Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ЭКВИВАЛЕНТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА ЭНАНТИОСЕМИЯ В «ПТИЧЬИХ» ФРАЗЕОЛОГИЗМАХ (НА МАТЕРИАЛЕ ФЕ «БЕЛАЯ ВОРОНА» И «СТРЕЛЯНЫЙ ВОРОБЕЙ»)

Махмутова Л. Р.
Казанский государственный университет (г Казань, республика Татарстан)

ЭНАНТИОСЕМИЯ В «ПТИЧЬИХ» ФРАЗЕОЛОГИЗМАХ (НА МАТЕРИАЛЕ ФЕ «БЕЛАЯ ВОРОНА» И «СТРЕЛЯНЫЙ ВОРОБЕЙ»)

Язык - один из основных способов хранения и функционирования этнокультурного знания. В языке каждого народа имеются меткие выражения, которые составляют свод суждений о жизни народа, систему точных характеристик, наблюдений и обобщений, сделанных людьми. Истинными хранителями культуры являются фразеологизмы. Именно в них содержится настроение и дух народа. По словам В. Н. Телия, «образы, лежащие в основе фразеологизмов-идиом и связанных значений слова, в основной массе прозрачны для данной лингво-культурной общности, так как отражают характерное для нее миро-видение и миропонимание, что и позволяет говорить о культурно-национальной специфике фразеологического состава языка, проявляющейся более ярко, чем в его словарном запасе» [5, с. 83].

Во фразеологизмах нашли свое отражение различные стороны жизни человека: его отношение к труду, к отдыху, к окружающим людям, к предметам материального мира. Особое место во фразеологическом фонде русского языка занимают фразеологизмы - антропономинанты (средство номинации лица), связанные с темой природы.

Во все времена существования человек был тесно связан с природой. Он наблюдал за растениями и животными, сравнивал себя с ними. Естественно, эти наблюдения и сравнения нашли свое отражение в языке, в частности во фразеологии.

Объектом нашего внимания будут ФЕ, содержащие в своем составе названия некоторых птиц. Как показывают наши наблюдения, «птичьи» фразеологизмы широко распространены в русском языке. Возможно, это связано с тем, что человека издавна привлекала свобода, которой обладают птицы. Достаточно вспомнить несколько примеров из классики: Ярославну, которая сравнивала себя с кукушкой; Катерину из драмы Н. Островского, которая мечтала взлететь, как птица и т. д.

Птицы в природе различаются между собой, каждая имеет определенную характеристику, и фразеологизмы, как правило, учитывают эту характеристику.

Интересен фразеологизм белая ворона, обозначающий человека, резко выделяющегося чем-либо среди окружающих его людей, не похожего на них. Например, «Я - купец, но у меня не гривенники на месте глаз. Я, брат, в своем классе - белая ворона». М. Горький. Жизнь Клима Самгина [2, с. 47]. В данном примере герой называет себя белой вороной и данная им характеристика воспринимается с положительной стороны. Используя этот фразеологизм, он подчеркивает свою индивидуальность, непохожесть на других людей своего класса. С чем связано употребление фразеологизма в этом значении?

На Руси, как известно, вороны считались птицами недобрыми, трусливыми, что отразилось в многочисленных пословицах и поговорках: сердце соколье, а смелость воронья; всякому ворону на свою голову каркать; пуганая ворона и куста боится; ждет как ворон крови; спровадить, куда ворон костей не занесет. Причиной негативного отношения к этой птице могли стать народные поверья, в связи с которыми ворон предвещает беду, чует мертвое тело: «У ворот покойницы уже стояла полиция, и расхаживали купцы, как вороны, почуя мертвое тело». Пушкин. Гробовщик [4, с. 58].

Также черный цвет оперения этих птиц мог стать причиной подобного отношения. Черный цвет, как известно, издавна связывали с нечистью, потусторонней силой. Отсюда приметы: ворон каркнет - к несчастью, ворона - к ненастью.

Возвращаясь к нашему фразеологизму белая ворона, мы можем предположить, что именно белый цвет, с которым этимологически связано это выражение, послужил выдвижению на первый план в указанном примере семы с положительной оценкой. Возможно, белый цвет вороны позволяет на ассоциативном уровне представить ее в одном ряду с такими благородными птицами, как голубь, лебедь и др.

Таким образом, выделенность в данном случае белой вороны из ряда черных воспринимается как нечто положительное. Однако не всегда этот фразеологизм употребляется в речи со знаком «+».

По мнению Ю. П. Солодуба, «большая эксплицированность фразеологического образа, сложность внутренних отношений между его лексическими компонентами расширяет коннотативные и номинативные возможности фразеологизма, делает значение фразеологизма эврисемичным» [7, с. 57]. В силу этого во многих фразеологизмах возникает эмоционально-оценочная неоднозначность. Энантиосемичными являются те фразеологимы, в которых неоднозначность приводит к полной поляризации значений фраземы в эмоционально-оценочном аспекте. Ярким примером этого явления служит наш пример.

В речи фразеологизм белая ворона часто употребляют при желании дать субъекту отрицательную характеристику, показать, что его чужеродность, выделенность воспринимается окружающими негативно. Ср.: « - Ну, давай, - ...в тон корнету сказал Николай и пригубил бокал. Он решил остаться в «Вилла-Родэ» до утра и, чтобы как-нибудь скоротать время и не чувствовать себя белой вороной, перестал отказываться от шампанского». И. Кремлев, Большевики [4, с. 59]. В данном случае герой, не желая чувствовать себя белой вороной, действует по тем правилам, которые приняты окружающими его людьми. Следовательно, можно говорить, о том, что при таком употреблении фразеологизма белая ворона, сема с положительной оценкой уходит на второй план, а на первый план выдвигается сема со знаком « - ». В этом случае он используется для наделения субъекта отрицательной характеристикой.
Чем вызвано такое отношение к белой вороне? Возможно, ответ на этот вопрос скрывается в законах самой природы. Учеными давно установлено, что белые вороны или вороны-альбиносы действительно встречаются в природе. Причина альбинизма заключается в том, что в организме таких животных не вырабатываются пигменты, известные под общим названием меланин. За «производство» меланинов у птиц и млекопитающих отвечают лежащие в коже клетки - меланоциты. В случае ошибок, возникающих при передаче генетической информации, появляются мутантные гены. Одной из таких мутаций и является «альбионизм» [3]. Таким птицам труднее выжить в нормальных природных условиях, погибают они гораздо чаще черных ворон. С одной стороны, это связано с их физической слабостью: у многих птиц-альбиносов перья бывают слишком хрупкими, с другой - пренебрежительным отношением к ним сородичей: преследуют альбиносов не только враги, но и собратья. Следовательно, быть белой вороной - значит быть гонимым. Возможно, эти законы природы спроецировали подобное отношение к «белам воронам» и в человеческом мире, что, в свою очередь, нашло отражение в языке.
Таким образом, общее нейтральное значение фразеологизма белая во-ронав силу своей «эврисемичной» семантики в речи может приобретать различные эмоционально-оценочные оттенки, от явного «+» до «-».

Другим примером фразеологической энантиосемии служит широко известное выражение стреляный воробей. Фразеологизм этот пришел к нам из устного народного творчества. Источником его является пословица стреляного воробья на мякине не проведешь. У В. Даля первоначальный вариант пословицы звучит так: старого воробья на мякине не обманешь. Пословица без второй части дает широко известный номинативный оборот - старый воробей. Ср: «Вы пишете повесть! Да кто ж вам поверит? И вы думали обмануть меня, старого воробья!» И. Гонч. Обыкн. История [4, с. 43]. По мнению лингвистов, до 19 века предпочтение отдавалось исключительно первоначальной версии оборота: «Дело возможное!» - отвечал генерал холодно, явно показывая, что он старый воробей, которого никакими компромиссами не надуешь». М. Салт. - Щедр. Невинные рассказы [4, с. 44]. Однако позже носители языка отдают предпочтение второму: «Запомни! - строго сказал Чупров. - У тебя две дорожки: стать честным человеком или...Слышишь меня? Или под суд? Других дорог нет! И не надейся меня одурачить. Я стреляный воробей». В. Тендр. Падение Ивана Чупрова [4, с. 44]. Как видно из примеров, существенной разницы между этими оборотами нет. Возможно, фЕ стреляный воробей возникла в результате контаминации оборотов старый воробейи стреляная птица/ стреляный волк, сохранив при этом прежнее значение: опытный, бывалый человек, которого трудно провести, обмануть. Несмотря на положительность трактовки этого выражения, которая дается в словаре, в речи возможно колебание оценки, которое в ряде случаев доходит до полной противоположности. Оценка в данном случае будет зависеть от позиции говорящего. Если говорящий на стороне субъекта, к которому относится оценка, то фразеологизм употребляется со знаком «+» (см. примеры выше). В обратном случае данный оборот может выражать неодобрение, осуждение субъекта. Ср: «Да ведь он же поднадзорный!» - сказал ротмистр с упреком. - «Слышал. Однако полагал, что человек исправляется». - «Исправляется? - обрезал ротмистр начальственно. -Не слышал, чтоб такие тертые калачи, этакие стреляные воробьи исправлялись». К. Федин. Первые радости [4, с. 44].

Таким образом, можно сделать вывод, что некоторые фразеологизмы содержат в своем составе противоположные эмоционально - оценочные компоненты, которые, проявляясь в речи носителей языка, приводят к возникновению интересного и малоисследованного явления энантиосемии, отражающего сложный и противоречивый характер человеческого мышления.

Литература

  1. Гвоздарев, Ю. Пусть связь речений далека  Ю. Гвоздарев. - Ростов на Д: Ростовское книжное издательство, 1982. - 198 с.
  2. Мокиенко, В. М. Старая карга или белая ворона В. М. Мокиенко Русская речь. - 1980. - №3. - С. 45- 49.
  3. Непомнящий, Н. Н. Тайны царства животных Н. Н. Непомнящий  Сто великих загадок природы [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:/ www.bibliotekar.ru/100zagadok/73.htm. Дата доступа: 15.03.2007.
  4. Словарь современного русского литературного языка: в20 т. - М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1961. - т. 8.
  5. Телия, В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лин-гвокультурологический аспекты  В. Н. Телия. - М., 1996. - С. 83.
  6. Фразеологический словарь русского языка  под ред. А. И. Молоткова. -М., 2000.
  7. Цоллер, В. Н. Эмоционально - оценочная энантиосемия фразеологизмов  В. Н. Цоллер  Филологические науки. - 2000. - №4. - С. 56-64.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы