Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ЭКВИВАЛЕНТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА «ОБРАЗ ВРАГА» В СОВРЕМЕННОМ АМЕРИКАНСКОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РЕЧЕЙ АМЕРИКАНСКИХ ПОЛИТИКОВ)

Асипович Д. А.
Белорусский государственный экономический университет (г Минск)

«ОБРАЗ ВРАГА» В СОВРЕМЕННОМ АМЕРИКАНСКОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РЕЧЕЙ АМЕРИКАНСКИХ ПОЛИТИКОВ)

Данная работа посвящена анализу лингвистических средств, которые используются для вербализации такого мифа современной американской политической культуры как «Образ врага».

Вопрос, в общем, состоит не в том, надо ли изучать сопряжения языка и политики; он состоит в том, каким образом это делать. Говоря о политическом дискурсе, Е. И. Шейгал отмечает, что политика как специфическая сфера человеческой деятельности по своей природе является совокупностью речевых действий [3, с. 38]. Еще Аристотель отмечал, что bios politicos состоит из двух составляющих - praxis (действия) и lexis (речи). Таким образом, политика, в сущности, является языковой деятельностью, в которой язык используется для осуществления власти. Не будет преувеличением сказать, что речь в политике - один из главных инструментов.

Проблема понимания политического языка может и должна рассматриваться в контексте исследований политического дискурса. В последнее время стал особенно заметен интерес многих ученых к дискурс-исследованиям политических текстов. Публичное обоснование политики и политических решений сегодня является неотъемлемой частью политического процесса и политического дискурса. Будучи сложным и многоплановым коммуникативным процессом, обоснование политики обретает все новые и новые технологии и средства достижения различных целей и разноплановых аудиторий. Вместе с этим появляется и возможность универсального и вместе с тем специфического воздействия на «сердца и умы» людей с целью ведения политики дискурсными средствами.

Опора на мифы играет значительную роль в политическом дискурсе. Мифотворчество становится неотъемлемой частью политики. Сегодня, в контексте публичности современной политики, следует говорить о политических мифах. Следует отметить, что политические мифы характерны не только для нестабильных, кризисных или переходных обществ. Они действуют очень эффективно и при долговременных и стабильно функционирующих режимах, хотя в любом случае бывают в основном вызваны острой необходимостью легитимизации режима. В этом смысле интересны рассуждения Н. Фэрклоуа, доказывающего, что любое общество, в том числе и свободное не может обойтись без системы мифов. «Природа общества такова», - пишет Н. Фэрклоу, - «что оно дает жизнь прежде всего мифам типа «обновления», «процветания», «мессианства», «суперменства». Для внешней политики жизненно необходим стойкий стереотип «врага», который покушается на все материальные и духовные ценности страны» [2, с. 19].

В политических речах мифы вербализуются, и как было выяснено в ходе исследования, представлены на всех трех уровнях исследования: лексическом, синтаксическом и фонетическом. В ходе исследования было проанализировано 30 речей следующих американских политиков: Кондолизы Райс, Джорджа Буша мл., Дика Чейни, Стивена Хадли, Билла Клинтона, Хиллари Клинтон, Рональда Рейгана. Данные речи произнесены в период с 1987 по 2006 год включительно. Все речи были отобраны методом сплошной выборки; эмпирический материал собран методом контент- и дискурс-анализа. В исследовательской работе важное место отводится анализу ссылок на ценностные ориентации в речах политиков и их лингвистическая реализация.

В рамках данного доклада нам представляется интересным остановиться на таком политическом мифе как «Образ врага». Этот миф тесно связан с другим политическим мифом современной американской культуры, названный К. Ларс-соном «Приход Мессии» [1, с. 216], в котором Америка представлена как именно та страна, которая должна спасти мир от мирового зла.
В политическом дискурсе зачастую явно представлена дихотомия «герой - враг». Образ врага, собственно, характерен для внешней политики любого государства и Америка не исключение. Этот политический миф играет изолирующую и дестабилизирующую функции. Однако важно заметить, что в речах американских политиков четко прослеживается, что ни один народ, национальность мира не является врагом, любой народ превозносится как всего лишь заложник режима страны, у него просят поддержки в борьбе со злом, американцы проявляют к нему сочувствие. Врагом является, с одной стороны, сам режим в недемократической стране (террористический, диктаторский и др. ), а с другой, один человек, сам диктатор, который способствует распространению терроризма. Таким образом, Америка борется не с реальными людьми, а только со «злом».

Очевидно, что эпитеты для данного мифа (в особенности от политического мифа, где Америка представлена как Мессия) имеют негативную коннотацию: vicious and virulent, evil, violent, dying, brutal and bullying, grave, ruthless, murderous, fanatical, hateful, callous, cold-blooded, terrible, troubled, weakened and fractured, terrifying, awful, wrong and un-American, draconian, brutal, extremist, wanton, barbaric, deadly, etc.

Из всех мифов именно в представлении образа врага метафора занимает лидирующее место (24 метафоры). Лидирующую позицию также занимает и персонификация (17 случаев). Для данного мифа также характерна антономазия (13 случаев) и повторы (8). Метафоры в основном помогают красочно и запоминающееся создать образ противника, эмоционально воздействовать на аудиторию, метафоры связаны с отрицательными качествами и призваны устрашить, изображены в «темных тонах»: the darkness of tyranny and terror; They dwell in the shadows; weak and failing states are global pathways that facilitate the spread of pandemics; plotted murder for export; plunge an entire region into war; one of the possible storm clouds on the horizon; trap women and children in a world of despair; an iron curtain has descended across the continent; rule of the gun, etc. Что касается персонификации, то в данном случае в роли одушевленного врага представляются диктаторский режим страны (regime that harbored terrorists and plotted murder for export; regime was deceiving the world; rise of a terrorist regime; ideology that despises everything America stands for), а также внешняя агрессия в общем (tyranny was once more on the march; war came to our shores; tyranny threatened any part of the globe).

При помощи антономазии представлены, с одной стороны, некоторые личности, в которых США видят своих врагов (это, например, С. Хусейн «a dictator; this same tyrant; brutal dictator; a wealthy patron that pays for terrorist training; A brutal dictator, with a history of reckless aggression, with ties to terrorism, with great potential wealth; the last casualty in a war he had started and lost», С. Милошевич «indictedwarcriminal»), а также отдельные регионы, в которых США видят угрозу (например, Средний Восток «troubled part of the world; the most rugged territory you've ever laid eyes on; this safe haven from which to launch attacks against non-Islamist governments, etc. «). При повторах основное внимание сконцентрировано на непременное желание бороться с врагом (...never justify violence - never; violence will be investigated, prosecuted, and punished), а также непримиримость с врагом (war against terrorists and terrorism; We have faced, and are facing today, enemies who hate us...; Today, the gravest danger in the war on terror, the gravest danger facing America and the world).

Также представлены сравнения (Iraq as the central front in the war on terror; Such a government serve as a beacon of hope and possibility for reformers throughout the Middle East; enemies who view the entire world as a battlefield), перефразис, который сконцентрирован на понятии терроризм и террористы (dangerous group of people; direct and growing threat; the dangers of a new era, etc. ), ирония (They kept telling us with straight faces that they're for family values, they're for a strong America, they're for less intrusive government. And they call me an actor. [Р. Рейган]).

На синтаксическом уровне распространены параллельные синтаксические конструкции, особо отметим частотность эпифоры, которую, собственно, в теории чаще связывают с настроениями безысходности и безвыходности (If you say violence is an acceptable way to make change, you are wrong. If you say that government is in a conspiracy to take your freedom away, you are just plain wrong). Распространены такие риторические приемы как риторический вопрос (To whom would such a regime appeal? What is the attraction of the radical ideology that produced it? etc. ) и гипофра (Has Saddam Hussein finally decided to voluntarily disarm? Unfortunately, the answer is a clear and resounding no. ). Было отмечено два случая употребления довольно редкого, но вместе с тем запоминающегося приема как хиазм (East and West do not mistrust each other because we are armed; we are armed because we mistrust each other. ).

На фонетическом уровне распространена аллитерация: This callous, this cold-blooded killing; brutal and bullying oppression; vicious and virulent; tools of terror; it leads people to strap suicide bombs to their bodies and fly airplanes into buildings; collapse of communism; death or deliverance; not cultural, it is criminal; a future of scarcity and sacrifice; Soviet state, Soviet system, etc.

Выводы: Из разнообразия риторических приемов наиболее характерными при вербализации данного мифа являются метафоры (в основном призваны вызвать негативные эмоции и ассоциации), персонификация (в роли одушевленного врага представляются диктаторский режим страны, а также внешняя агрессия в общем), широко распространены антономазия (представлен отдельные диктаторы как враги, либо тот регион, который представляет угрозу для США) и повторы. На синтаксическом уровне отметим характерные эпифоры, риторические вопросы и гипофры, хиазм. При вербализации данного мифа особенно характерна аллитерация.

Литература

  1. Larsson, K. Persuasion К. Larsson - 1998.
  2. Fairclough N. Language and Power N. Fairclough. - 1989.
  3. <Шейгал, Е. И. Власть и речевая коммуникация Е. И. Шейгал, И. С. Черва-тюк  ИЗВЕСТИЯ РАН.
  4. Серия литературы и языка. - 2005. - Том 64. - №5 (сентябрь-октябрь 2005).

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы