Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2009 Современные лингвистические парадигмы (Секция 4) Семантическая и прагматическая организация нечленимых высказываний (Шумило Татьяна Витальевна)

Шумило Татьяна Витальевна

Белорусский государственный университет (г. Минск)

Семантическая и прагматическая организация нечленимых высказываний

Семантическая организация нечленимых высказываний весьма специфична, что целиком определяется их морфологическими и синтаксическими особенностями.

Можно предположить, что все в языке имеет свое определенное значение, которое может быть интерпретировано тем или иным образом. Однако некоторые лингвисты полагают, что нечленимые высказывания представляют собой чисто эмоциональные выражения, которые «не имеют ни референтного значения, ни какой–либо значимой грамматической функции» [1, с. 413–414].

Структурно нечленимые высказывания выражают «цельную, не расчлененную на отдельные понятия мысль» [2, с. 8].

Выражая, но не называя чувства и волю, нечленимые высказывания, тем не менее, осознаются всеми говорящими на данном языке и всем понятны, поскольку за ними закреплено определенное смысловое содержание.

Однако в изолированном виде, т. е. вне контекста, подобные высказывания не могут передавать какого–либо конкретного содержания. Но, «занимая позицию отдельной реплики, нечленимые высказывания приобретают пропозициональное прочтение. Конкретный диктумный смысл в этом случае передается анафорически, путем отсылки к ближайшему препозитивному контексту» [3, с. 66]:

1) Holy Mackere! Look at how start that skirt is!;

2) – Жену нынче выгнал из дому! – Да ну–у?.. – испуганно протянул большелобый тощий Самохин.

Нечленимые высказывания приобретают анафорический характер при включении в состав диалогической структуры. Употребляясь в качестве реплик–реакций, они могут вмещать в себя и пропозициональное содержание реплик–стимулов. В большинстве же случаев семантизация нечленимых высказываний происходит за счет ближайшего препозитивного контекста [3, с. 67], поскольку большинство нечленимых высказываний отличается многозначностью:

1) – Здравствуй, земляк, – отрывисто сказал Тарантьев (приветствие);

2) – Семья–то существует? А ты…разврат разводишь, терпимость веры. Я об этом на ячейке поставлю!… С твоего образа пример крестьянин должен снимать. Хорош был бы пример! – Ну, я е убью! – Здравствуйте! (удивление);

3) «Hello, «remarked one of the stoutwristed sole–workers to her at noon (приветствие);

4) «Hello, «he exclaimed, half to himself, «has Carrie gone?» (удивление).

Особый интерес представляют нечленимые высказывания, в которых эмоции составляют основное содержание. Нередко роль нечленимых высказываний играют речевые клише – полнозначные слова и их сочетания, в которых эмоциональный компонент вытеснил денотативное и сигнификативное значение, например, вот так так; damnation; черт и пр. Важнейшим семантическим признаком нечленимых высказываний является их тесная связь с контекстом и полная зависимость от конситуации: «…при попытке «вынуть» эти слова из контекста, от их семантики ничего не остается» [4, с. 8].

Таким образом, в плане семантической организации нечленимые предложения характеризуются анафоричностью семантики и высокой степенью ситуативной зависимости. Важную роль в семантизации нечленимых высказываний играет препозитивный контекст, а в случае его недостаточной информативности возрастает роль ситуативных показателей.

Нечленимые высказывания целиком и полностью обращены к сфере прагматических смыслов, поэтому для лингвистической прагматики это уникальный объект. Так, В. Н. Шаронов к основным признакам нечленимых предложений относит выражение «речевой интенции говорящего и ментально–эмоционального отношения лица к предмету речи или к актуальной экстралингвистической ситуации» [5, с. 90].

Но, несмотря на высокую степень прагматичности, не все нечленимые высказывания могут без поддержки конситуативных показателей однозначно передавать ту или иную интенцию участника диалога. Ибо большинство нечленимых высказываний – это полифункциональные коммуникативные единицы. Прагматическая многозначность разрешается только лишь в каких–либо конкретных диалогических дискурсах. Например:

I. переспрос непонятого:

1)Производится завещательный акт! Что завещаете…– недвижимое или движимое? – А? – Имущество, говорю, какое завещаете!– закричал нотариус, думая, что, видно, бабка глуховата.

2) «Still attracts a little, eh?» returned the other, affecting to jest.

II. побуждение к действию:

1)Чаю выпить, – а? …Я предложил поставить самовар, он согласно кивнул головой.

2) «Silence!» exclaimed the captain.

III. удивление:

1) Хлестаков. Я еду в Саратовскую губернию, в собственную деревню.

Городничий (в сторону, с лицом, принимающим ироническое выражение) В саратовскую губернию! А? и не покраснеет! О, да с ним нужно держать ухо востро!

2) «Would he put her to work? Oh, blessed fortune, could it be?»

IV. возмущение:

1) Таисия Николаевна. Маринка–то моя в четыре утра явилась! А?… И ведь ничего поперек сказать нельзя. Ты ей слово она тебе десять.

2) «Mercy!» interrupted Carrie. «I couldn’t pay any such rate as that.»

Основной позицией для нечленимых высказываний является расположение в составе реплики–реакии (в основном в начале реплики):

1)– По вашему мнению, кто убил?

– Вы!

Вот так клюква!– пробормотал он, дыша на окно и нервно рисуя на нем вензель.

2) – Когда еще такой случай будет? Сейчас развернуть среди матросов агитацию на этом, недовольных хватает, а в день суда начать вооруженное восстание…

Загнул, – хмыкнул Кащенко неопределенно.

3) «By George, I won’t stand that!» thought the thespian.

4) «Huh! There’s a lot back there yet, «said a man farther up, leading out and looking back at the applicants for whom the captain was pleading.

В репликах–стимулах нечленимые высказывания могут занимать финальную позицию. Они также могут оформляться вопросительной интонацией. Прагматическое назначение в подобных случаях заключается в снижении категоричности сказанного. Например:

1) – Нет, Петр Петрович, воскликнул он, наконец. – Эдак нельзя! Нельзя сегодня охотиться. Собакам чутье заливает, ружья осекаются…Тьфу! Задача!

2) Я хотела, чтоб его назвали Николаем, хотя бы потому, что я сама Антонина Николаевна. Но Виктор придумал ему имя – Максим. Ну Максим так Максим. Какая разница?

3) «Lie, eh!»– she said, fiercely, but with returning reserve; «you may call it a lie if you want to, but I know»

4) «If she raises a row now I’ll lose this thing. They won’t have me around if my name gets in the papers. My friends, too

Нечленимые высказывания можно рассматривать как подвид внутренней речи [6, с. 469], для их произнесения собеседник вообще не обязателен. В соответствии с этим положением Феликс Амека считает их «некоммуникативными высказываниями» [7, с. 46].

Однако мы не согласны с данным утверждением, так как, несомненно, нечленимое высказывание участвует в построении реплики, которая реализует не только какие–либо эмоции: страх, возмущение, удивление, восхищение и т. д. – но и используется коммуникантами с целью передачи своего коммуникативного намерения, чтобы добиться успешности акта речевого общения.

Таким образом, прагматическая ориентация нечленимых высказываний – это ориентация на урегулирование процесса интерактивного взаимодействия общающихся. Это своеобразные средства быстрого реагирования на происходящее в рамках определенного коммуникативного акта.

Литература

1. Киприянов, В. Ф. Нечленимые предложения в современном русском языке: автореф. дис. …канд. филол. наук / В. Ф. Киприянов. – М.: Изд–во МГУ, 1968. – 20 с.

2. Викторова, Е. Ю. Коммуникативы в разговорной речи (на материале русского и английского языков): дис. …канд. филол. наук / Е. Ю. Викторова. – Саратов: Изд–во Сарат. ун–та, 1999. – 195 с.

3. Колокольцева, Т. Н. Специфические коммуникативные единицы диалогической речи / Т. Н. Колокольцева. – Волгоград: Издательство Волгоградского госуниверситета, 2001. – 260 с.

4. Баранов, А. Н. Путеводитель по дискурсивным словам русского языка / А. Н. Баранов, В. А. Плунгян, Е. В. Рахилина. – М.: Флинта, 1993. – 207 с.

5. Шаронов, В. Н. Коммуникативы как функциональный класс и как объект лексикографического описания / В. Н. Шаронов // Русистика сегодня. – М., 1996. – №2. –С. 89–111.

6. Пешковский, А. М. Русский синтаксис в научном освещении / А. М. Пешковский. – 8–е изд. – М.: УРСС, 2001. – 452 с.

7. Ameka, F. Interjections: the universal yet neglected part of speech / F. Ameka // Journal of Pragmatics. – 1992. – Vol. 18. – P. 101–118.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы