Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2008 Лингвистика (Секция 2) СИСТЕМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ (Лапушинская Н. О.)

Лапушинская Н. О.

Витебский государственный университет им. П. М. Машерова

СИСТЕМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ

С традиционной точки зрения при исследовании семантики фразеологизмов непременно учитываются их системные отношения: синонимия, антонимия, омонимия и т. д. Таким образом, при характеристике ФЕ с лексемами со значением «названия частей головы» в русском, белорусском, немецком, английском и нидерландском языках в рамках их семантического аспекта, необходимо уделить внимание и семантическим категориям, ибо «проблема семантических категорий во фразеологии как аспект исследования семантических связей и внутрисистемных отношений языковых единиц является одной из важных проблем семантики» [1, с. 3].

Во фразеологии под вариантностью понимается способность одной и той же ФЕ выступать в двух, а то и более разновидностях их структуры, взаимозаменяемых в любом контексте. Вариантность элементов грамматической структуры и лексического состава представляет собой характерную особенность исследуемых ФЕ. Самым распространенным типом вариантности по результатам нашего исследования являются лексические варианты (или внутриязыковые синонимы). Для них характерна замена одного из компонентов, чаще глагольного, как, например, русск. взбрести / ударить / стукнуть в голову; глядеть / смотреть большими глазами; бел. развесіць / распусціць вушы; браць / узяць рот на замок; нем. ein anderes Gesicht aufsetzen / machen / aufstecken; jemandem auf den Mund schauen / starren; англ. burry / hide one’s head in the sand; clap / lay / set eyes on smb. / smth.; нид. een oogje dichtdoen / sluiten; in het oog vallen / springen / lopen. В нидерландском языке этот тип вариантности распространен в меньшей степени. Встречается варьирование именных компонентов: русск. черт / бес / леший дёрнул меня за язык; и усом / бровью / глазом / ухом / носом не ведет; бел. дах / страха над галавой; кідацца рап’ём / асой у вочы; нем. den Schalk / Schelm im Nacken haben; sich auf die Zunge / die Lippen beiben; англ. the desire / light of smb. ’s eyes; the eye of day / of heaven; нид. zijn ogen zijn groter dan zijn maag / buik; zijn tanden doen hem geen zeer / pijn meer. Варьироваться могут как соматические, так и несоматические именные компоненты, как стержневые, так и зависимые. Имена прилагательные, причастия и имена числительные тоже могут иметь варианты: русск. дурной / лихой / худой глаз; в оба / два / три глаза; бел. слабы / слабаваты на язык; тугі / тугаваты на вуха; нем. eine gelдufige / fertige / flinke Zunge haben; ein Gesicht machen wie 3 / 7 / 8 / 14 Tage Regenwetter; англ. black / blue in the face; have a long / loose tongue; нид. met een stalen / effen gezicht; gekruld / kroes haar, gekrulde / kroeze zinnen. Иногда варьируются наречия: бел. язык дрэнна / кепска падвешаны; валасы становяцца дыбам / дыба / дуба / дубка; нем. sich den Mund fransig / fusselig / wund / franslich reden; нид. heet en koud / koud en warm uit een mond blazen.

Взаимозаменяемые лексемы в большинстве случаев находятся в отношениях семантической или ассоциативной близости: а) синонимической: русск. натянуть / наставить / наклеить нос; точить / острить зубы; бел. закрываць / заплюшчваць вочы; не лезе / не ідзе ў рот; нем. die Augen auftun / aufmachen / aufsperren; durch den Kopf fahren / gehen; англ. one’s eyes draw / gather / pick strows; soft / touched / weak in the head; нид. God (Christus) een vlassen baard aanmeten / aandoen и др.; б) метонимическoй: русск. вешать голову / нос; бел. галава / лоб гуза шукае; нем. die Nase / den Kopf hochtragen и др.; в) принадлежащие к одной тематической группе: русск. на языке / на устах; мазать по губам / усам; бел. і вокам / вухам не весці; у вус / бараду; нем. sich auf die Lippen / die Zunge beiben; den Nacken / die Ohren steif halten; англ. more than meets the ear / the eye; before smb. ’s face / nose; нид. haar op zijn tanden / handen / tong hebben; de lip / neus laten hangen и др.

Грамматические варианты также свойственны исследуемым ФЕ, хотя и в меньшей степени. Морфологический подтип грамматических вариантов является скорее исключением, чем правилом для западногерманских языков, т. к. встречается крайне редко: нем. die Nase ziehen / verziehen; sich an / bei etwas die Zunge abbrechen / zerbrechen; diesen Zahn lass dir ziehen / ausziehen. Морфологические варианты в большей степени свойственны восточнославянским языкам. В структуре многих глагольных ФЕ легко варьируются формы времени, вида и наклонения глагола. Напр.: не ударить лицом в грязь — не ударю лицом в грязь — не ударишь, не ударит, не ударил бы, не ударь и т. д. лицом в грязь. В германских языках глаголы не имеют категории вида, поэтому таких вариантов по сравнению с восточнославянскими в данных языках нет. Некоторые субстантивные компоненты отличаются друг от друга падежными окончаниями (данное явление характерно для восточнославянских языков; в германских языках система флексий имен существительных бедна): русск. комар носа / носу не подточит; бел. з носа / носу кап, а ў рот хап; есці вачамі / вачыма. Многие компоненты могут употребляться как в единственном, так и во множественном числе: русск. глаз горит / глаза горят; закусить губы / губу; бел. вочы ў вочы / вока ў вока; вастрыць вуха / вушы. Такие устойчивые словосочетания, как русск. распустить язык / языки; развязать язык / языки; повесить голову / головы; вешать нос / носы; бел. ламаць галаву / галовы; даваць волю языку / языкам; малоць языком / языкамі; вышэй галаву / галовы; хадзіць на галаве / галовах, нельзя считать морфологическими вариантами, их нужно квалифицировать как две невзаимозаменяемые формы выражения категории числа.

Полная и краткая формы адъективных и причастных компонентов ФЕ также выступают в качестве морфологических вариантов: русск. остёр / острый на язык; боек / бойкий на язык; бел. повен / поўны рот; вока набіта / набітае. Подобные морфологические варианты в корне не свойственны грамматическому строю западногерманских языков.

Среди английских ФЕ самыми распространенными грамматическими вариантами являются синтаксические варианты с постпозитивным определением типа put the words into smb. ’s mouth = put the words into the mouth of smb., которые не характерны для исследуемых единиц немецкого и нидерландского, а также восточнославянских языков.

Поскольку существует грамматическая синонимия на синтаксическом уровне, то это явление можно встретить и в исследуемых ФЕ: not to turn a hair / without turning a hair / never turned a hair; without batting an eyelid / not to bat an eyelid. Эти грамматические варианты свойственны английскому языку.

Вариантность ФЕ может быть акцентологического характера: русск. на Ушко / на ушкО; бел. плЯскаць / пляскАць языком. Акцентные варианты часто создаются за счёт энклизы, т. е. переноса ударения со знаменательного слова на служебное (ср. туговат на ухо; водить за нос и др. ). Данный вид вариантности характерен для восточнославянских языков. Встречаются фонетические варианты: бел. на лобе / лбе не напісана; фіндос / хвіндос пад нос.

В составе исследуемых фразеологизмов сосуществуют полные и сокращенные разновидности одной и той же ФЕ, так называемые квантитативные варианты: русск. ветер в голове [гуляет]; зарубить [себе] на лбу; бел. па [самыя] вушы; волас у волас [голас у голас]; на ўсе трыццаць два [зубы]; нем. seinen [eigenen] Augen nicht trauen; [grobe] Augen machen; англ. under smb. ’s [very] nose; all my eye [and Batty Martin], нид. zijn mond [goed] kunnen roeren. Квантитативные варианты — редкость в нидерландском языке.

Сложные (смешанные) варианты также встречаются в изучаемых языках. Напр., в ФЕ валасы (волас) становяцца (падымаюцца, устаюць) дыбам (дуба, дыба, дубка) — морфологическая, лексическая и словообразовательная вариантность, в ФЕ [матчына (мамчына, маміна) ] малако на губах не абсохла (высахла, павысыхала) — квантитативная, лексическая и словообразовательная вариантность. Для нидерландского языка сложные варианты не типичны.

В последнее время появилось много работ, посвященных фразеологической синонимии (Ю. Ю. Авалиани, А. И. Алехина, Л. И. Ройзензон, М. И. Мугидова, И. Я. Ле–пешев и др. ) Отметим некоторые общие тенденции: ФЕ могут вступать в синонимические отношения, как между собой, так и со словом (хотя фразеологизм, как правило, всегда имеет некоторую дополнительную коннотацию по сравнению со словом); синонимия во фразеологии и лексике имеет ряд общих и отличительных признаков; существуют различные типы синонимов; следует различать синонимию и вариантность и т. д. Спорными остаются вопросы: должны ли синонимичные фразеологизмы соотноситься только с одной частью речи или допустимо соотношение с разными частями речи; должны ли ФЕ–синонимы иметь одинаковую дистрибуцию или позволительно разное окружение; в каких отношениях должны находиться значения фразеологизмов–синонимов — в тождественных и близких или тождественных и «предельно близких». Нам представляется правильной позиция исследователей, которые определяют синонимичные ФЕ как фразеологизмы тождественные и близкие по значению, т. е. способные указать на один и тот же денотат, но которые в состоянии отличаться оттенками значения, стилистической и эмоциональной окраской, а также структурной организацией и характером синтаксических связей. Подобные синонимы называются в лингвистической литературе идеографическими или понятийными. Фразеологические синонимические ряды могут состоять из двух, трех и более ФЕ. Характерными являются многокомпонентные синонимические ряды. Напр., значение «хитро, ловко обманывать» передается следующими ФЕ: рус. запудривать мозги, вкручивать мозги, налепить нос, натянуть / наставить / наклеить нос, водить за нос, вешать лапшу на уши, одеть шоры на глаза, бросать пыль в глаза, пускать пыль в глаза, морочить голову, заморочить голову, дурить голову, задурить голову, затуманивать голову, крутить голову; бел. вадзіць за нос, вешаць лапшу на вушы, дурыць галаву, задурыць галаву, замазваць вочы, замыльваць вочы, кампасціраваць мазгі, муціць галаву, пудрыць мазгі, пускаць пыл у вочы, сляпіць вочы, туманіць вочы, туманіць галаву; нем. jemandem Sand in die Augen streuen, jemandem eine Nase drehen, jemandem eine lange Nase machen, jemanden an der Nase herumfьhren, eine glatte Zunge haben, mit gespaltener Zunge reden; англ. speak with forked tongue, do smb. in the eye, pull the wool over smb. ’s eyes, throw dust into smb. ’s eyes, make / pull a long nose at smb.; нид. mit twee tongen spreken, een dubbele tong hebben. Данный и другие синонимические ряды могут быть расширены за счет несоматических ФЕ.

Явление антонимии встречается во фразеологии реже. Фразеологические антонимы — это выражения с противоположным значением, т. е. противопоставляемые по своей денотативной соотнесенности, с однотипной или разной структурой, с одинаковой или разной стилистической и эмоциональной окраской, имеющие одинаковую сочетаемость со словами свободного употребления. ФЕ, которые могут употребляться то с частицей не, то без нее, не являются антонимами, это отрицательные формы ФЕ. Многие фразеологизмы–антонимы характеризуются частичной тождественностью компонентного состава: рус. с закрытыми глазами — с открытыми глазами; бел. вочы адкрываюцца — вочы заплюшчваюцца; нем. jemandem leicht von der Zunge gehen — jemandem schwer von der Zunge gehen; англ. be hard in the mouth — be light in the mouth; нид. een open oog voor iets hebben — geen oog voor iets hebben и др. Компонентный состав антонимов может и не совпадать: рус. хоть глаз выткни — хоть иголки собирай; бел. хоць вока выкалі — хоць іголкі збірай. Один синонимический ряд может быть антонимичным по отношению к другому синонимичному ряду. Это явление получило в лингвистической литературе название «антонимо–синонимический ряд».

Фразеологическая омонимия — явление, вызывающее наибольшее количество споров. По сравнению с лексикой во фразеологии еще не выработаны однозначные критерии разграничения полисемантических и омонимических ФЕ, именно поэтому фразеологические словари относят к омонимам единичные выражения. Во «Фразеологическом словаре белорусского языка» в качестве омонимов описываются две пары ФЕ, во «Фразеологическом словаре украинского языка» нет ни одного омонима, во «Фразеологическом словаре русского языка» их три пары [2, с. 95]. Нет в лингвистической литературе и единого определения фразеологических омонимов. А. В. Кунин и его последователи говорят о трех типах омонимических отношений, в которых участвуют ФЕ: межуровневая омонимия (на которую указывал еще В. В. Виноградов, считая омонимичными фразеологизм и его прототип — свободное словосочетание), внутрифразеологическая омонимия и совмещенная омонимия. Мы придерживаемся точки зрения, что фразеологические омонимы — это ФЕ, имеющие разную денотативную соотнесенность, совпадающие по компонентному составу и грамматической структуре, но отличающиеся своими значениями (ни одно из значений не должно сознаваться как производное, а другое — как производящее, иначе мы имеем дело с полисемией), этимологией, временем возникновения и сферой первоначального употребления. И. Я. Лепешев обращает внимание на то, что омонимы также должны иметь одинаковые контекстуальные связи. ФЕ типа закрывать глаза кому–либо «быть рядом с тем, кто умирает, в последние минуты его жизни» и закрывать глаза на что–либо «намеренно не замечать что–либо» он считает самостоятельными, а не омонимичными. В рамках данного раздела фразеологии ученые исследуют также пути возникновения омонимичных ФЕ, их стилевую принадлежность, степень их полноты и т. п.

Явление полисемии свойственно фразеологизмам, хотя и не в таком объеме как лексемам. Во–первых, многозначности подвержен меньший процент ФЕ по сравнению с лексикой (напр., в белорусском языке примерно четвертая часть лексики полисемантична, многозначных ФЕ около 15% [2, с. 62]). Во–вторых, многие лексемы способны развивать до нескольких десятков значений, большинство же ФЕ обладает только двумя значениями. М. И. Мугидова утверждает, что «тенденция к многозначности в большей степени присуща соматическим ФЕ» [3, с. 16], что объясняется высокой частотностью употребления и выражением понятий повседневного быта. Она выделяет также последовательный (одно значение служит производящим для другого) и параллельный (этимологический образ, лежащий в основе ФЕ, служит производящим для двух и более последующих значений) типы образования значений полисемантичной ФЕ. Наши исследования подтверждают эти факты: чаще встречаются ФЕ с тремя значениями, редко с четырьмя. Русская ФЕ открывать / разевать / раскрывать / разинуть / раскрыть / открыть рот / рты и белорусская ФЕ разяўляць /разявіць /паразяўляць / паразявіць рот / раты имеют по 6 значений. Кроме того значения многозначного слова, как правило, стилистически неоднородны, а фразеологизма напротив характеризуются стилистической монолитностью, «та или иная коннотация обычно охватывает все его значения» [2, с. 63]. Как показывают наши наблюдения, в большей степени полисемантичны глагольные и адвербиальные ФЕ, однако именно эти фразеологизмы являются самыми многочисленными (см. таблицу).

Таблица. СФЕ со структурой словосочетания. Критерий целостного значения ФЕ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Причина данного явления, надо полагать, кроется в том, что в силу того, что практически все объекты, явления и процессы окружающей действительности поддаются описанию глаголами, именно глагольные единицы играют ведущую роль в коммуникативных актах. Образование новых значений ФЕ происходит при повторном метафорическом либо метонимическом переосмыслении исходного словосочетания.

Таким образом, вопрос о разграничении полисемантичных и омонимичных ФЕ, а также проблема выработки критериев разграничения синонимов и вариантов ФЕ требуют дальнейших теоретических и практических изысканий.

Литература

1. Алехина, А. И. Семантические группы во фразеологии современного английского языка / А. И. Алехина. — Минск: Выш. шк., 1978.

2. Лепешаў, І. Я. Фразеалогія сучаснай беларускай мовы: вучэб. дапам. для філал. фак. ВНУ / І. Я. Лепешаў. — Мінск: Выш. шк., 1998. — 270 [1] c.

3. Мугидова, М. И. Соматические фразеологические единицы кумыкского и русского языков: автореф. дис.… канд. филол. наук: 10.02.20 / М. И. Мугидова; Дагестанский гос. пед. ун–т. — Махачкала, 2005. — 21 с.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы