Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2008 Литература и фольклор (Секция 3) СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ ЯЗЫКА И РЕАЛИЗАЦИЯ ИХ В СКАЗКЕ (Кунтыш М. Ф. )

Кунтыш М. Ф.

Витебский государственный университет им. П. М. Машерова

СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ ЯЗЫКА И РЕАЛИЗАЦИЯ ИХ В СКАЗКЕ

Любое произведение фольклора было тесно связано с тем или иным кругом обрядов, исполнялось в строго определенной ситуации. Фольклорные произведения, сказку в первую очередь, можно считать полифункциональными произведениями в плане тех функций, которые они были призваны выполнять в человеческом обществе: передавать знания (знакомить с миром, природой, вещами), помогать овладевать речевыми навыками, учить общению, воспитывать первые общественные навыки, способствовать формированию личности ребенка, заряжать определенными эмоциями, развлекать, доставлять эстетическое наслаждение, помогать чувствовать красоту и выразительность слова, прививать вкус к образному языку. В связи с этим показалось интересным посмотреть на сказку с точки зрения представленности в ней тех ролей, которые присущи языку в жизни общества.

Социальные функции языка — это «круг обязанностей» языка в человеческом обществе, в разных сферах деятельности. Выделяют общественные функции языка, вытекающие из его роли в человеческом обществе, например важнейшая функция языка — коммуникативная, в которой язык выступает как универсальное средство общения людей, и внутриструктурные функции, представляющие собой проявление сущности и природы языка, такие, как мыслеформирующая, номинативная. Помимо основных внутриструктурных и общественных функций языка выделяют второстепенные, которые обусловливаются основными и взаимодействуют с ними, например регулятивная, фатическая.

Регулятивная (побудительная, апеллятивная) функция объединяет те случаи использования языка, когда говорящий ставит своей целью воздействовать на адресата. Сказки производят психологическое действие на ребенка, воспитывают, утверждают систему моральных ценностей. Обладая большим нравственным потенциалом, волшебная сказка учит ребенка оценивать дела и поступки людей в свете понятий о том, что хорошо и что плохо. Одна из школ в психологии велит относиться к сказке как к описанию возможных форм поведения. Сказка может объяснить ребенку, что будет, если… Сказки учат не отступать от намеченной цели, пробовать несколько раз, привлекать помощников. Психологи обращают внимание и на ролевые взаимодействия в сказках. Каждый персонаж позволяет описать определенную роль, которую человек может играть или даже брать в основу своего жизненного сценария.

Конечно, невозможно отрицать, что в сказке воплощена магическая (заклинательная) функция языка. Люди издавна осознавали особую роль слова, его магичность и всемогущество. Мифологическое сознание исконно приписывало слову трансцендентные свойства: магические возможности, внятность потусторонним силам. В произведениях фольклора нашла материальное, словесное воплощение вера человека в силу слова. Заклички содержат обращение к силам природы — солнцу, ветру, радуге, дождю. Магическая основа закличек — стремление людей воздействовать на природу при помощи слова, вызвать посредством слова желательные для трудовой деятельности человека явления. Это относится и к близким к ним по смыслу и употреблению приговоркам, которые содержат обращения к птицам и животным. Подавляющее большинство приговорок сохраняет характер древних заклинаний и заговоров. Вера в магию слова, в заклинание закрепилась и в сказке. Щука говорит Емеле: «Запомни мои слова: когда что тебе захочется, скажи только: «По щучьему веленью, по моему хотенью». Общей чертой отношения к слову как к магической силе является неконвенциональная трактовка языкового знака, т. е. представление о том, что слово не условное обозначение предмета, а его часть. А значит, произнесение слова закономерно влечет за собой появление предмета, что так ярко нам и иллюстрирует сказка. Отец Ивану говорит: «Выдь в чистое поле и крикни: «Сивка–бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!» Конь к тебе прибежит». Достаточно произнести нужное слово — и свершится чудо. К проявлениям магической функции относятся и табу. Эти древние запреты присутствуют в сказке в советах персонажам не делать того–то и того–то. Серый волк говорит Ивану–царевичу: «Ты птицу возьми, за пазуху положи, да смотри, клетки не трогай!»; Орел купцу говорит: «Смотри — не отмыкай ларчика, пока домой не воротишься». Старик указал на железную дверь: «Сюда без меня не ходи, а не послушаешь — на себя пеняй: не быть тебе живому». Таким образом магическая функция языка представлена и действует в самой сказке.

Сам же текст сказки также обладает магическими свойствами. Люди издавна пытались найти идеальные слова, породить тексты, обладающие особыми свойствами, способные воздействовать на слушателя. К ним относятся заговоры, молитвы, мантры, формулы гипноза и аутотренинга. Сказка, форма которой оттачивалась веками, по своей природе должна быть тоже отнесена к таким текстам. Ирина Черепанова относит фольклор к универсальным суггестивным текстам, создаваемым на протяжении длительного времени, передаваемым из поколения в поколение и продолжающим функционировать. [3, 5]. Суггестия (внушение) — возможности навязать человеку определенные действия, воздействовать на установки личности. Суггестия является компонентом обычного человеческого общения, но может выступать и как специально организованный вид коммуникации. Сказка обладает скрытым словесным воздействием, она способна внушать модели поведения, ценности, убеждения, жизненные сценарии. Сказкотерапия и решает подобные задачи.

Наиболее тесно с магической функцией слова связана эстетическая (поэтическая) функция языка. Внушающая сила искусного слова связана с древнейшими механизмами воздействия на человеческую психику, общими для искусства, магии, ритуала. Эстетическая функция состоит в том, что привлекает внимание сам текст, его звуковая и словесная фактура. Сам текст воспринимается как прекрасное, как эстетический объект. Эстетическая функция превращает текст в произведение искусства. Эта функция предполагает отображение действительности в форме конкретно–чувственных образов. Текст не просто информирует о предметах, событиях, а живописует изображаемое. Благодаря разным речевым средствам, он воздействует на эмоции и воображение ребенка, в результате чего изображаемое предстает в своей чувственной конкретности. Иными словами, сказка, как и любой другой художественный текст, дает возможность увидеть, услышать, прочувствовать и оценить то, что изображается. Сказка использует определенные образно–стилистические приемы. В олицетворении сохранились следы первобытных представлений, в частности анимизма и тотемизма. В сказке устойчиво повторяется образность. Постоянные эпитеты (чисто поле, столы дубовые, скатерти браные, серая кукушка, старый старичок, косой заяц, синее море, высокий дуб, палаты белокаменные, сахарные уста в сказке «Царевна–лягушка»), гиперболы, параллелизм, символика, образное сравнение, градация представлены практически в каждой сказке.

Познавательная (когнитивная, мыслительная) функция вытекает из связи языка с мышлением. Функция состоит в том, что язык служит средством познания, сбора и оформления знаний, накопленных людьми в процессе сознательной деятельности. Во–первых, сам язык выступает как орган мышления. Познавательная деятельность предполагает активный процесс мышления, направленный на постижение и изучение законов окружающей действительности. Язык (точнее система языковых значений как компонент сознания человека и речемыслительные механизмы сознания) участвует в процессах предметного восприятия и формирования представлений, понятий, суждений, умозаключений. Язык участвует в различных мыслительных операциях: сравнение, анализ, синтез, индукция, дедукция и т. п. Язык участвует в механизмах памяти. Во–вторых, язык выступает как «библиотека значений». Он участвует в фиксации, хранении и передаче от поколения к поколению общественно–исторического опыта людей. Значит, знания, приобретенные в процессе познавательной деятельности, фиксируются, хранятся, становятся доступными другим людям посредством языка. В историческом масштабе язык, храня и передавая социальный опыт людей, объединяет поколения во времени и тем обеспечивает непрерывность и единство истории человечества. В онтогенезе язык и языковое общение выступают как основное средство овладения общественно–историческим опытом человечества. Напрямую указывает на познавательную функцию языка такие цели сказок, как знакомство с окружающим миром, показ простейших взаимодействий между действием и его результатом. Кроме того, выделяется особая группа сказок, которые построены цепеподобно. «Цепные сказки» раскрывают причинно–следственные связи жизненных явлений. Так, из сказки «Петушок и бобовое зернышко» дети узнают, что масло делают из молока, молоко дает корова, корову надо кормить травой, траву косить, косу точить. Сама стройная композиция приучает ребенка логически мыслить: события в сказке разворачиваются в строгой последовательности.

Говорят и о существовании у языка кумулятивной функции, в которой язык выступает как средство накопления и хранения информации. Язык есть важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире. Совокупность знаний, запечатленных в языковой форме (в лексике, фразеологии, грамматике), — «языковой промежуточный мир», «языковая репрезентация мира», «языковая модель мира», «языковая картина мира» (термины, используемые в различных концепциях).

«Поэзия народа есть зеркало, в котором отражается его жизнь со всеми характеристическими оттенками и родовыми приметами». Это «есть еще и его сознание, отпечаток его духа, выражение его понимания жизни», — отмечает В. Г. Белинский в рецензии на книги сказок. Сказки выражают вкусы, склонности, интересы народа, трудовой образ жизни, подневольный труд; отражают весь свод правил народной жизни. В этом плане можно говорить и о наличии у языка «культурной функции», суть которой состоит в том, что язык является средством накопления и хранения культурно–исторической информации, средством познания народа. Язык как фактор формирования культурных кодов и способ усвоения культурной информации. В каждом языке заложено самобытное миросозерцание, он выразитель особой национальной ментальности. Разные языки — это различные видения мира. Однако специфические особенности национального языка создают «не какую–то иную, неповторимую картину мира, отличную от объективно существующей, а лишь специфическую «окраску» этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культуры данного народа» [1, 50]. В словах и их значениях отразились и дошли до наших дней факты жизни наших далеких предков, условия их труда. Внутренняя форма слова — «это как бы историческая память языка, доступная говорящим, след вчерашнего видения предмета, которое оттеняет его сегодняшнее понимание» [2, 57]. Основные сказочные мотивы и сюжеты непременно связаны с важнейшими ритуалами жизненного цикла человека.

В сказке реализуется и эмоционально–экспрессивная (эмотивная) функция, о которой говорят, когда наблюдается эмоциональное самовыражение говорящего, обнажается его эмоциональное состояние, прямо выражается субъективно–психологическое отношение говорящего к тому, о чем он говорит. Эмоции — одна из форм отражения, познания, оценки объективной действительности. Эмоциональная функция в сказке реализуется в двух планах. Во–первых, сами персонажи испытывают определенные эмоции, персонажей даже называют иногда персонифицированными эмоциями. Во–вторых, сказка обладает эмотивностью — лингвистической характеристикой текста как совокупности языковых средств, способных вызвать у слушателя или читателя эмоции. Уже присказка эмоционально настраивает слушателя. Эмоциональность выражается на всех уровнях языка. В фонетическом плане это интонация и звукопись. Лексические средства — это слова, называющие эмоции (голову повесил, не тужи, обрадовался, закручинился, невесел, горевать, напугались, не бойтесь, веселиться, запечалилась, приуныла, поплакал–поплакал, несчастье, осерчал, пожалей, залился горькими слезами («Царевна–лягушка»); междометия (так что ж, что ты, эх, ах), эмоциональные частицы (вот это); слова, в которых эмоциональность достигается аффиксацией (сынки мои любезные, шапчонку, дождик, старичок, клубочек, избушка). Среди синтаксических средств можно назвать восклицательные предложения (Ах, Иван–царевич, что же ты наделал! Где же в море яйцо найти!)

Коммуникативная функция как предназначенность языка быть орудием общения также присутствует в сказке. Во–первых, сами персонажи передают друг другу информацию с той или иной целью. Во–вторых, сама сказка — это информация, т. е. сведения, доступные для понимания ребенка.

Таким образом, основные социальные функции языка реализуются в сказке. Причем реализация происходит как бы в двух планах: во–первых, внутри сказки как модели жизни, во–вторых, во взаимодействии текста и воспринимающего его субъекта.

Литература

1. Маслова, В. А. Введение в лингвокультурологию / В. А. Маслова. — М.: Наследие, 1997.

2. Мечковская, Н. Б. Социальная лингвистика / Н. Б. Мечковская. — М.: Аспент Пресс, 1996.

3. Черепанова, И. Суггестивная лингвистика / И. Черепанова. — М., 1991

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы