Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2008 Эстетическое образование (Секция 7) ФЕНОМЕН МУЗЫКИ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА ЛИЧНОСТИ (Шевченко О. Г.)

Шевченко О. Г.

Белорусская государственная академия музыки (г. Могилев)

ФЕНОМЕН МУЗЫКИ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА ЛИЧНОСТИ

В современной культуре чрезвычайно возросла роль интеграционных процессов. Причин тому много, но главной из них остается не имевшая место в прошлом художественной культуры глобализация средств и результатов технического развития, способствующая образованию общего информационного поля. Активно влияют друг на друга и взаимопроникают политическое, философское, моральное, научное, художественное сознание. Закономерно, что исследования по искусству выходят из узких «цеховых» рамок, вбирая в себя широкую социально–философскую, культурологическую проблематику. Сосуществование различных стилей жизни породило ряд проблем нравственного порядка и, как следствие, — затруднение молодежи в выборе ценностных ориентаций. Наиболее универсальный путь становления духовной культуры личности — воспитательное воздействие искусством звуков, целенаправленное введение в мир музыки.

Если подходить к музыке как к явлению духа, духовной жизни человека, как к обнаружению его креативных способностей, то есть как к сотворению новых ценностей, то тогда и обнаружится необходимость для более широкого познания самого феномена музыки [1, с. 34]. Музыка сама по себе двойственна. Ее суть раскрывается там, где кончаются слова и видимая реальность. В ней есть простор для личностей, наделенных даром воображения, для музыкантов самых разных темпераментов. Она допускает импровизационность, слияние процессов создания и исполнения. Вместе с тем, она организована по законам времени и пространства. Каждое музыкальное произведение — относительно замкнутая система отчета, со своими «полями тяготения». Следовательно, профессиональный музыкант обязан мыслить не только частно–научными понятиями (гармония, полифония, форма), но и широкими общенаучными категориями, располагать данными новейших гуманитарных и психологических знаний. Попытку синтезировать положения смежных наук — семиотики, лингвистики, психологии, нейрологии, эстетики, этики, аксиологии, системного подхода — с широко понимаемым музыковедением предприняла В. Холопова в своей работе «Музыка как вид искусства» [2]. Указывая на тесную взаимосвязь литературы, живописи, музыки, художественной критики, общественной мысли Г. Свиридов отмечал, что «эта живая связь, это взаимопроникновение культуры всегда сообщало духовной жизни нашего отечества какую–то особую глубину, наполненность, особую значительность». По словам современного композитора В. Мартынова, предназначение музыки заключается не в том, чтобы ее звучание услышал кто–либо, но в том, чтобы звучание это могло способствовать расширению горизонтов бытия. «…музыка — это не то, что слышится, и даже не то, что звучит, но то, чем звучит звук, и то, что звучит в звуке, а также то, что своим неслышимым звучанием обеспечивает само существование форм бытия» [3, с. 7]. Г. Орлов критикует распространенную точку зрения о музыке как универсальном языке: « [музыка] дает человеку шанс вступить в жизненно важный контакт с трудно доступными уровнями существования… <…> Музыка <…> ассимилируется в индивидуальном опыте и проживается как реальность. При этой установке она перестает служить объектом, противостоящим субъекту, но становится тем, что происходит со слушателем. Такой контакт с музыкой возникает только тогда, когда она становится его реальностью, когда, оставив суждения, он теряет в ней свое «я», отождествляется с ней, — становится частью, тождественной целому» [4, с. 366]. Потребность в самовыражении, творчестве, эмоциональных впечатлениях всегда была свойственна человеку. В этом процессе весьма существенная роль принадлежит музыкантам–исполнителям. Выполняя функцию «транслятора идей», они оказывают колоссальное влияние на вкусы и души людей. Прослушав великое произведение, мы не расстаемся с ним, оно продолжает в нас жить и формировать наш духовный мир, преобразовывая его и претерпевая метаморфозы само.

Музыка в наше время звучит повсеместно. Сегодня она оказалась наиболее доступным предметом в сфере потребления духовных ценностей и стала необходимым условием жизни молодежи. Вместе с тем, зачастую музыкальные вкусы молодых людей формируются стихийно, в большинстве своем они не знают ни классическую, ни народную музыку, музыкально–художественные критерии смещены. В результате, молодежь становится легкой добычей шоу–бизнеса. Какова звучащая палитра нынешней музыкальной культуры? В ХХ веке Д. Кабалевский отмечал три главных направления развития музыки: первое — современная музыкальная классика, магистральное русло, музыку которого мы связываем с именами Баха и Моцарта, Рахманинова и Прокофьева, Бартока и Энеску, Бриттена и Вила Лобоса. По обе стороны этого течения, часто противостоя друг другу, развивались многочисленные формы «поп–музыки» и музыкального «авангарда» [5, с. 12]. В начале XXI века произошли кардинальные перемены в соотношении пластов музыкальной культуры, и, прежде всего, — музыки академической традиции и массово–развлекательной. Звуковая среда, на фоне которой развертывается сегодня музыкальный процесс, свидетельствует о фундаментальных преобразованиях в музыкальном макрокосмосе, колоссальном расширении влияния музыки и ее места в обществе. В наши дни, когда плоды технической инженерии создают реальную альтернативу оперно–сценической и концертно–филармонической практике, весьма важным представляется привлечь внимание музыкальной общественности к актуализации классического наследия. Среди форм музыкальной пропаганды наиболее оптимальным образом отвечающих запросам массового слушателя является лекция–концерт. В качестве центров проведения подобного рода мероприятий могут позиционировать себя музыкальные учебные заведения, а также такие доступные очаги культуры, как библиотеки и музеи.

Литература

1. Арановский, М. «Музыка — явление бесконечное…» / М. Арановский // Музыкальная академия. — 2004. — № 1. — С. 31—35.

2. Холопова, В. Музыка как вид искусства. Учебное пособие / В. Хлопова. — СПб.: Лань, 2000 — 320 с.

3. Любимов, А. Портрет художника в запредельности / А. Любимов // Музыкальная академия. — 2006. — № 2. — С. 6—12.

4. Орлов, Г. Древо музыки / Г. Орлов. — СПб.: Композитор, 2–е изд., 2005. — 467 с.

5. Яконюк, В. Музыкант. Потребность. Деятельность / В. Яконюк. — Минск: Белорусская академия музыки, 1993. — 147 с.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы