Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2008 Проблемы вербального и невербального общ. (Сек. 5) Коммуникативный потенциал нечленимых предложений (Шумило Т. В.)

Шумило Т. В.

Гродненский государственный университет им. Янки Купалы

Коммуникативный потенциал нечленимых предложений

Изучение нечленимых предложений получило новый всплеск интереса в связи с обращением лингвистики в сторону устной коммуникации, дискурсивного анализа речи, развития теорий речевого взаимодействия и конверсационного анализа.

Конверсационный анализ определяет разговор двух или нескольких лиц как способ социального использования языка, правила ведения которого очень похожи на правила любой социальной деятельности. Для обработки устных текстов используется детально разработанный инструментарий. Минимальной единицей коммуникативного взаимодействия считается диалогическая пара, или обмен репликами, интерактивный блок [1,с. 68]. Акцент при анализе делается на пограничных ситуациях: моменты перехвата речи собеседником или сохранения ее у говорящего, выявление соответствующих маркеров, прогнозирующих приближение или наступление таких ситуаций, либо знаменующих те или иные дискурсивные переходы в речи говорящего [2, с. 137; 3, с. 84]. Большое внимание в конверсационном анализе уделяется проблемам формальной организации и структурирования процесса разговора: описанию правил проведения последовательности речевых актов, способов перехвата слова в разговоре или передачи роли говорящего собеседнику, паузам, перебивам и т.д. Отмечается, что главная задача при структурировании разговора — поддерживать нормальное его проведение, исключать столкновения и «заторы», при которых несколько участников беседы говорят одновременно и никто никого не слушает. Технику хорошего ведения разговора И.А. Шаронов сравнивает с «дорожными правилами». Он утверждает, что «в последовательностях чередования реплик партнеров, аналогичных последовательности проезда автомобилей на перекрестке, и заключает в себе определенную форму «дорожного партнерства», при помощи которого заминки в разговоре выравниваются с помощью собеседников (подсказки при поиске необходимого слова и под.) для того, чтобы разговор продолжался в своем обычном темпе» [4, 209]. Однако, отличие от машины, стоящей перед красным светофором в ожидании своей очереди, «пассивный» участник разговора (слушающий) не является безмолвным свидетелем. Его вклад в разговор — «отклики», произносимые параллельно речи говорящего и не прерывающие его, оказываются необходимыми и крайне важными для процесса ведения разговора.

Перед говорящим, в свою очередь, стоят две основные задачи: а) отобрать нужный лексический материал — лексическое наполнение предложения; б) установить речевой контакт с адресатом и постараться достичь адекватного («предельно правильного») восприятия высказывания.

Первая задача решается в пределах лексического запаса, которым владеет говорящий, при «формировании, выражении и сообщении мысли».

Для выполнения второй задачи используются специальные синтаксические средства русского языка. Это обращение, именительный темы, вводные компоненты, эквиваленты предложения («нечленимые предложения»). Все они не входят в структуру предложения, не являются его членами. Однако они не имеют самостоятельного значения и могут быть употреблены только с предложением. Эти конструкции «обслуживают» предложение в речи. Говорящий отбирает и использует их с учетом коммуникативной ситуации.

Дискурсивный и конверсационный анализ привели к повышенному интересу лингвистов ко всякого рода «незначимой лексике», которая была объединена в единый класс «дискурсивных маркеров». Д. Шиффрин определяет маркеры в целом как «последовательно зависимые элементы, которые скрепляют единицы речи» и маркируют дискурс в отношении различных дискурсивных или контекстных факторов, таких как организация взаимодействия собеседников или указание на отношение высказывания к предыдущему тексту» [5, с. 31]. Дискурсивные маркеры, используемые в разговоре, могут одновременно выполнять несколько различных функций. Так, например, Д. Шифрин на анализе записей устной речи демонстрирует, что междометие О! (Oh!) в ряде контекстов может одновременно маркировать приятие собеседником роли слушающего, ориентацию его восклицания на предшествующее высказывание и восприятие содержания этого высказывания как новой и необычной информации.

Такими дискурсивными маркерами и будут нечленимые предложения. Нечленимые предложения — особый структурно–семантический тип предложений, характеризующихся устойчивостью, воспроизводимостью, целостностью, неспособностью к распространению, привязанностью к контексту, не делимых ни на одном уровне. В подобных единицах отсутствуют члены предложения. У слов, образующих нечленимые предложения, отсутствует номинативное значение. Данные предложения выражают лишь отношение говорящего к адресату или к сообщаемой информации. Основной функцией нечленимых предложений в языке является экспрессивно–оценочная, так как такие предложения обладают высокой степенью эмоциональности, экспрессивности [6, с.769].

По общему характеру выражаемого содержания выделяют следующие функционально–семантические группы нечленимых предложений:

1) нечленимые предложения, которые, употребляясь в вопросах–ответах разговорной речи, выражают утверждение или отрицание, согласие или не согласие говорящего с чем–либо. К утвердительным и отрицательным примыкают предложения, выражаемые модальными словами ничего и пустое, употребляемыми в ответных репликах диалогической речи и имеющими неопределенное по своему модальному характеру значение;

2) нечленимые предложения содержащие вопрос;

3) эмоционально–оценочные нечленимые конструкции, которые, не выражая непосредственно утверждения или отрицания, имеют значение положительной или отрицательной эмоциональной оценки высказываемого или создавшейся ситуации;

4) нечленимые предложения, выражающие волеизъявление, побуждение к какому–либо действию или к его прекращению;

5) этикетные формулы.

Нечленимые предложения, содержащие утверждение, как правило, или являются прямым положительным ответом на поставленный вопрос, или выражают согласие говорящего с чем–либо, подтверждение ранее сказанного. Подобные конструкции выражаются утвердительным словом да (yes), а также в зависимости от стиля и эмоциональной окраски другими словами со значением утверждения: как же, конечно, точно, ладно, хорошо, ok, sure, right и т.д. Например:

«В день моего рождения вы не должны мне отказывать,» — заявила она. — «Конечно».

«All right,» she would reply.

Нечленимые предложения с отрицательной коннотацией представляют собой отрицательный ответ на прямо поставленный вопрос, выражают несогласие говорящего с чьим–либо высказыванием или являются возражением говорящего на то, что им самим высказано. Они также могут, кроме отрицания, выражать ту или иную экспрессивную отрицательную оценку чьего–либо высказывания или поведения. В подобных конструкциях употребляются отрицательные частицы нет, ни–ни, no, слова неправда, едва (ли), ничего, пустое, nothing, don’t, nonsense, rubbish, far from it и т.д.:

«Вы курите?» — «Ни–ни, доктор запретил».

«Завтра приедете?» — «Вряд ли».

«Oh, no!» she said, leaning back.

Вопросительные нечленимые конструкции характеризуются отчетливой вопросительной интонацией и разнообразными оттенками значений в зависимости от лексического выражения вопросов, окружающего контекста или ситуации. Эта группа нечленимых предложений образуется при помощи утвердительных и отрицательных слов (да, нет, yes, no и др.), модальных слов, вопросительных частиц, междометий и междометных фразеологизмов (хорошо, right, ok, верно, неужели?, разве?, как так?, well?, eh?, huh?, really? и пр.) Например:

«Вы не уйдете? Нет?» — «Нет».

«Ну? Чего же ты ждешь?» — нетерпеливо спросила она.

«He hasn’t, eh?» said the girl, smiling.

«Well?» said Hurstwood.

Эмоционально–оценочные нечленимые предложения выражают эмоциональную оценку высказанного или оформляют экспрессивное отношение говорящего к наблюдаемым им явлениям. Предложения этого типа обычно бываю восклицательными. Они образуются посредством тех междометий или слов, близких к междометиям, которые могут выражать отношение говорящего или передавать его эмоциональную реакцию на происходящее или высказываемое (эх, а–аа, нда, гм, так–то, Боже мой, ah, God, lovely, blimey, aw и т.д.):

«А–аа!..» — удивлялся Костыль, слушая Липу.

«Гм… Это я, значит, духовную особу облаял…»

«Ah, how fortunate was Mrs. Vance».

«My Lord! What can you do with a man who drawls out a sentence like that?»

В группу волеизъявительных и побуждающих к действию нечленимых предложений входят предложения, выраженные междометием, которые, передавая эмоциональную реакцию говорящего на создавшуюся ситуацию, содержат призыв к определенному действию, просьбу о помощи, то или иное побуждение. Подобные предложения имеют различную степень экспрессивности и разное смысловое содержание в зависимости от характера выражаемого ими побуждения. В качестве оформлений подобных предложений выступают междометия и междометные фразеологизмы (тсс!, ну!, марш!, цыц!, караул!, полно!, tss!, go on!, now!, fire away! и т.д.):

«Ну иди, старик! Марш!» — сердито сказал офицер.

«Подал в отставку. Баста! Пять лет раздумывал и наконец решил».

«S–s–t», said the other girl. Behind over her mark.

«Silence!» exclaimed the captain.

В нечленимых конструкциях, выражающих различные этикетные формы, может содержаться модально–экспрессивная оценка чьего–либо высказывания или поведения, однако, данная оценка может и отсутствовать. В группу входят следующие слова и выражения: здравствуй, привет, всех благ, до скорого, чао, hello, bye, so long, keep well и пр. Например:

«Всех благ, Федор Федорович! Желаю скорее выписаться

«Hello!» remarked one of the stout–wristed sole–workers to her at noon.

В заключение хотелось бы отметить, что нечленимые предложения в силу их социокультурных и национально–языковых характеристик безусловно являются неотъемлемой составляющей речевого общения. Поскольку одним их важнейших принципов разговорной речи является принцип экономии, то, несомненно, нечленимые конструкции важная составляющая процесса коммуникации, ибо это наиболее экономные и краткие формы выражения отношения говорящего к объективному миру.

Нечленимые предложения функционируют в контексте, поэтому выражаемое ими значение неотделимо от языковой ситуации и базируется на пропозициях ее компонентов. Изучение подобных конструкции представляет широкую перспективу для исследования ввиду того, что не изучен прагматический потенциал переходных конструкций, имеющих усложненный смысловой план, не произведена типология коммуникативных ситуаций, в которых функционируют те или иные нечленимые конструкции.

Литература

1. Макаров, М.Л. Основы теории дискурса / М.Л. Макаров//М., 2003.— 280 с.

2. Sacks, H. A simplest systematics for the organization of turn–talking in conversati–on / H. Sacks [and others] // Language.— 1974.— 50(4).— P. 696—735.

3. Psathas G. Conversational analysis. The Study of Talk–in– Interaction. Qualitive Research Methods/ G. Psathas// Vol.35.— Sage Publ.— 1995.

4. Шаронов, И. А. Междометия в речевой коммуникации/ И. А. Шаронов// Эмоции в языке и речи: сб. науч. статей / под ред. И. А. Шаронова.— М.: РГГУ, 2005.— С. 200—220.

5. Schiffrin, D. Discourse makers/ D. Schiffrin. — Cambridge: Cambridge University Press, 1987.

6. Остапенко, Т.А. Семантическая организация нечленимых предложений/ Т. А. Остапенко // Русский язык: исторические судьбы и современность: материалы III Междунар. конгресса исследователей русского языка, Москва, 20—23 марта 2007 г. / МГУ им. М.В. Ломоносова; редкол.: А.А. Варламов [и др.].— Москва, 2007. — С. 769—770.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы