Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2009 СМИ и медиакультура (Секция 5) МУЗЫКА МАССОВЫХ ЖАНРОВ В СОВРЕМЕННОМ КОММУНИКАТИВНОМ ПРОСТРАНСТВЕ (Шостак Геннадий Владимирович)

Шостак Геннадий Владимирович

Брестский государственный университет имени А. С. Пушкина

МУЗЫКА МАССОВЫХ ЖАНРОВ В СОВРЕМЕННОМ КОММУНИКАТИВНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

В последние десятилетия под влиянием научно–технического прогресса неуклонно совершенствуется и развивается окружающее нас коммуникативное пространство, охватывая собой все большее количество людей. Сегодня крайне трудно представить молодого человека, не имеющего компьютера и мобильного телефона. Internet упразднил географические расстояния и национальные границы. Новейшие технологии (компьютеры, коммуникаторы, смартфоны) становятся, с одной стороны, более функциональными, с другой – экономически доступными. Следовательно, создаются технические предпосылки для оперативного поиска практически любой информации – будь то фотография, книга, программное обеспечение, компьютерная игра, фильм или музыкальное произведение.

Многолетние наблюдения и эксперименты, проводимые педагогами, социологами и музыковедами, убеждают, что из всех видов искусства самый большой интерес в среде учащейся молодежи разных возрастов вызывает музыка, точнее, ее массовые, популярные области – диско, электро–поп, рэп, развлекательные направления рок–музыки. В силу своей экстравертированности, общедоступности и демократичности поп–музыка является самой тиражируемой через Internet, радио, телевидение и иные средства массовой коммуникации.

Важно отметить, что на протяжении последних десятилетий само коммуникативное пространство подвергалось изменениям, которые объективно не могли не влиять на бытование всех видов искусства, в том числе и музыки. Интересно проследить эволюцию коммуникативного пространства и функционирования в его пределах массовых музыкальных жанров.

Само понятие коммуникативного пространства исторически изменчиво. По широте охвата аудитории его можно подразделить на макро– и микропространство. Макропространство включает в себя учреждения, обеспечивающие хранение, воспроизведение и трансляцию всевозможной информации – библиотеки, концертные залы, кино– и драматические театры, дома звукозаписи, государственные и коммерческие магазины, торгующие книгами, аудио– и видеопродукцией и др., средства массовой коммуникации – глобальные или охватывающие население страны, либо региона, большие социальные группы, – телевидение, радио, печатные издания, а с середины 90–х гг. и Internet. Микропространства же образуются малыми социальными группами, ориентированными, как правило, на общение в неформальной обстановке, – объединениями по интересам, фан–клубами, поклонниками творчества того или иного исполнителя или группы и т. п. С развитием информационных технологий макро– и микропространства все интенсивнее интегрируются, проникают друг в друга.

В СССР коммуникативное макропространство было жестко контролируемо государством. Радио, телевидение, пресса, книжные издательства, всесоюзная фирма «Мелодия», обладавшая монопольным правом на выпуск грампластинок, формировали свою репертуарную политику с учетом потребностей государственной идеологии, и объективно не могли удовлетворять музыкальные запросы советского меломана.

Поэтому образовавшееся коммуникативное микропространство заполняли альтернативные источники информации. Подпольные рынки отличались широтой выбора. Там можно было приобрести по спекулятивной цене или обменять грампластинки производства капиталистических стран, более совершенные с точки зрения качества записи и визуального оформления. Те же, кому «забугорные» грампластинки были не по карману, довольствовались перезаписью альбомов зарубежных исполнителей и групп на магнитофонные носители – бобины или кассеты. Так складывалась индустрия звукозаписи, которая позволяла меломану удовлетворить свои музыкальные запросы за умеренную плату.

Наряду с зарубежной музыкой посредством магнитофонной перезаписи усилиями энтузиастов тиражировалась и отечественная музыкальная (и околомузыкальная) культура – так называемая «кассетная культура» (А. А. Вознесенский), выпуск которой в грамзаписи в те годы был немыслим. Таким способом распространялись записи бардов, а впоследствии – исполнителей «русского шансона» и рок–групп, интерес к которым со стороны аудитории в немалой степени подогревался ореолом запретности.

Информационный голод утолялся за счет служб зарубежных радиостанций, вещавших на СССР на русском и других языках бывших союзных республик («Би–Би–Си», «Голос Америки», «Немецкая волна», радио «Свобода» и др.) На волнах этих радиостанций регулярно передавались музыкальные программы для советской молодежи.

С 1967 г. в различных городах страны развивалась неформальная пресса (самиздат), распространявшаяся кустарным способом – посредством перепечатывания на машинке или фотографирования, но с оперативностью откликавшаяся на музыкальные события в Советском Союзе и за рубежом. В числе наиболее известных можно назвать газету «Менестрель» (Москва), журналы «Зеркало», «Ухо» и «Урлайт» (Москва), «РИО» и «Рокси» (Ленинград), «Бит–эхо» (Харьков)… Однако в условиях общественно–политической обстановки, сложившейся в СССР в годы застоя, широкое распространение подпольной прессы, аудио– и видеопродукции было невозможно.

В 60–е – первой половине 80–х гг. в ряде городов страны проводились не санкционированные властями слеты клубов самодеятельной песни (КСП) и квартирные рок–концерты (так называемые «квартирники»). Правда, аудитория, посещавшая подобные мероприятия, количественно была крайне малочисленной: организаторы и участники подпольных концертов, опасаясь репрессий, были вынуждены соблюдать жесткую конспирацию.

Положение кардинально изменилось после апрельского (1985 г.) пленума ЦК КПСС и XXVII съезда партии. Страна взяла курс на демократизацию и гласность, были легализованы многие жанры искусства, до тех пор считавшиеся спорными. Казалось бы, можно утверждать, что в результате реформы политической системы советского общества подпольное микропространство оказалось поглощено официальным макропространством.

Но середина 80–х – время весьма сложное и неоднозначное. Именно тогда в СССР формируются многочисленные молодежные субкультуры, в которых музыка служит символом, «опознавательным знаком», критерием отнесения к «своим» или «чужим» – металлисты (любители музыки в стиле heavy metal), панки (приверженцы панк–рока), волнисты (почитатели музыки «новой волны»). Иногда молодых людей объединяла любовь к творчеству того или иного коллектива: депешисты – поклонники группы «Depeche mode», арийцы – группы «Ария», алисоманы, киноманы и ГО’маны – соответственно групп «Алиса», «Кино» и «Гражданская Оборона» и т. п.

Со второй половины 80–х гг. на страницах популярных молодежных газет и журналах, в радиопередачах публиковались объявление о фан–клубе того или иного исполнителя или группы. Такие фан–клубы существовали официально, распространяли среди своих членов аудио– и видеозаписи на различных носителях, буклеты, постеры с фотографиями, вырезки из газет и журналов, билеты на концерты, футболки и прочую атрибутику.

В качестве примера такого объединения можно вспомнить «Армию «Алиса»», которая существовала на протяжении 90–х гг. В функции этого объединения входило информирование членов «Армии…» по почте о концертах группы «Алиса» в городах СССР/СНГ, рассылка пластинок, компакт–дисков, кассет, билетов и атрибутики группы. Члены объединения уплачивали взносы, которые позволяли им приобретать продукцию группы по льготным ценам. «Армия «Алиса»» имела официальный печатный орган – газету «Шабаш»…

Одновременно некоторые рок–группы противопоставляли себя официозу, образуя андеграунд (от англ. underground – подполье, подземелье). Представители андеграунда протестовали против коммерциализации жанра, выдвигая в качестве альтернативы ей понимание рока как «духовной субстанции», «экзистенциальной концепциии», «образа жизни». Поэтому они принципиально избегали контактов с филармониями, рок–клубами и звукозаписывающими компаниями, предпочитая тиражировать свои записи собственными усилиями «по старинке» – путем перезаписи с магнитофона на магнитофон, «из рук в руки» или – «от сердца к сердцу». Некоторое время спустя эти записи переиздавались в CD–формате.

В 90–е гг. среди любителей андеграундного рока в США, странах Европы и на постсоветском пространстве получают распространение так называемые фэнзины (от лат. fanaticus – исступленный, англ. magazine – журнал) – журналы небольшого формата, размножавшиеся преимущественно ксероксным способом, с помощью которых поклонник той или иной малоизвестной группы мог связаться с ней, задать интересующие вопросы, за символическую плату получить записи и атрибутику. Иногда фэнзины перерастали в полноформатные журналы. На территории Республики Беларусь в 90–е гг. выходили журналы и фэнзины – «Legion», «Cold forest» (Минск), «Terrorizine» (Гомель), «Симаргл» (Сморгонь) и др.

Таким образом, вновь образовавшееся коммуникативное пространство разделилось на микропространства по критерию принадлежности потребителей музыки к тем или иным субкультурам и неформальным объединениям.

С конца 90–х гг., когда Internet и CD–writer’ы становятся доступны среднестатистическому пользователю, начинается новый этап в развитии коммуникативного пространства. Он характеризуется постепенным размыванием границ между макро– и микропространствами. Само же коммуникативное пространство становится все более демократичным. Любой неизвестный музыкант, желая быть услышанным, может выкладывать свои записи для свободного доступа в Internet, самостоятельно тиражировать их с помощью CD–writer’ов в нужных ему количествах. Всемирная компьютерная сеть посредством файлообменных систем дает возможность поиска необходимой музыкальной информации…

Не секрет, что дети школьного возраста в большинстве своем с удовольствием овладевают элементарными навыками работы на компьютере на уровне пользователей. Персональный компьютер открывает перед ребенком неограниченные возможности для самовыражения и реализации творческих способностей, существенно повышает интерес к изучаемой дисциплине.

Однако готов ли школьный учитель к вовлечению новейших технологий в учебный процесс? Владеет ли он сам методикой работы с мультимедийными средствами? Умеет ли продемонстрировать с помощью компьютера учебный материал? Способен ли познакомить учащихся с жанровыми и стилевыми разновидностями массовой и академической музыки, используя возможности современного коммуникативного пространства? Увы, вопросы остаются открытыми.

В то же время в педагогических вузах возможности новейших технологий пока рассматриваются лишь на уровне абстрактного теоретизирования и пожеланий. В ныне действующих учебных программах по методике преподавания музыки вообще нет соответствующей тематики. Экспериментальные программы по использованию компьютера в учебной практике создаются педагогами–энтузиастами (Б. О. Голешевич, В. В. Деревских, Н. И. Евстигнеева, И. М. Красильников, В. П. Леонтьев, Е. В. Медведев, В. В. Медников, Ю. В. Петелин, В. А. Трусова и др.). Однако внедрение этих программ в практику носит локальный характер, ограничиваясь вузами, при которых они были разработаны.

По нашему мнению, занятия по методике преподавания музыки были бы более эффективны в сочетании с обучением студентов основам работы на персональном компьютере в следующих направлениях:

– набор текста в программах Microsoft Word, Wordpad, Блокнот;

– выход в Internet с помощью Internet Explorer, Mozilla Firefox или других программ аналогичного назначения;

– перезапись на CD/DVD при помощи Nero Burning Rom или Nero Express;

– набор нотного текста в Finale или Sibelius;

– редактирование аудиофайлов при помощи Cool Edit Pro (Adobe Audition) или аналогичных программ;

– освоение программы Караоке и цифрового синтезатора MIDI;

– создание простейших аранжировок при помощи Steinberg Cubase или аналогичных программ.

Также большую познавательную ценность представляют мультимедийные издания – в частности, «Viva» и «Энциклопедия популярной музыки Кирилла и Мефодия». К сожалению, пока не издана полноценная мультимедийная энциклопедия белорусской музыки.

Изучение студентами музыкальных специализаций основ компьютерной грамотности безусловно будет способствовать повышению эффективности учебно–воспитательного процесса.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы