достаточно удовлетворительный ответ правительства по крайней мере на основные

требования шахтеров».

Практический опыт западной журналистики показывает, что лид вовсе необязательно должен замыкаться на «классические вопросы». Ответы на них сами по себе далеко не всегда могут «сделать новость». Необходимо использование специальных приемов, позволяющих создать качественный лид. Довольно часто в белорусской прессе встречаются длинные лиды-цитаты, что не всегда оправданно и действенно. Также наблюдается тенденция в лиде не раз передавать косвенную речь со ссылкой на источник информации: «Архангельская трагедия в Беларуси не повторится», - в этом уверен генеральный директор концерна «Белтопгаз» Леонид Рудинский. В подтверждение своих слов он сообщил, что в жилых домах началась замена обычных газовых кранов на шаровые, которые невозможно снять без специального инструмента. По его информации, и у нас бывали случаи, когда неизвестные перекрывали системы газоснабжения, «но чтобы воровали, пробки кранов, такого не было, - вспоминает Л. Рудинский. - Однако, как говорится, чем черт не шутит...» Доступ к кранам будет перекрыт еще и надежными защитными устройствами. (СБ. 2004. 22 апреля.)

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы

Как самой подстричь челку