Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2008 Лингвистика (Секция 2) ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОЦЕНОЧНОГО ВЫСКАЗЫВАНИЯ (Кирюшкина А. А.)

Кирюшкина А. А.

Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины

ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОЦЕНОЧНОГО ВЫСКАЗЫВАНИЯ

Язык является не только средством познания окружающего мира: материализуя мысль, он связан также с формированием и передачей мыслей, с выражением чувств, оценок и различных интенций, обслуживая тем самым сферы эмоциональной, речемыслительной и коммуникативной деятельности человека. Как средство общения язык регулирует взаимоотношения человека с другими людьми и позволяет ориентироваться в окружающей действительности. Функционирование языка определяется закономерностями его системы и намерениями, коммуникативными установками говорящего субъекта, однако последний в процессе общения и передачи информации нередко использует лексические единицы и словосочетания в переносном значении.

Как известно, в системе языковому знаку свойственна виртуальная отнесенность к объективному миру, семантическая референция, реализация которой предполагает использование знака в первичной номинации и полном объеме его семантической структуры. В речи же соотнесенность наименования с объектом осуществляется говорящим, поскольку референция «не является свойством самих выражений», а есть «употребление языка говорящим» [4, с. 161]. Последний в зависимости от интенции может соблюдать или расширять сферу предметной приложимости языкового знака. При этом «равновесие семантической референции и референции–действия говорящего свидетельствует о том, что мы имеем дело с объективным описанием» [6, с. 204]: знаки используются в своем первичном значении.

Там, где происходит смещение или разрыв семантической референции имени намеренным действием говорящего, возникает вторичное значение как результат особого видения субъекта.

В формировании вторичной номинации первостепенная роль отводится интенции говорящего, т. е. того, кто пользуется в конкретной речевой ситуации знаками, его потребности через образы воздействовать на адресата. Цель достигается путем ассоциативного подбора лексических единиц, способных неожиданностью семантических оттенков передать необходимый эффект воздействия.

Изучением знаков в зависимости от целевого использования говорящим занимается лингвистическая прагматика. Прагматические исследования направлены на выявление того, «что мы делаем со словами и что с ними можно делать» и вызывает естественный «интерес к нашей способности понимать речь и использовать язык для выражения нашего отношения к миру, к носителям языка» [5, с. 380].

Прагматика как наука имеет в своей основе категорию говорящего субъекта, его отношение к сообщаемому и воздействие на адресата. Она объясняет мотивы выбора средств языка, целевой установки говорящего, его намеренной оценки и ценностной ориентации в мире, вызывая у адресата определенные эмоции. Ее задача состоит, прежде всего, в анализе способов создания таких языковых единиц, в которых находит свое отражение специфика речевой ситуации, в частности через сдвиги в лексическом значении. Переосмысление значения отображает трансформацию реального отношения «имя — референт» и активизирует экспрессивную функцию языка. При этом на первый план в акте вторичной/ окказиональной номинации выступает языкотворческое начало языковой личности — говорящего.

Окказиональная номинация является тем источником, без которого говорящий не может выразить свои чувства и настроения. Потребность оказать воздействие, высказать свое отношение не только к собеседнику, к третьему (отсутствующему) лицу, но и к другим реалиям, существующим в мире, расширяет прагматическую сферу использования говорящим образной номинации, на которую, как правило, «накладываются» смыслы эмоционально–оценочные.

Напр. в высказывании C’est un abоme de l’йgoпsme, ta mиre. [Bazin, 59] говорящий дает свое восприятие ситуации, выражает свое отношение к обсуждаемому человеку.

При этом существительное «abоme» используется не в первичном значении «gouffre trиs profond, prйcipice», а актуализирует ЛСВ3 «degrй extrкme de», называя таким образом признак, приписываемый говорящим референту «йgoisme»: un abоme de l’йgoisme ! un йgoisme extrкme. Признаково–интенсифицирующую функцию выполняет и неопределенный артикль, выступающий инструментом реализации коммуникативной установки говорящего и акцентирующий внимание на высокой степени отрицательности свойства как эмфатическом центре высказывания.

Неотделимость качеств, признаков, свойств от самой вещи, лица, явления неоднократно подчеркивалась философами разных времен. Свойства существуют объективно, мышление лишь открывает эти свойства, а человек с помощью различных средств языка дает им соответствующие названия. Ср. Высказывание Ce fut une tempкte de protestations, de lamentations et de reproches /Collette, 142/, где «tempкte» также актуализирует не первичное значение «violente perturbation atmosphйrique», а ЛСВ2 «explosion subite et violente»: des protestations, des lamentations et des reproches violents. Именно внезапный и бурный характер объяснения влюбленных является важным для говорящего. Отклонение же от логического порядка следования «определяемое» — «определяющее» — une «tempкte» определяющее (признак проявления) предшествует «des protestations, des lamentations, des reproches» определяемому, свидетельствует об экспрессивности высказывания.

При этом, свойства, преломляясь в сознании, отражают как объективные признаки, которые реально принадлежат предмету или лицу, так и субъективные, которые могут принадлежать, а могут и не принадлежать предмету или лицу. Именно последние выражают субъективное отношение к действительности в виде оценок. В этом плане оценка есть «отношение, выдаваемое за признак» [1, с. 230], как результат оценочной — субъективной — деятельности человека.

Сам акт оценки, наделение того или иного предмета ценностными признаками принадлежит субъекту, который, оценивая предмет, лицо или ситуацию, опирается как на систему ценностей социума, к которому он принадлежит, так и на свою индивидуальную систему ценностей. Именно волею говорящего субъекта называние качеств, свойств и признаков, а также экспликация оценочного отношения в анализируемых структурах происходит не через имя прилагательное, а через имя существительное — компонент именной структуры. С целью переключить семантическую стрелку на признаковые семы, поставить акцент на свойстве, дать оценку описываемому предмету, лицу, явлению, говорящий намеренно нарушает референцию имени, используя последнее в переносном значении. Проявляя оценочное отношение, говорящий наполняет используемые лексические единицы иным, прагматическим, смыслом: прагматическое значение — значение говорящего.

В анализируемых оценочных высказываниях — кроме собственно денотативного компонента — выделяется эмотивный или прагматический. И если первый «репрезентирует одно или несколько возможных положений дел», то второй «передает нечто по их поводу» [2, с. 11], отражая субъективную часть, «истинность» которой зависит от говорящего субъекта, выступающего в данном случае субъектом оценки.

Анализ прагматического компонента предполагает воссоздание социопсихологической ситуации конкретного акта коммуникации. Под ситуацией конкретного акта коммуникации (коммуникативной ситуацией) нами, вслед за Дюкро и Тодоровым понимается совокупность условий, в которых происходит этот акт, т. е. одновременно физическое и социальное окружение, образ, который создали собеседники об этом окружении, личность собеседников, события, которые предшествовали данному акту, в частности, отношения между собеседниками, имевшими место ранее, и особенно обмен репликами, куда включается данное высказывание. Все это предопределяет коммуникативное намерение говорящего.

Прагматическое содержание высказывания требует понимания его смысла и его интерпретации, расшифровки. При чем восприятие высказывания в процессе коммуникации базируется на «семантических связях, определяемых широким контекстом, включающим в себя как интра–, так и экстралингвистические факторы» [3, с. 132].

Под прагматической интерпретацией имеются в виду те выводы и предположения, которые адресат речи строит на основе полученного сообщения. Интерпретация должна ответить на вопрос: «Что ты имеешь в виду? Что ты подразумеваешь? К чему ты это говоришь?» и т. п. Так, чтобы верно истолковать высказывание «C’est un abоme de l’йgoпsme, ta mиre. » необходимо знать, что мать героя все его детство отличалась настоящей жестокостью и преувеличенной холодностью по отношению к родным детям, а для адекватной реакции на высказывание «Ce fut une tempкte de protestations, de lamentations et de reproches» в фонде знаний собеседников должна быть информация о том, что речь идет о ярко выраженной эмоциональной реакции человека обычно спокойного и крайне сдержанного в проявлении своих чувств.

Прагматическое значение высказываний — это то, что остается после экспликации их фактического/дескриптивного/ содержания, оно сводимо к коммуникативной цели соответствующего речевого акта. Следовательно, для оценочных высказываний прагматическим компонентом является отношение к лицу, предмету или явлению, отражающее субъективность речевого акта.

Сравните:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наличие прагматического компонента как бы толкает адресата и исследователя к иллокутивому истолкованию этого высказывания: оценка в речи всегда воспринимается не просто как информация, а как «руководство к действию» [1, с. 51].

Главное коммуникативное назначение оценочных высказываний не сообщить объективную информацию, а передать преимущественно чувства, отношение говорящего, вызывая тем самым эмоциональную реакцию и даже ответные действия адресата. Иными словами, говорящий использует язык в целях не столько общения (сообщения и получения информации), сколько влияния, воздействия на собеседника. Воздействие реализуется как следствие потребности дать выход нашим чувствам, создать настроение, побудить к определенным поступкам, изменению позиции. Роль оценочных высказываний с одной стороны состоит в том, чтобы выражать эмоции и отношения, хвалить или ругать, льстить или оскорблять, рекомендовать или советовать, отдавать приказы или руководить, а с другой — чтобы сформировать некоторое отношение, мнение, оказать на других лиц воздействие, либо дать возможность принять практическое решение.

Прагматическое значение, тесно связанное с коммуникативной ситуацией, восполняется общими для собеседников знаниями и нормами. При отсутствии такого рода общих норм и знаний говорящий дополняет оценку дескриптивными характеристиками объекта или приводит фактические данные.

Участники коммуникативной ситуации находятся в однородной физической среде, но кроме этого их также объединяет нечто психологическое, т. е. их обоюдная направленность на акт коммуникации, однородность интересов и наличие определенных стимулов и целей для поддержания общения. Обоюдность проявляется в то, что роли говорящего субъекта и адресата постоянно меняются. Контактное общение между участниками акта коммуникации способствует тому, что говорящий и слушающий непосредственно воздействуют друг на друга, каждый из них пытается повлиять на поведение собеседника, вызвать желаемую реакцию. При этом говорящий старается оформить свое высказывание, принимая во внимание меняющиеся факторы ситуационного контекста, оценочное отношение как к предмету речи, так и к слушающему.

Оценочное значение, более чем какое–либо другое, зависит от говорящего субъекта: оно всегда выражает его личное мнение и вкусы, отвечает его ощущениям, желаниям и потребностям, долгу и целенаправленной воле.

Так, нежелание собеседника обсуждать интересующую его тему, говорящий называет «un bastion de silence», характеризуя тем самым решимость и твердость намерения собеседника сохранить, оградить от вторжения посторонних хранимую тайну. Или «l’ ivresse d’une premiиre aventure» об ошеломлении и потере душевного равновесия, вызванных первых чувственным опытом.

Но, формулируя оценочное высказывание, говорящий весьма активно обращает его к адресату речи. Иначе говоря, оценочное высказывание определяется как результат сознательной, целенаправленной речевой деятельности говорящего, а наличие прагматического компонента служит сигналом для адресата к соответствующему истолкованию данного речевого акта и возможной реакции на него.

Выбор оценочных структур зависит от интенции говорящего субъекта, от его целевой установки, от речевого побуждения, чтобы «через установление связей между явлениями передать коммуникантам свое знание предмета с той мотивацией, которая нацелена на побуждение собеседника к определенным действиям» [3, с. 66].

Таким образом, основным прагматическим значением оценочного высказывания следует считать выражение отношений и эмоций с целью осуществления воздействия на адресата. Воздействие реализуется как потребность установить контакт с адресатом, создать положительную атмосферу коммуникативной ситуации и тем самым побудить адресата к ответной реакции: для этой цели и используются именные структуры с инверсивным, обратным порядком следования: «определяющее» — «определяемое». Подобный способ выражения оценки есть проявление прагматического характера языкового знака, ибо «прагматическое значение раскрывается через синтаксис». [1, c. 7]. Иными словами воздействие реализуется в выборе соответствующей синтаксической модели с учетом мотива и целевой установки говорящего. В свою очередь степень воздействия зависит от «впечатления» адресата, его восприятия той силы, с которой произнесено оценочное высказывание и экспрессивности языкового оформления говорящим прагматического компонента.

Литература

1. Арутюнова, Н. Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. / Н. Д. Арутюнова — М.: Наука, 1988. — 341 с.

2. Вольф, Е. М. Функциональная семантика оценки. / Е. М. Вольф. — М.: Наука, 1985. — 228 с.

3. Колшанский, Г. В. Коммуникативная функция и структура языка. / Г. В. Кол–шанский — М.: Наука, 1984. — 175 с.

4. Линский, Л. Референты и референция. / Л. Линский // Новое в зарубежной лингвистике. — 1982. — № 13. — С. 161—178.

5. Павиленис, Р. И. Понимание речи и философия языка: (вместо послесловия) / Р. И. Павиленис // Новое в зарубежной лингвистике. —1986. — № 17. — С. 113—131.

6. Степанова, А. Н. Референция как интенция говорящего / А. Н. Степанова // Актуальные вопросы языкознания и интенсификации преподавания иностранных языков: сб. науч. ст. / Навука i тэхнiка, под ред. А. В. Данилович, М. И. Кускова. — Минск, 1993. — С. 202—208.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы