Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 Философские модели и концепции развития РОЛЬ НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА В ПРОЦЕССЕ КОНСТИТУИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ НЕМЕЦКОГО РОМАНТИЗМА

Фабрикант М.С.
Белорусский государственный университет (г. Минск)

 

РОЛЬ НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА В ПРОЦЕССЕ КОНСТИТУИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ НЕМЕЦКОГО РОМАНТИЗМА

Проблематика национальной идентичности как предмет широкой общественной полемики и цель либо инструмент социал-реформаторских проектов начинает занимать устойчивые позиции, на которых остается и по сей день, не позднее эпохи европейского Возрождения, хотя некоторые авторы утверждают неотъемлемость и непрерывность националистического дискурса и националистического этоса на всем протяжении исторического развития, во всяком случае, западной цивилизации. Тем не менее, академический дискурс о национальном, для которого характерно стремление к рефлексивному осмыслению проблемы, привлечение широкого круга релевантных фактов, выходящих за пределы непосредственной актуальности, построению достаточно обобщенной и внутренне согласованной теоретической модели, оформляется лишь к концу восемнадцатого века, прежде всего в работах философов-просветителей Монтескье и Юма [5]. На протяжении последующих двух столетий интерес к проблематике национального то усиливался, то ослаблялся в зависимости от реакции интеллектуалов и общественности в целом на релевантные исторические события, а логика трансформации философских концепций национальности и национализма зачастую оказывалась не столько связанной с общим направлением эволюции философской мысли, сколько захваченной неявным социальным запросом либо открытым политическим заказом. Именно этим, на наш взгляд, объясняется сформулированное одним из ведущих современных теоретиков национализма Бенедиктом Андерсоном противоречие между «философской нищетой» национализма (это направление ни в апологетической, ни в модернистской, ни в критической версиях не представлено ни одним мыслителем, сравнимым по значению с Вебером или Марксом) и необычайно широкой распространенностью и практической реализованностью национализма, с которым в этом аспекте не может сравниться ни одна другая идеология [2, 6]. Именно таким метафизическим смыслом наделялась категория национального в традиции немецкого романтизма. В отличие от его шовинистической версии, представленной в работе Фихте «Речи к немецкой нации», гуманистически ориентированные концепции Гердера и Гумбольдта интерпретируются современными теоретиками национального как некий анахронизм, несмотря на очевидную, на наш взгляд, релевантность этих концепций для современного академического дискурса, а также для феноменов массового сознания [4, 5].

В отличие от характерной для философов Просвещения интерпретации феномена национального сквозь призму различий в национальных характерах, объясняемых посредством объективно-универсалистской динамической причинности, в рамках философского и общекультурного движения немецкого пред-романтизма и романтизма оформляется принципиально иное понимание смысла национального. На смену отношениям к национальной специфике как неким поверхностным явлениям, не затрагивающим философски значимой сущности человеческой природы и исторического процесса, пришло представление о нации как о сложном, многоуровневом комплексе уникальных культурных ценностей, вплоть до глубинных оснований того или иного общества, определяющих его повседневную жизнь и историческую судьбу. Таким образом, на наш взгляд, именно начиная с немецкого романтизма в академических дискуссиях о национальном возникает представление о национальной культуре [7].

Поскольку национальная культура представляет собой гетерогенное образование, закономерно вставал вопрос о том, какая из ее составляющих является наиболее существенной в реализации и сохранении уникальной национально-культурной идентичности. Различными представителями немецкого романтизма предлагались различные версии на этот вопрос: так, Мюллер придает основополагающее значение истории, понимаемой им как наследие прошлого в виде традиционных практик; Якоб и Вильгельм Гримм постулируют решающее влияние возникающего в незапамятные времена и периодически воспроизводимого в ходе национальной истории «изначального мифа»; Брентано и фон Арним подчеркивают мудрость, сконцентрированную в фольклоре. Однако особенно характерным для немецкого романтизма было придание ключевой роли национальному языку. Наиболее выдающимися сторонниками такой точки зрения были Гердер, Гумбольдт и, с принципиально иной аргументацией, Фихте [4, 5].

Свои взгляды на сущность и значение национальных культур Иоганн Гот-тфрид Гердер излагает в работе «Письма к поощрению гуманности». В них раскрывается сыгравшее впоследствии основополагающую роль во многих националистических программах и идеологиях представление о нации как об индивидуальной тотальности. В этой авторской формулировке тотальность следует понимать как интегративную целостность нации, ее несводимость к составляющим ее более мелким социальным структурам и отдельным индивидуумам, а также, в определенном ракурсе, сущностно превалирующее значение по отношению к ним. Индивидуальный же аспект следует понимать как утверждение уникальной неповторимости каждой национальной культуры по отношению ко всем другим культурам [3, 5, 7].

Модель человечества, состоящего из совокупности национальных культур, разработана Гердером исходя из религиозных позиций. Именно Бог является необходимым и достаточным условием единства всего человечества, что в рамках данной модели снимает вопрос о скрывающейся за национальными различиями человеческой природе. В то же время, именно Бог творит человечество не в единообразии его природы, но в многообразии форм реализации человеческого начала - гуманности. По словам Гердера, нации представляют собой «мысли Бога», а правомерность перехода от мышления к языку закономерным образом приводит к тезису о национальном языке как стержне каждой национальной культуры. Именно язык представляет собой постоянно воспроизводимую и опосредующую все другие культурно-специфические феномены квинтэссенцию индивидуальной тотальности [3, 5, 7].

Взгляды Гердера во многом напоминают ключевые положения современной идеологии мультикультурализма, разделяя как ее достоинства, так и недостатки. К достоинствам, по нашему мнению, следует отнести обоснование ценности национально-культурного многообразия и логически вытекающее из этого нормативное требование межнациональной толерантности. В числе недостатков можно отметить статичное культурно-релятивистское понимание нации, подменяющее толерантностью - доброжелательным равнодушием и невмешательством - периодически возникающую возможность и реальную необходимость межнационального взаимопонимания, обмена опытом и сотрудничества ради решения как локальных, так и глобальных общечеловеческих проблем. Модель Гердера является своего рода нормативно оценочной инверсией библейского сюжета о строительстве Вавилонской башни, когда теодицея, реализованная как «нациодицея», предлагает легитимацию, но не решение антиномии национального и общечеловеческого [1, 5].

Вильгельм фон Гумбольдт, разделяя с Гердером представления о самоценности национально-культурного многообразия и ключевой роли национального языка в его реализации, предлагает, тем не менее, более динамически ориентированное, по сравнению с Гердером, понимание национально-культурных особенностей. Такая модификация становится возможной благодаря более глубокому рассмотрению природы языка как такового. Предвосхищая гипотезу Сэпира-Уорфа в ее более мягкой версии, Гумбольдт утверждает наличие в лексических единицах и грамматических формах языка закодированных мыслей, образов, впечатлений. Поскольку феномен человеческого зыка представлен в конкретно существующем многообразии национальных языков, Гумбольдт делает вывод о том, что каждый национальный язык содержит в себе определенный набор упреждающих, направляющих, формирующих и ограничивающих смыслов, которые посредством своей непрекращающейся включенности в повседневную жизнь формируют неповторимый облик каждой национальной культуры [2, 5].

В отличие от Гердера, Гумбольдт не рассматривает национальные культуры как предзаданные индивидуальные тотальности, но включает в область рассмотрения развитие национальных культур и их взаимодействие. Исторический путь нации Гумбольдт представляет при помощи биологической метафоры «нежного растения», которое в своем становлении реализует заложенную в нем видовую программу и в то же время подвержено разнообразным воздействиям окружающей среды. Поскольку окружающую среду для развития каждой национальной культуры создают, сообразно интенсивности и частоте взаимодействий, другие национальные культуры, а языку как ключевому компоненту национальной культуры - другие национальные языки, перед Гумбольдтом встает задача рассмотреть механизмы и последствия взаимопроникновения национальных языков. По мнению Гумбольдта, такие взаимопроникновения, в силу ограничивающей роли специфики языкового строя, имеют характер локальных заимствований и не способны сколько-нибудь существенным образом повлиять на внутреннюю логику развития национального языка и, следовательно, национальной культуры в целом [5, 7].

В то же время, в соответствии со своим тезисом о языке как сокровищнице возможности и мышления, Гумбольдт констатирует новые возможности, которые, как следует ожидать, раскрываются перед исследователем, когда тот изучает различные национальные языки. Сочетание языкового инструментария различных национальных культур может обозначить для исследователя мыслительные ходы, ранее ему неизвестные. Тем не менее, если обогащенное таким образом мышление приводит к постижению истины, то впоследствии для выражения и дальнейшего осмысления этой истины достаточно ресурсов любого национального языка самого по себе. Иными словами, истина понимается здесь как изначальная внеязыковая данность, а взаимопроникновение и взаимодействие национальных языков играют значимую, но ситуативную, а не постоянную роль. Можно сказать, что межнациональные взаимодействия мыслятся Гумбольдтом в качестве лестницы, которую, поднявшись по ней, вполне правомерно отбросить в сторону .

Общим для Гердера и Гумбольдта выводом относительно роли национальных культур является признание равного статуса каждой национальной культуры. При этом вопрос о критериях национальной самобытности не поднимается, в то время как вопрос об относительно большей или меньшей аутентичности и ценности в принципе не может быть поднят в заданных теоретико-концептуальных рамках. На наш взгляд, крайне важно подчеркнуть, что как Гердеру, так и Гумбольдту для такого эгалитаристского и гуманистического осмысления многообразия национальных культур потребовалось осуществить выход за пределы области национального и постулировать существование принципиально иной, универсальной реальности, по отношению к которой национально-культурная конкретика является способом существования, но ни в коем случае не его предпосылкой. Именно это ограничение взглядов немецких романтиков, их двойственность, спровоцировало возникновение позднейших все более шовинистических построений, ретроспективно дискредитировавших исходный гуманистический пафос рассмотренных нами концепций и тем самым затруднивших признание их актуальности в современных дискуссиях о конституировании национальной идентичности.

Литература

  1. Янчук, В. А. Введение в современную социальную психологию. Учебное пособие для вузов. / В. А. Янчук - Минск: АСАР, 2005. - 768 с.
  2. Anderson, B. Imagined Communities: Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. / B. Anderson - London and New York: Verso, 1991. - 204 p.
  3. Coiplet, S. Kulturnation, Staatsnation und Wirschaftsnation am Beispiel von Fichte und Herder. / S. Coiplet - Berlin: Dreigliederungsverlag, 1996. - 42 S.
  4. Fichte, J. G. Reden an die deutsche Nation. / J. G. Fichte - Hamburg: Felix Meiner Verlag, 1978. - 262 S.
    Hubner, K. Das Nationale: Verdrangtes, Unvermeidliches, Erstrebenswertes. / K. Hubner - Graz, Wien, Koln: Verl. Styria, 1991. - 398 S.
  5. Miscevic, N. Nationalism. /Stanford encyclopedia of philosophy. [Electronic resource] - Mode of access: http: //www. stanford. plato. edu/nationalism. htm. -Date of access: 04. 10. 2005.
  6. Nubel, B. Zum Verhaltnis von Kultur und Nation bei Rousseau und Herder. [Electronic resource]. - Mode of access: http: //www. goethezeitportal. de/db/ wiss/herder/nuebel-rousseau. pdf. - Date of access: 21. 11. 2005.
 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы