Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ЭКВИВАЛЕНТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА ПОЛИФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ КОНСТРУКЦИИ И ПРИЁМЫ ЕЁ ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК (НА МЕТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ)

Балабаева Ю. Е.
Белгородский государственный университет (г. Белгород, Россия)

 

ПОЛИФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ КОНСТРУКЦИИ  И ПРИЁМЫ ЕЁ ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК (НА МЕТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ)

В настоящее время большое внимание уделяется анализу языковых единиц с позиций полевого подхода: с позиций ономасиологии (путь «от содержания к форме») и семасиологии (путь «от формы к содержанию»). Конечной целью данных исследований является конструирование функционально-семантических (А. В. Бондарко), лексико-грамматических (Е. В. Гулыга, Е. И. Шендельс), исходносемантических (В. Г. Адмони) полей, построенных по принципу «ядро-периферия», с выявлением полного спектра разноуровневых средств выражения той или иной семантической категории, распределяемых- в зависимости от степени «специализированности» - по концентрам поля от наиболее специализированного средства (семантического инварианта) к менее специализированным (контекстуальным вариантам), составляющим ближайшую периферию поля, и, наконец, к наименее специализированным средствам (контекстуальным вариантам, способным выражать то или иное значение лишь при поддержке условий ситуации и специальных конкретизирующих элементов контекста), составляющим крайнюю периферию поля, где находятся окказиональные словоупотребления, нередко обнаруживающие транспозицию (переход из одного поля в другое).

Вместе с тем значительный интерес представляет также семасиологический подход канализу различных функционально-семантических вариантов (ФСВ) той или иной грамматической конструкции, т. е. анализ «от формы к содержанию», ориентированный на построение так называемого исходнограмматическо-го поля (в терминологии В. Г. Адмони ориентированный на построений так называемого исходнограмматического поля (личных функционально-семантически).

Объектом нашего исследования является сочетание модального глагола mogen с инфинитивом, который в отличие от других модальных глаголов не является претерито-презентным: он восходит к глаголу mugan в самостоятельном употреблении (со значением «любить», «испытывать симпатию/антипатию») и лишь постепенно обретает модальное значение.
Предметом данной работы является полисемия модальной конструкции «mogen+Infinitiv» (далее: m+Inf) и приёмы передачи её основных ФСВ на русский язык. Сочетание m+Inf-этоустойчивая конструкция с тенденцией к грамматикализации, обнаруживающая различную степень грамматической идио-матизации. Семантическая структура грамматической конструкции m+Inf в различных контекстах её употребления имеет полевой характер.

Ядерную структуру конституируют ФСВ конструкции m+Inf со значением желания. Это, подобно другим претерито-презентным глаголам, форма прете-рита с оптативным значением (претерит конъюнктив с оттенком вежливого, деликатного желания или пожелания): Ich mogen diese Nachtnichtalleinbleiben -В эту ночь я не хотел бы/ оставаться один (4). Ближайшую периферию составляет ФСВ конструкции m+Inf, в которых на сему желания наслаивается оттенок возможности и/или уступительности. Среднюю и дальнюю периферию конституирую ФСВ, обретающие контекстуальные значения, свойственные другим грамматическим категориям, в силу чего меняется категориальный статус сочетания m+Inf и значения высказывания в целом. ФСВ эвиденциальности обнаруживают наибольшую степень спаянности конструкции m+Inf, она фактически обретает характер аналитической конструкции с единым значением, не сводимым к сумме значений составляющих компонентов. На значение эвиденциальности (засвидетельствованности, представления информации со слов некоторого «информанта» с чужих слов) наслаивается сема предположения со значительной степенью уверенности (60 %).
При переводе на русский язык выбор эквивалента ориентируется на передачу ФСВ конструкции m+Inf, при этом значительную роль играет речевой узус, обусловливающий выбор соответствующего переводческого эквивалента, либо переводческую трансформацию исходной конструкции (под этим способом перевода понимается отход от формы конструкции ИЯ с целью максимально близкой передачи её смысловой структуры). Назовем основные из них:

I. Первичным (основным, ингерентным) значением конструкции m+Inf, как отмечалось выше, является значение желания или пожелания, выраженное вежливо, деликатно, некатегорично (с преобладанием формы претерита конъюнктива глагола mogen). Данный ФСВ конституирует ядро семантического поля конструкции m+Inf и передается способом эквивалентного соответствия (способ «регулярных семантических соответствий», согласно терминологии Я. И. Рецкера), т. е. посредством прямой подстановки модального глагола «хотеть» в сослагательном наклонении: Wiralien mochten, dass Sie beiunsbleiben!. -Мы/ все очень хотели бы, чтобы/ вы/ остались! (2); Ich mocht nicht in ihrer Haut stecken. - Не хотел бы я быть в их шкуре (5). Однако нередко при передаче конструкции m+Inf имеют место лексические замены, обусловленные речевым узусом русского языка: 1. Замена на синоним модального глагола «хотеть» в -рамках личного предложения (желать, иметь желание/намерение, быть настроенным, расположенным): Ich mag ihn nicht mehr sehen. - Я его больше не желаю/не имею желания видеть его (Цит. по 1: 40); Franzl mag mit Feck nicht sprechen. - Францль не настроен беседовать с Феком (2). 2. Замена посредством модального глагола «мочь» (в большинстве случаев для обозначения неуверенности, предположения): was man ihn wieder fragen mochte. -очем еще его могут спросить (5);..., denn diesem Mann mochten bei Pokorny wichtige Dinge obliegen -. ..которому могли предстоять важные и ответственные задачи на заводе Покорни... (5). 3. Замена на контекстуальный синоним узуального характера: ... aber wenn ich es wagen darf, mochte ich behaupten, Eure Hoheit sehen als Storch beinahe noch hubscher aus denn als Kalif. - ...но осмелюсь заметить, что вашему величеству еще более клицу быть аистом, чем калифом (3).
II. Ближайшую периферию конструкции ш+^занимают фСв, в которых
на сему «желание» наслаиваются дополнительные семантические оттенки, отражающие внутренние, психологические состояния, которые при поддержке условий ситуации и контекста конкретизируются как непроизвольные, импульсивные побуждения с ослабленным оттенком волюнтативности. При передаче данных ФСВ зачастую используют различного рода трансформации. В нашем материале зафиксированы следующие трансформации: 1. Безлично-рефлексивная трансформация сочетаний m+Inf (с заменой семантического субъекта в им. п. на косвенный субъект: хотелoсь+ имявдат. п. ): «Franzl, komm doch heraus!» hatte ich rufen mogen.... Мне хотелось крикнуть: «Ладно уж, Францль, выходи!»... (2); Der Kaliv aber dachte, er mochte gerne wissen. - Однако калифу очень хотелось узнать (3). 2. Безличная трансформация транслемы в целом (замена конструкции с сочетанием m+Infна безличный оборот с оттенком со- мнения, неуверенности, беспомощности и заменой формы подлежащего на «косвенный субъект»): Auf dem Markt hatte er noch gefurchtet, dass seine Krafte
nicht einmal ausreichen mochten, ihn bis zum Ufer kommen zu lassen. - На рынке
он ещё боялся, что у него не хватит сил дотащиться до реки (5). 3. Субъектно-
объектная трансформация структуры предложения, лексическая замена гла-
гола mogen на форму долженствования: ...in dem ich dem Wirt zu verstehen gab,
dass ich einen solchen haben mochte, der sich ein wenig auf Zauberei verstehe. -
...что нужен мне такой человек, который сведущ в колдовстве (3). 4. Замена
конструкции m+Inf в вопросительных или интродуктивных предложениях со
значением неуверенного предложения на узуальный оборот русского языка (в
интродуктивной функции): Was mochte ihm fehlen? - Интересно, чем он болен?
(5); Ich mochte wissen, ob sie sich das mit zwei Gangen gleich vorgenommen hat oder
erst nachher ausgeknobelt. - Интересно, она заранее решила сказать про два
блюда или только потом надумала? (5).

III. Среднюю и дальнюю зоны периферии семантического поля конструк-
ции щ+Мсоставляют ФСВ, которые под воздействием разнообразных условий
контекста выполняют контекстуально обусловленные функции, располагаясь в -
зонах пересечения категории модальности с другими категориями (полями):
1.Сочетание m+Infимеет значение «косвенного пожелания», с оттенком мольбы или горячего пожелания (часто в форме косвенной речи; в большинстве случаев в конъюнктиве). В нашем материале зафиксированы следующие приёмы перевода: 1. Опущение глагола mogen и трансформация глагольной формы инфинитива в простое глагольное сказуемое в сослагательном наклонении: . ..Fullgrabe mochte rasch fortgehen und ihn zurucklassen... -. ..хоть бы Фюльграбе поскорее ушел... (5); ...Ich mochte viel lieber allein essen. - ...Я гораздо охотнее поужинала бы одна (5). 2. Опущение глагола mogen, трансформация глагольной формы инфинитива в простое глагольное сказуемое, узуальная замена сложного предложения на простое с усилительным значением: Sie wunschte sicher, die zwei zahen Gaste mochten weg gehen. - Уж скорей бы/ эти два упрямых посетителя ушлии! (5); Er ging und wartete darauf, dass der Zug anziehen moge. - Он ушел. Когда же наконец тронется поезд! (4).

2.Конструкция m+Infчасто имеет значение побудительности и при этом передается в русском языке функционально адекватными конструкциями, посредством лексико-грамматических и комплексных трансформаций (опущение модального глагола, трансформация инфинитива): 1. При передаче значения прямого или косвенного побуждения, пожелания: Mag er sich zuweilen meiner erinnern, wenn er Zeit dazu hat.- Пусть он иногда вспоминает обо мне, когда найдет время (5); Ach, Herr, moge der Prophet dir Trost verleihen! - Ах, господин мой! Да ниспошлет тебе пророк утешение! (3). 2. При передаче значения косвенного повеления в знак угрозы, недовольства, вызова (адресованного «третьим» лицам): Mag er nur kommen, da wird er sein blaues Wunder erleben! - Пусть он только придет, я покажу ему, где раки зимуют! (Цит. по 1: 40).
3. Сочетание m+Inf имеет уступительное значение. При переводе таких конструкций используются уступительные предложения, предполагающие лек-сико-грамматические трансформации: модальный глагол опускается, инфинитив трансформируется в простое глагольное сказуемое, а значение неуверенности и сомнения передается посредством включения частиц кто бы/ ни, как бы/ ни, какой бы/ ни и т. д.: Was dieser Kerl auch sein mag, aus Pappe ist er nicht. - Кто бы/ ни бы/л этот тип, он же не картонный (5); ...wie sinnlos und nutzlos diese Bewegung auch sein mochte, er wollte diese Bewegung doch noch gemacht haben... - ...он это движение сделает, каким бы/ бессмы/сленны/м и бесполезным оно ни было (5); Er mochte seine Unschuld beteuern, wie er wollte... - И как бы/ он ни оправдывался. „ (3).

IV. Крайнюю периферию занимает конструкция m+Inf с оттенками сомнения, неуверенности, предположения или допущения (базирующаяся на личном впечатлении, мнении, на «внутреннем чутье», интуиции). При этом говорящий оценивает степень достоверности заложенной в сообщении информации. В этом случае конструкция m+Infтесно смыкается с категорией эви-денциальности. При переводе используются различного рода трансформации. Например: глагол mogen заменяется на модальное слово или наречие, инфинитив преобразуется в глагольное сказуемое в соответствующем темпоральном значении и т. п., ср.: Georg begriff, dass dieser Mensch, der so alt wie er selbst sein mochte, ihn fur viel alter hielt. - Георг понял, что этот человек, который, вероятно, одних лет с ним, считает его гораздо старше (5) ...doch dieser, der etwas solches geahnet haben mochte.... - ...но тот, видимо, предчувствовал такую возможность...(3). Es mochte an den Feiertagen gelegen haben, dass sich nirgendwo etwas Besonderes zeigte. - Вероятно, по случаю праздничных дней я нигде не мог обнаружить чего-либо нового (2).

В заключение следует отметить, что в силу полевого характера семантической структуры конструкции m+Inf в процессе перевода её ФСВ на русский язык необходим строгий учет функционального аспекта. При этом большую роль играют также условия контекста и ситуации общения, в которых модальный глагол mogen в сочетании с инфинитивом может приобретать различные модальные и немодальные значения, «пересекаясь» с целым рядом грамматических категорий. Выбор того или иного способа перевода зависит также и от национальной специфики, речевого узуса, переводящего языка. Вследствие этого переводчик может использовать различные способы и приёмы перевода, множественные трансформации исходной конструкции.

Литература

  1. Дзенс, Н. И. Теория и практика перевода Н. И. Дзенс, В. А. Кошкаров, И. Р. Перевышина. - Ч. 2.- Белгород: Изд-во БелГУ, 2002. - 224 с.
  2. Becher, J. R. Abschied J. R. Becher. - M.: Fremdsprachige Literatur, 1950. 427 S. Бехер, И. Р. Избранные произведения И. Р. Бехер; пер. И. А. Горкиной и И. А. Горкина)-М.: Изд-во литературы: на иностранных языках, 1961. 805 с.
  3. Hauff, W. Marchen W. Hauff. - Leipzig: Insel, 1939. - 208 S.  Гауф, В. Сказки  В. Гауф; пер. Н. Касаткиной) - М.: Худ. лит., 1990. - 365 с.
  4. Remarque, E. M. Die Nacht von Lissabon E. M. Remarque. - Berlin: Volk und Welt, 1962. - 142 S.
  5. Ремарк, Э. М. Ночь вЛиссабоне  Э. М. Ремарк; пер. Ю. Плашевского. - М.: Правда, 1990. - 215 с.
  6. Seghers, A. Das siebte Kreuz  A. Seghers. - Leipzig: Philipp Reclam jun., 1979. - 380 S. Зегерс
  7. Седьмой крест А. Зегерс; пер. В. Станевич. -М.: Прогресс, 1978. - 360 с.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы