Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2009 Социум как среда существования личности (Секция 2) Политическая деятельность Профсоюза аграриев Самооборона и Партии союза Самооборона в политической системе Польши в переходный период (Кучур Томаш)

Кучур Томаш

Университет Казимежа Великого в Быдгощи (г. Быдгощи, Польша)

Политическая деятельность Профсоюза аграриев «Самооборона» и Партии союза «Самооборона» в политической системе Польши в переходный период

Организацией, которая в середине 1992 г. добилась значительной огласки в политических кругах, выступил профсоюз аграриев «Самооборона». Внепарламентарная деятельность ПА «Самооборона» поспособствовала усилению радикальных настроений в рядах других социальных групп, и в среде крестьянства. По словам Яцека Василевского, для этой организации характерны были черты классического аграрного популизма и открытый призыв к использованию силы [1, c. 29]. История основания организации началась в августе 1991 г., когда по стране прокатилась очередная волна протестов фермеров. Волнения эти были вызваны невозможностью возврата аграриями взятых ими кредитов и безрезультатными переговорами этих же фермеров с представителями местных банков. Волнения бастующих привели к тому, что в Замостье перед зданием Воеводского управления был разбит так называемый «палаточный городок». Следующая волна протестов имела место 27 сентября 1991 г. По причине отсутствия ответа представителей властей на открытое письмо бастующих аграриев, на территории «палаточного городка» была организована голодовка. Эта форма протеста – что характерно – получила поддержку как со стороны ПСЛ, так и со стороны партии Независимый профсоюз «Солидарность» (NSZZ RI «S»). В итоге, 4 октября 1991 г. был создан Национальный комитет аграриев–должников, который частично пришел к соглашению с банками (в обоснованных случаях была даже приостановлена процедура продажи фермерских хозяйств с аукциона). Роль посредника в переговорах выполняло Министерство сельского хозяйства.

Результатом акции протеста явилось создание в Варшаве 18 октября 1991 г. Комитета защиты фермеров, который возглавил Анджей Леппер [2, c. 385]. На базе этого комитета был сформирован Профсоюз аграриев «Самооборона», который был зарегистрирован 10 января 1992 г. [3, c. 52]. 14 февраля 1992 г. предъявил правительству, возглавляемому Я. Ольшевским, требование списания долгов и разработки программы кредитов с низкой процентной ставкой. Правительство не согласилось с требованиями аграриев, в результате чего 9 апреля 1992 г. группа фермеров численностью около 100 человек заняла здание Министерства сельского хозяйства, одновременно провозглашая начало оккупационной забастовки. 15 апреля 1992 г. 11 фермеров начали голодовку [2, c. 385]. Захват Министерства сельского хозяйства продлился около двух недель, и этот срок был сполна использован президентом Л. Валенсой, который 27 апреля встретился с представителями «Самообороны» и заключил с ними соглашение, по которому было приостановлено начисление процентов пени по задолженности фермеров, и началась выдача новых, дешевых кредитов. Следует заметить, что президент Валенса не имел полномочий принимать подобные решения [4, c. 203]. Во время переговоров в Бельведерском дворце также было принято решение о созыве Совета по вопросам села и сельского хозяйства, в состав которого должны были войти представители парламента, ПА «Самооборона» и эксперты из аграрно–научных кругов. Задачей комитета было решение аграрного вопроса, в особенности в сфере кредитования и погашения задолженности [5]. В результате заключенного соглашения Министерство сельского хозяйства было освобождено, при этом: «Оцененный по достоинству в результате переговоров с президентом, Леппер взял реванш, дополнив заключенное соглашение петицией о необходимости отставки Ольшевского…» [4, c. 203]. Тем не менее, уже в конце июня – начале июля 1992 г. прокатилась очередная волна забастовок, поскольку банки продолжали осуществлять процедуры возврата предоставленных ими финансовых средств. И вновь дело дошло до вмешательства президента, которого представители «Самообороны» критиковали за невыполнение обещаний. Как заметил K. Горлах, лидеры «Самообороны» вышли из переговорного процесса, мотивируя это тем, что с правительством Я. Ольшевского «никогда не будет достигнуто соглашение» и объявили о продолжении забастовок до получения удовлетворительного решения [2, c. 387]. Это была последняя – в тот период времени – акция «Самообороны», если не считать гораздо менее массовой акции протеста в конце 1992 г., которая состояла в блокировке пограничных переходов с целью ограничения импорта мяса из стран Европейского союза и Литвы в Польшу [2, c. 387].

В период протестов фермеров также сформировалась партия Союз «Самооборона», зарегистрированная 12 июня 1992 г. [6]. Эта партия сформировалась на базе Профсоюза аграриев «Самооборона», Профсоюза металлургов и также ряды ее пополнили несколько представителей партии зеленых. «Самооборона» называла себя политической формацией народно–национального толка [7, c. 255]. В изданной прокламации Союза «Самооборона» утверждалось, что Польша погрязла в политическом и экономическом хаосе и в связи с этим ей грозит смертельная опасность. Поэтому представители ПА «Самооборона» «приняли решение сформировать в рамках партии организацию, которая представляла ее «политическую ветвь» [8, c. 1]. В опубликованных 21 июля 1992 г. идеологических и программных тезисах подчеркивалось, что Союз «Самооборона» является партией, которая призвана искоренить в людях инстинкт самосохранения, поскольку любые переговоры с представителями политической элиты «направленные на проявление безграничного уважения к сторонним экономическим и политическим директивам», безрезультатны. Необходимо организовать сопротивление актам расхищения народного имущества, уничтожения национальной культуры, просвещения и здравоохранения» [9, c. 1]. Также они утверждали, что вступление Польши в ЕЭС на условиях, которые ей навязали страны Запада, приведет к катастрофическим последствиям политического характера, среди которых «размывание» государственных и национальных границ. По их мнению, осуществленная в стране приватизация привела к тому, что народное имущество перешло в «чужие руки»: «Процедуру приватизации осуществляют разного рода либералы и Европейцы, с презрением относящиеся ко всему польскому» [9, c. 1]. По этой причине имели место следующие призывы: «Необходимо окончательно разоблачить историческое мошенничество, состоящее в том, что Польша якобы получила независимость. Необходимо раскрыть сущность нового порабощения страны, которое реализуется экономическими и информационно– пропагандистскими методами» [9, c. 1].

Союз «Самооборона» считал общество высокоорганизованным организмом, живущим по законам природы. В идейно–программных тезисах партии имела место следующая констатация: «В таких структурах должно гармонично сочетаться местное управление с сильно интегрированным центральным аппаратом управления… При этом необходима соответствующая структура власти, политически дифференцированной, но политически единой… Поэтому Союз «Самооборона» стоит на позициях ограниченной демократии и ограниченной экономической системы» [9, c. 3–4]. Профсоюз аграриев «Самооборона» являлся организацией, исключительно оппозиционной по отношению к правительству и большинству представителей политической элиты. Например, бюджет, принятый в 1993 г. они рассматривали как документ, который приводил к зависимости Польши от Международного валютного фонда и Всемирного банка, что, по мнению представителей «Самообороны», приведет к росту бедности и к дальнейшему разрушению сельского хозяйства [10]. Кроме этого, они утверждали, что АП «Самооборона» «решительно осуждает действия правительства, которые приводят к окончательному краху родной страны, а также действия тех депутатов, которые поддались на угрозу роспуска парламента, и, несмотря на осознание того, что, поступая таким образом, они стремились лишь сохранить свои депутатские мандаты, тем не менее продолжают при этом упрямо голосовать против интересов собственного народа» [10].

Первым серьезным политическим испытанием для партии Союз «Самооборона» (а также для альянса) были парламентские выборы 19 сентября 1993 г. Одновременно, помимо представителей «Самообороны», представители других избирательных комитетов, в особенности стоявших на защите интересов крестьянства, основную ставку во время избирательной кампании делали как раз на населении сельских областей страны.

В отличие от других организаций народного толка, образовавшихся после эпохи Солидарности активную избирательную кампанию вел именно Народный избирательный комитет «Самооборона – Леппера»1. Избирательные лозунги комитета были такими: «Может, а значит, должно быть лучше!», «Уверенность в завтрашнем дне каждой польской семье». В своей избирательной программе А. Леппер агрессивно противостоял, по его словам, разворовыванию Польши. В одной из избирательных прокламаций говорилось: «Безделье и лицемерие стали в Польше настолько распространенными, что грабеж и разбой в экономике называется предпринимательством, а разворовывание Польши – экономическими реформами» [11, c. 9]. Во время избирательной кампании «Самооборона» сохранила свои позиции, согласно которым пост– коммунистический заговор и заговор, имевший место после эпохи Солидарности, можно сравнить лишь с новой оккупацией страны [12, c. 116]. Данная политическая организация позиционировала себя как организацию неидеологическую, для которой забота о решении социальных проблем и защита национальных интересов являются основными направлениями политической программы. При этом представители «Самообороны» обращали внимание на то, что в стране предпринимаются попытки высмеивания, приуменьшения значения, или попросту умалчивание деятельности «Самообороны», которые, по словам этих же представителей, вызваны лишь страхом перед правдой. При этом они провозглашали следующее: «Нас всех обманули. Этот факт очевиден для каждого здравомыслящего поляка. Об этом свидетельствуют явления, очевидцами которых мы являемся и сопоставление действительности с обещаниями, уверениями и заявлениями польских и зарубежных политиков, которые принялись за дело восстановления капитализма в Польше любой ценой» [13, c. 453]. Основой политической системы «Самооборона» считала демократическую систему. Здесь уместно было бы заметить, что еще в 1992 г. говорилось о так называемой ограниченной демократии, ограниченной экономической системе [9, c. 3–4].

Что касается политического устройства, представители «Самообороны» высказывались в пользу однопалатного парламента и конституционных судов – Государственного трибунала и Конституционного суда, решения которых должны были быть окончательными. Поддерживался институт президентства РП, избираемого на всеобщих выборах, однако при этом предусматривалась возможности его отставки до истечения президентского срока конституционным путем в результате всенародного референдума, результаты которого должны быть обязательными для прочих политических и системных институтов. Также провозглашался принцип особо тесной связи между исполнительной, законодательной и судебной властью, который был прописан в новой Конституции РП, но в этом отношении представители «Самообороны» высказывались в пользу сохранения верховной власти парламентом.

В вопросах экономики важнейшей задачей являлось предотвращение процесса разложения и распада экономики. Во внешней политике – по словам представителей «Самообороны» – общественно–политическая жизнь должна иметь защиту от деятельности разведывательных служб иностранных государств. В свете этого позором считалось привлечение правительством на работу иностранных консультантов на различных уровнях государственной администрации. В вопросах международной политики эти же представители высказывались за гармонизацию отношений с наиболее важными политическими и экономическими партнерами Польши. Стремления к соблюдению политической последовательности, заключающейся в сохранении враждебной политике по отношению к России и Украине, признавались наиболее опасными. Имели место следующие утверждения: «Большой европейский континент, с которым мы соседствуем на востоке, должен быть для Польши дружественным континентом, большим рынком сбыта и источником обеспечения сырьем. От примирения с ними Польшу хотят отстранить ее закоренелые противники и враги, для которых Польша является конкурентом и препятствием в отношениях с востоком. Такая политика проводится странами Западной Европы во главе с Германией» [13, c. 463]. При этом признавалась необходимость европейской интеграции, хотя и в этом аспекте позиция была однозначной. Так, утверждалось, что Польша не может пойти на объединение с ЕС на условиях, которые диктуются Евросоюзом, поскольку такое сближение приведет к полной экономической и политической зависимости страны. Представители «Самообороны» высказывались за идею Европы из Отчизн, отрицая при этом идею еврорегионов, как противоречащую польским национальным интересам и ведущей к ограничению суверенитета и жертвованию национальным самосознанием в пользу европейского сообщества, что привело бы к »воскрешению призрака брежневской доктрины». Также высказывалась идея о провозглашении Польши нейтральным государством. В вопросах сельского хозяйства и экономики представители «Самообороны» придерживались убеждения, что Польша находится в драматичной ситуации. В связи с этим они представили программу спасения сельского хозяйства, которая представляла собой одновременно и фрагмент программы спасения польской экономики. Программа основывалась на следующих экономических тезисах: погашения задолженности и кредитование сельского хозяйства, введение окупаемых цен на основную продукцию сельского хозяйства, государственное вмешательство в сельское хозяйство, введение социального страхования и реформ в негосударственном и государственном секторах экономики [13, c. 451–474]. По предвыборным прогнозам, партия «Самооборона» должна была получить поддержку 1–2% голосов избирателей [14, c. 90].

В парламентских выборах 19 сентября 1993 г. приняли участие 14 415 586 человек, что составило 52,1% имеющих право голоса. В сейм (не считая немецкого меньшинства) пробились 6 политических партий и блоков: СЛД – 171 мандатов, ПСЛ – 132, УД – 74, УП – 41, КПН – 22 и ББВР – 16. Это означало крупный успех партии ПСЛ, которая, несмотря на то, что получила лишь 15,40% голосов избирателей, в пересчете на мандаты достигла результата в 28,69% голосов. Остальные политические блоки националистического толка получили следующее число голосов: ККВ «Отчизна» – 878 445 голосов, что означало 6,37% (для ККВ «Отчизна», представлявшей собой коалицию, избирательный порог составил 8% голосов), ПСЛ–ПЛ – 327 085, что составляло 2,37% и »Самооборона» – 383 967 голосов, то есть 2,78% [15, c. 57; 15, с. 10–12].

В отличие о тех политических групп, партия «Самооборона» действовала самостоятельно, и на протяжении всей декады 90–х годов критиковала действия различных правительств – (при этом расширяя свой электорат, в который в начальный период развития партии входили жители сельских областей, и который при этом пополнялся за счет прочих недовольных социальных групп, в частности, пенсионеров и безработных) – и большинства политических партий Польши, что – как оказалось – в результате привело к вхождению представителей партии «Самооборона» Республики Польши в парламент в 2001 г. Партия подчеркивала свою независимость от системы и принятие необычных политических решений, проявляющихся в форме забастовок, манифестаций, и т. п. Характерным является тот факт, что данная политическая группировка вела успешную борьбу за поддержку электората с ПСЛ. По опросам общественного мнения, в начале 2003 г. стало очевидным, что эта тенденция имеет долгосрочный характер и политические позиции партии «Самооборона» укрепилась [7, c. 227].

Подводя итог деятельности политических группировок националистического толка, следует сказать, что их деятельность осуществлялась в тот период, когда политические элиты этих формаций, а также политические элиты других партий, предпринимали попытки определить свое место в новом, демократическом политическом пространстве, сформулировать свою организационную структуру, которая позволила бы предпринимать эффективные политические действия. Но лишь немногие партии нашли свое место и обосновались в новой, постоянно эволюционирующей политической системе – что, по словам A. Антошевского, Р. Хербута и Я. Сроки, не отличается существенно от политической ситуации в других странах Центральной и Восточной Европы [16, c. 133].

Литература

1. Василевский, Я. Scena polityczna w postkomunistycznej (…) Polsce / Я. Василевский // Konsolidacja elit politycznych w Polsce 1991–1993; под ред. Я. Василевского. – Варшава, 1994.

2. Горлах, K. Nowe oblicze chіopуw polskich: cykle protestуw rolnikуw w okresie transformacji ustrojowej / K. Горлах // Dzieje i przyszіoњж polskiego ruchu ludowego. Т. 3 / ред. колл.: K. Басьцик, Я. Залева. – Варшава, 2002.

3. Partie i koalicje polityczne III Rzeczypospolitej / ред. K. A. Пашкевич. – Вроцлав, 2000.

4. Дудек, A. Pierwsze lata III Rzeczypospolitej 1989–1995 / A. Дудек. – Krakуw, 1995.

5. BZHRL, Komunikat z rozmуw przedstawicieli ZZR «Samoobrona» z przedstawicielami Urzкdu Prezydenta RP z dnia 28 kwietnia 1992 r. sygnowany m. in. przez: Mieczysіawa Wachowskiego, Andrzeja Zakrzewskiego i Andrzeja Leppera.

6. BZHRL, Poњwiadczenie zgіoszenia do ewidencji partii politycznych przez S№d Wojewуdzki w Warszawie z dnia 12 czerwca 1992 r., № ewidencji 144/92.

7. Wspуіczesne partie i systemy partyjne. Zagadnienia teorii i praktyki politycznej / редколл.: В. Сокул, M. Жмигродский. – Люблин, 2003.

8. BZHRL, Universaі Przymierza «Samoobrona». – С. 1.

9. Zaіoїenia ideowo–programowe: рrzymierze «Samoobrona». – 1992. – 21 июля.

10. BZHRL, Stanowisko ZZR «Samoobrona» z dnia 16 lutego 1993 r. w sprawie budїetu paсstwa na rok 1993.

11. BZHRL, Odezwa Ogуlnopolskiego Komitetu Wyborczego «Samoobrona» do spoіeczeсstwa polskiego.

12. Петшик–Зеневич, E. Wizerunku autoprezentacyjne… / E. Петшик–Зеневич, A. Зеневич.

13. Wybory 1993. Partie i ich programy / ред. И. Слодковска. – Варшава, 2001.

14. CBOS: serwis Informacyjny. – сентябрь 1993.

15. Гебетнер, с. System wyborczy: deformacja czy reprezentacja? / С. Гебетнер // Dlaczego tak gіosowano. Wybory prezydenckie 90 / ред.: С. Гебетнер, K. Ясевич. – Варшава, 1993.

16. Антошевский, A. System partyjny w Polsce / A. Антошевский, Р. Хербут, Я. Срока // Partie i systemy partyjne w Europie Њrodkowej / ред.: A. Антошевский [и др. ]. – Вроцлав,2003.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы

Смотрите описание автотрактор иваново тут.