Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2008 Эстетическое образование (Секция 7) Влияние субъективного фактора на восприятие музыкального образа студентами (Фунт В. А.)

Фунт В. А.

Белорусский государственный педагогический университет им. Максима Танка (г. Минск)

Влияние субъективного фактора на восприятие музыкального образа студентами

В музыке выражается мир человеческих чувств, мыслей и стремлений, их динамика, развитие, их взаимопереходы и тончайшие нюансы. Жизненное содержание музыкального образа познается слушателем как сложный процесс его становления. Только в том случае, если его становление понятно субъекту, музыка раскрывается ему в своих эмоциональных качествах. Изучение особенностей музыкального восприятия слушателей необходимо для раскрытия специфики восприятия и эмоционально–эстетического воздействия музыки на человека.

Исследования музыкального восприятия в области психологических наук представлены на современном этапе двумя основными направлениями: психофизиологическим, в котором изучаются регистрируемые приборами органические реакции слушателя во время восприятия музыки или отдельных ее компонентов, и собственно психологическим. Значение психофизиологического направления бесспорно велико: физиологическое воздействие музыки всегда значительно, однако, органические реакции слушателя, фиксируемые электроэнцефаллограммой, измерением кожно–гальванического рефлекса составляют лишь одну из сторон восприятия музыки — элементарные чувствования (удовольствие — неудовольствие, возбуждение — торможение и т. д.), в то время как, содержание музыки образует эмоции более высокого порядка, изучением чего и занимается психологическое направление.

Данное направление представлено в первую очередь опытами, в которых слушатели словесно (устно или письменно) характеризуют свои зрительные и эмоциональные представления при восприятии музыки. В одних экспериментах используются открытые вопросы (испытуемый сам, собственными словами описывает свои настроения, ассоциации), в других — закрытые (слушателю предлагаются перечни эпитетов, из которых он должен выбрать те, что подходят, по его мнению, к прослушанной музыке).

Так, в работе В. И. Петрушина музыкальные произведения были использованы в качестве стимульного материала в методике проективного типа, с помощью которых автор обследовал 220 старшеклассников — учащихся обычных московских школ и воспитанников исправительных учреждений. Испытуемым предъявляли для прослушивания четыре разнохарактерных музыкальных фрагмента и просили написать рассказ на свободную тему, ориентируясь на те образы, которые навевает музыка. Анализ сочинений показал глубокие различия между обследованными группами по тематике и эмоционально–динамическим особенностям текстов. Использованный В. И. Петрушиным музыкальный материал оказался проективным для юных правонарушителей, но не спровоцировал обычных благополучных школьников на раскрытие их проблем и конфликтов [3, с. 157—164].

А. Г. Костюк предположил, что воспринимая музыку, слушатель выделяет в ней основные узловые пункты развития материала, он слышит трансформации звуковой ткани, объективирующей становление художественных образов. В своем экспериментальном исследовании он продемонстрировал, что узловые моменты воспринимаются слушателями как «центры» их эмоционально–эстетического отклика, как наиболее волнующие, «красивые» фрагменты произведения, и что именно в том, как они выделяются, схватываются, и проявляются различия в зависимости от сложности музыкального произведения и культуры слушателей [2, с. 45—58].

Попытка подойти к одной из самых сложных проблем в области музыкальной перцепции — проблеме формирования целостного образа произведения — была сделана еще в работе С. Н. Беляевой–Экземплярской [1, с. 19—23]. Следует также отметить исследование В. Г. Ражникова [4, с 137—141], в котором изучалось аффективное содержание музыкального образа. Методика «Партитурная транскрипция», предложенная В. Г. Ражниковым, позволила классифицировать разные этапы формирования «чувственного целого».

Все исследования проблемы восприятия музыки ценны, так как позволяют судить о восприятии и воздействии и музыкальных форм, и их содержания. Однако и они по–своему ограниченны: в большинстве случаев остается невыясненным, почему испытуемые по–разному воспринимают одно и то же произведение, либо указываются такие факторы, которые сами по себе не могут оказать решающее влияние (пол, возраст, и т. п.). Следовательно, на данном этапе исследований актуальным является вопрос о роли индивидуально–типических особенностей или субъективного фактора при восприятия музыки.

Изучая особенности восприятия сложных музыкальных произведений, мы и поставили своей целью, прежде всего, выяснить индивидуально–типические особенности восприятия музыки в процессе избирательного эмоционально–эстетического отклика и слышания становления художественных образов произведения той или иной сложности и, таким образом, осветить некоторые пути приближения слушателей с различной подготовкой к адекватному его осмыслению.

Осуществляя исследование мы исходили из предположения о том, что психологическая область восприятия музыки задается объективной многозначностью, присущей музыкальному произведению, и проявляется в его многочисленных и разнообразных, изменяющихся от слушателя к слушателю конкретных интерпретациях. Последнее в свою очередь, в значительной мере, определяется субъективным фактором, т. е. системой характерных для слушателя образов, сюжетов, тем.

В целях проверки данного предположения мы подобрали три музыкальных фрагмента, моделирующих различные эмоциональные состояния, настроения, переживания, а также разнообразную их динамику.

Стимульный материал:

1. И. Пахельбель «Канон». В звучании симфонического оркестра. Данное произведение передает состояния радости, торжественности, энергичности, празднества, бравурного настроения.

2. Дж. Гершвин «Летний день». Инструментальное звучание «Колыбельной Клары» из оперы «Порги и Бесс». В звучании симфонического оркестра. Звучание данного фрагмента передает необычайно лирическое, поэтичное, романтическое, элегичное настроение.

3. Ф. Шопен «Прелюдия до–минор». В звучании фортепиано. В данном музыкальном отрывке преобладают внутренние переживания человека: мятежность души, неспокойствие, тяжелые раздумья.

В эксперименте приняли участие 127 студентов Белорусского государственного педагогического университета им. Максима Танка различных специальностей: «География, белорусский язык, белорусская литература», «Биология. Химия», «Биология. Валеология», «Музыкальное искусство. Практическая психология», «Музыкальное искусство. Специальные музыкальные дисциплины», «Музыкальное искусство. Социальная педагогика».

После прослушивания каждого из музыкальных фрагментов испытуемые, исходя из требований инструкции, описывали мысленные картины или образы, которые возникли во время звучания музыки.

Было получено всего 381 описание. Полученные результаты рассматривались по индивидуальным различиям в видах представлений испытуемых (зрительных, двигательных, слуховых и т. д.).

Испытуемая Виктория Л. (специальность «Музыкальное искусство. Практическая психология») описывает фрагмент №1 следующим образом: «Образ таинственного, сказочного, манящего леса. Монотонные басы напоминают старые высокие дубы, колышущиеся из одной стороны в другую. На фоне всего этого возникает полетная тема — это потрясающее пение лесных птиц. Начинает одна, затем постепенно ее подхватывают другие. Все это сливается в единое гармоничное целое. Рай на земле».

В процессе восприятия данного музыкального фрагмента у испытуемой возник ряд преимущественно зрительных образов. Но наряду со зрительными представлениями имеются и другие: испытуемая не только зрительно представляет картину леса, — она при этом переживает и звуки, характеризующие эту картину: «…потрясающее пение лесных птиц. Начинает одна, затем постепенно ее подхватывают другие. Все это сливается в единое гармоничное целое» (слуховые представления).

То же сочетание видов представлений мы наблюдаем и в описании испытуемой Юлии Б. (специальность «География, белорусский язык, белорусская литература») по поводу музыкального фрагмента №1: «Лес, тишина, на траве лежит роса, но вот поднимается солнце и все начинает к нему тянуться: деревья, трава, кусты. Начинают в небе петь птицы. Далеко на горе распускаются цветы. Медленно течет река».

Встречаются и другие сочетания представлений. Так испытуемая Яна К. (специальность «Музыкальное искусство. Практическая психология») описывает музыкальный фрагмент №2 следующим образом: «Старый чернокожий чистильщик обуви. Сидит с раскрытыми глазами, медленно раскачиваясь, напевает под нос мелодию. Он думает, что завтра будет новый день, и он опять пойдет со своим старым ящиком чистить обувь; от старого человека пахнет гуталином и ваксой, его руки перепачканы». В данном описании испытуемая представила яркий зрительный образ, слуховой, а также и обонятельный.

Нужно отметить, что обонятельные впечатления оказались достаточно редки среди описаний испытуемых. Можно привести еще один пример. У испытуемой Марины Б. (специальность «Музыкальное искусство. Практическая психология») тот же фрагмент вызвал следующие образы и представления: «Озеро с чистой прозрачной водой, зеленый, яркий берег. Ива, высокая трава с массой красных, желтых точек склоняется, колышется под дуновением мягкого ветерка. Я закружилась, падаю в траву, ощущаю прохладу, запахи перебивают друг друга и смешиваются между собой. Новый запах — запах озера. Небо ясное, голубое, нежные облачка: вот собачка, вот петушок, вот корабль, ива, хомячок».

Иногда в представления включены и сами испытуемые. Татьяна С. (специальность «География, белорусский язык, белорусская литература») в описании музыкального фрагмента №2 представляет следующее: «Я просыпаюсь летним днем, в день своего рождения с очень хорошим настроением, открываю настежь окно. Вдыхаю приятный утренний воздух и наслаждаюсь прохладой. Потом спрыгиваю с окна первого этажа и бегу, куда глаза глядят, при этом я пою прекрасную мелодию. Жизнь прекрасна».

В проведенном нами экспериментальном исследовании испытуемым предлагалось прослушать музыкальные фрагменты без указания их названия, что позволило оценить и адекватность музыкального восприятия испытуемых.

Испытуемая Елена Д. (специальность «Музыкальное искусство. Специальные музыкальные дисциплины») так описывает свои впечатления от музыкального фрагмента №1: «При прослушивании данного фрагмента возникают ощущения возвышенности над земной суетой, возникает состояние свободы, представляется прогулка по средневековым замкам, прогулка в летний и солнечный день по зеленой траве мимо белого замка, который отражается в прозрачной воде озера». Сопоставление объективной основы данного музыкального отрывка с образами и ощущениями, возникшими у испытуемой, показывает несомненное соответствие субъективных представлений этой объективной основе. Так, испытуемая уловила и торжественность, и возвышенность музыкальной ткани, а также смогла определить и время написания произведения.

Иными являются представления, о которых рассказывает Наталья Д. (специальность «География, белорусский язык, белорусская литература») после прослушивания того же отрывка: «Средние века. Замок. Старый зал. Рыцарь в доспехах идет на встречу своей даме, слышны его и ее шаги. Они встречаются и, держась за руки, танцуют. Поле. Весна. Вверху — небо, птицы и солнце. Эти же люди кружатся на лугу, взявшись за руки, падают на траву и смотрят в небо. В их глазах отражаются белые–белые облака и голубое небо». В приведенном описании два, на первый взгляд никак не связанных между собой субъективных образа: представление о старинном замке и ощущение весны. Единственным объяснением такого течения представлений может служить то, что хотя в данный момент одного из двух представлений в переживании нет, но они были взаимосвязаны в прошлом опыте испытуемой. Как известно, ассоциативные связи большей частью возникают в процессе конкретной, жизненной практической деятельности, когда представления являются частями одного общего, целостного впечатления и содержательно соотносятся друг с другом.

Наряду с представлениями — репродукциями прошлых впечатлений встречаются и представления, в той или иной мере переработанные воображением. С образами воображения сталкиваемся в описании фрагмента №1 Светланой Б. (специальность «Музыкальное искусство. Практическая психология»): «Представляется сцена, которую часто используют в кинофильмах: в разгаре бала все вдруг замирает, и присутствующие обращают свое внимание на спускающуюся по лестнице хозяйку этого бала. Она грациозна, изящна, одета в голубое платье, медленно спускается вниз, где ее ждет молодой человек. Она подходит к нему и вместе с ним идет по огромному залу. Все восхищенными взглядами провожают их». Данная фантазия полна жизни: тут и яркая красочная картина празднества, и хозяйка, поразившая всех своим блеском и тема отношений влюбленных. Положительное значение этих субъективных представлений очевидно. Они близки самому музыкальному образу не только по общему характеру (атмосфера торжества, празднества), но соответствует ему и в некоторых деталях (бал, ощущение пространства, век). И однако же, несмотря на такую близость, эти представления воображения индивидуальны и неповторимо своеобразны (присутствие хозяйки бала, ее молодого человека). В данном случае они не только воплощают и в конкретной форме иллюстрируют объективный образ музыкального произведения, но, выступая в сознании слушателя в качестве своеобразной наглядной опоры восприятия этого основного образа музыки, создают предпосылки к более полному эстетическому наслаждению.

Как пример музыкального сочинения с более «субъективным» содержанием нами была взята «Прелюдия до–минор» Ф. Шопена. Данное произведение — фортепианная пьеса, для которой характерны тяжелые аккорды, минорный лад. В эмоциональном плане — ощущение безысходности, невообразимой тревоги, отчаяния.

Большинство испытуемых смогли воспринять главное настроение данного произведения — переживание страдания. Максим Ц. (специальность «Музыкальное искусство. Специальные музыкальные дисциплины») так описывает фрагмент №3: «Страдание; чувство потери; утешающие мысли, не имеющие силы, раздавленные скорбью. Фиксация отдельного психологического настроения. Безысходность, безнадежность».

Другой пример — испытуемая Яна К. (специальность «Музыкальное искусство. Практическая психология»): «Смирение с безысходностью. Тоска о несбывшихся мечтах и неудавшейся жизни. Вокруг ничего нет кроме эмоций, они — жалкий отголосок былого. Понимание того, что ничего нельзя изменить. Только я и смирение, тщетные попытки что–то изменить не приводят к успеху».

Зависимость наглядного субъективного образа от объективной основы (каковой в «Прелюдии» является глубокое человеческое переживание) как в первом, так и во втором примерах видна уже в том, что в обоих случаях возникли представления о человеческом переживании.

В отличие от образов, возникших у слушателей фрагментов №1 и №3, наглядных субъективных представлений при восприятии «Прелюдии» значительно меньше и они служат именно подспорьем для раскрытия объективного музыкального образа.

Итак, в ходе проведенного нами исследования было установлено, что отражение объективного музыкального образа в сознании испытуемых имеет некоторые общие тенденции, но в целом определяется субъективным фактором, то есть индивидуальностью воспринимающего: его мировоззрением, прошлым жизненным опытом, сферой интересов, уровнем музыкальной и общей культуры.

Литература

1. Беляева–Экземплярская, С. Н. О психологии восприятия музыки / С. Н. Беляева–Экземплярская. — М.: Русский книжник, 1923.

2. Костюк, А. Г. Некоторые вопросы восприятия музыкального произведения / А. И. Костюк // Вопросы психологии. — 1963. — №2.

3. Петрушин, В. И. Музыкальное восприятие как средство изучения личности школьника / В. И. Петрушин // Вопросы психологии. — 1986. — №1.

4. Ражников, В. Г. Партитурная транскрипция / В. Г. Ражников // Вопросы психологии. — 1980. — №1.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы