Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 Философские модели и концепции развития ФОРМИРОВАНИЕ ВЫСШЕГО ФИЛОСОФСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЦАРСКОЙ РОССИИ xvii-xviii ВВ. В УСЛОВИЯХ ВЗАИМООБОГАЩЕНИЯ КУЛЬТУР

Вашко О. А.
Республиканский институт высшей школы (г Минск)

 

ФОРМИРОВАНИЕ ВЫСШЕГО ФИЛОСОФСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЦАРСКОЙ РОССИИ xvii-xviii ВВ. В УСЛОВИЯХ ВЗАИМООБОГАЩЕНИЯ КУЛЬТУР

В мировом континууме Россия представляет собой особый феномен цивилизации, согласно концепции Н. Я. Данилевского, неповторимый славянский культурно-исторический тип, имеющий огромный потенциал, с индивидуальным историческим путем развития общества и культуры. Особая культурно-историческая ситуация на Руси определила условия зарождения и формирования философского образования на протяжении четырех веков (XVI-XIX вв. ).

Социальные и культурные изменения, произошедшие в Европе, Россия претерпела на несколько веков позже, чем западные страны. Когда европейская философия как университетская дисциплина прошла уже ряд этапов своего развития, философия как особый предмет начала преподаваться в учебных учреждениях России только во второй половине XVII столетия. Формирование философского образования в стране было обусловлено научными достижениями, пришедшими с Запада, развитием рационалистической стороны русского менталитета, а также потерей православием определяющей позиции в сфере образования. Статус философии поменялся в России: из внешнего фактора духовной жизни она превратилась в мировоззренческую детерминанту.

Одной из предпосылок возникновения философского образования стала художественная культура, которая не могла больше базироваться на духовных религиозных ценностях. Не менее важной предпосылкой зарождения философского образования на Руси было формирование придворной культуры, благодаря которой высшие слои общества приобщались к театру, библиотекам, просвещенческим идеям, заморским учителям, что привело к появлению интеллигенции как субъекта философского творчества [1, c. 49].

Данная эпоха перехода в Новое время характеризовалась кризисом православия как феодальной идеологии. Интеллигенция нуждалась в рациональном освоении религии, поэтому православие перестало быть непосредственной формой потребления. В целях изучения рациональных возможностей веры православная церковь разрешила знакомство с философией Европы. Вследствие этого церковная библиотека пополнилась трудами Платона, Аристотеля, Боэция и других античных авторов. Однако православные круги дальнейшего интереса к развитию духовного и светского образования не проявили, а наоборот видели в философии угрозу вере.

Православие совершенно по иному, в отличие от Запада, разрешило проблему двух истин в связи с распространением светского образования, оно отождествляло религию и философию на основе принципа богопознания. «Философия мыслилась как познание бога через его природные проявления» [1, c. 50]. Таким образом, православная церковь стала допускать философское просвещение.

Формирование системы философского образования обуславливалось педагогическими традициями XVI и первой половины XVII веков, а также известностью античной и средневековой философии в обществе. Философия на
Руси понималась скорее как образ жизни, а не стиль мышления, свойственный западной культуре. Особое влияние на развитие философского образования оказали украинские университеты, в которых наблюдался компромисс православия и философии, угодный светской власти.

Первоначально в 1645-1647 гг было вызвано в Москву 30 монахов-учителей для переводческой деятельности в монастыре, в котором стала преподаваться философия, включая логику, физику и метафизику [1, c. 51]. Данная просветительская школа познакомила русское общество с идеями Н. Коперника. Ртищевская школа стала первым учебным заведением в России, в котором преподавалась философия.

Другим центром культуры, где читалась философия Симеоном Полоцким (1629-1680), являлась Спасская школа. Курс философии начинался с риторики и включал в себя логику и физику. Логика начиналась с диалектики, которая показывала ее практическую значимость для жизни. Опыт Спасской школы после ее закрытия в 1665 году был использован при создании Славяно-греко-латинской академии, которая должна была воплотить в жизнь программы европейских университетов. Ее преподаватели читали курс логики и естественную философию по сочинениям физики Аристотеля в интерпретации Аверро-эса и Фомы Аквинского. В решении вопросов, связанных с апологетикой христианства, преподаватели опирались на авторитеты Фомы Аквинского, Иоанна Дамаскина, Дионисия Ареопагита [1, c. 56]. В целом, философское образование в таких школах носило светский характер и служило нуждам государства, поэтому они не оправдали надежды православной церкви.

Воззрения и деятельность первых российских академиков мало изучены в историко-философской литературе. Становление профессионального философского образования в России связано с деятельностью Славяно-греко-латинской академии и основанием Петербургской академии наук. Основы профессионального философского образования были заложены в лекциях, которые читались в Киево-Могилянской и Славяно-греко-латинской академиях, возникших благодаря усилиям православных братств в борьбе против католической экспансии [2, с. 215]. В них преподавали по латинскому образцу свободные искусства, точнее обучали истории, риторике, поэтике, философии и богословию с целью воспитания для государства светски и духовно образованных граждан.

В первой четверти XVIII столетия петровские реформы во всех сферах общественной жизни затронули систему образования, которая была переориентирована на подготовку высокообразованных кадров, необходимых для полноценного функционирования русского общества того времени. Совершив путешествия по Европе, Петр I (1672-1725) пришел к выводу, что для успешного развития страны требуется готовить светски образованных специалистов по образцу европейских университетов [3, c. 11].

Преобразование системы образования в России в соответствии с петровскими реформами должно было осуществиться за минимальный срок, по сравнению с тем, что у западных университетов заняло пять-семь столетий. С одной стороны, выполнение задачи упрощалось в связи с наличием опыта в европейских странах, с другой стороны, требовалось внедрение лучшего в русскую культуру. Поставленная Петром I задача была решена, и через сто лет сложилась национальная система российского образования, которая смогла включить в себя достижения европейского общества и науки, заимствовать модель корпоративного академического устройства и зародить феномен российского университета, в котором соединились образовательные, воспитательные, научные и этические функции [4, c. 57].

Казалось невозможным существование относительно самостоятельных университетских корпораций, опирающихся на принципы выборности, наряду с государственными учреждениями самодержавной России, основанными на феодально-бюрократической иерархии. Если на Западе университеты зарождались как свободные корпорации учащихся и преподавателей, изначально имевшие богословский характер, то в России участие государства в зарождении корпораций было основополагающим, а положение русской православной церкви, которая не стремилась к власти и располагала собственными семинариями и академиями, обуславливало изначально неклирикальный характер университетского образования. Вследствие этого в организационной деятельности университетов особое значение имели уставы - законодательные акты, воздействующие на внутренний распорядок [4, c. 60].

Образовательной реформе России была свойственна несамостоятельность, так как значительное влияние на создание российской системы образования оказали европейская, в особенности, немецкая модель университетов. Российские институты заимствовали у немецких автономию и право самоуправления учебными, научными и хозяйственными делами, право выбора университетского руководства и профессуры. Сходство немецких университетов с российскими широтой подхода к преподаванию, носившим не утилитарный характер как во Франции, а общефилософский, предопределило формирование факультетских структур по немецкому образцу. Русской культуре не были присущи теоретический характер преподавания, оторванность от жизни, характерные для немецкой профессуры, поэтому всеобъемлющая и педантичная ученость немцев не укоренилась в русском менталитете. Сочетание теории и практики стало одной из характерных черт российского университетского образования [4, c. 61]. Таким образом, университетская реформа в России не была простым заимствованием.

Поставив задачу создания Академии и развития университетского образования, Петр I придал всему прикладное направление. Отвергнув идею о копировании западной модели образования, царь задумал основать Академию, которая выполняла бы научные и учебные функции и включала в себя академический научный центр, университет и гимназии.
С открытия университета философия преподавалась на философском факультете, а также на филологическом, юридическом и медицинском. Преподавание философии понималось в XVIII веке шире, чем сегодня, и включало в себя набор гуманитарных и естественных наук. Особый статус философского факультета заключался в том, что все студенты должны были учиться сначала на философском факультете, что аналогично системе европейского образования. Особенностью того периода было взаимное влияние духовно-академической философии и светской новоевропейской. Таким образом, в результате взаимодействия религиозной православной и научной западной философии появилась петербургская философия.

Благодаря общению с известными немецкими преподавателями и учеными Г. -В. Лейбницем (1646-1716) и Хр. Вольфом (1679-1754) Петр I создал свой проект подготовки квалифицированных кадров в России, включающий основание Академии наук с педагогическими функциями и при ней университета. Учебная деятельность Академии по философским дисциплинам основывалась на преподавании логики и метафизики естественниками [3, c. 14]. Изучение философских дисциплин в первые годы основания Академии не носило системного характера, что было связано с незнанием латинского языка студентами.

М. В. Ломоносов (1711-1765) отводил философскому факультету главенствующую роль связующего звена между средним и высшим образованием, фундаментальной базы знаний для других факультетов. Он уделял ему значительное внимание как самому крупному, включающему в себя кафедры философии, истории, физики, математики, красноречия, древностей, ориентальных языков. Интенсивное расширение знаний по естествознанию обуславливало доминирование в университетских аудиториях профессоров естественных наук [3, c. 14].

Преподавание философии в Санкт-Петербургском университете было нестабильным, прерывным и непоследовательным, философия читалась нерегулярно, в разное время испытывала влияние со стороны разных сил и сторон.
Основы философии преподавались приглашенными из Германии учителями на первых курсах, где студенты учились логически мыслить, формировали целостное мировоззрение. Среди немецких профессоров-преподавателей Санкт-Петербургского университета можно назвать имена Х. Мартини, Г. Б. Бильфингера, Л. Эйлера, Х. Вольфа, И. Фишера, Х. И. Геллерта, Г. В. Краф-та, И. А. Брауна и других [5].

В основе учебных курсов, преподаваемых в университете на протяжении XVIII столетия, лежала академическая и официальная философия Христиана Вольфа. В российских университетах очень значительным было влияние Вольфа в области преподавания метафизики, логики и натурфилософии, так как в них работало множество его учеников и последователей. Вольф читал 16 разнообразных курсов, как по философии, так и по естествознанию. В XVIII веке философия включала в себя спектр естественных и гуманитарных наук. Философская система Вольфа была строго упорядоченной и логичной, в ней были представлены все области знаний. Вольф сумел сделать доступной широкому кругу читателей и с естественнонаучным, и с гуманитарным образованием философию эпохи Просвещения, в которой имелось рациональное учение о природе, охватывающее все отрасли знаний: физику, механику, логику, антропологию, метафизику, психологию, политику, право. Кроме этого, системе Вольфа свойственно было понимание философии как всеобщей науки, по данной причине она стала фундаментальной и универсальной наукой в системе образования России. Разработанный Вольфом метод рациональной метафизики вытеснил схоластико-аристотелевские подходы и придал философии функцию всеобщей науки [3, c. 21]. Именно в России, где отсутствовали схоластические традиции и существовала потребность в рациональности, система Вольфа обрела благоприятные условия для своего распространения.

Основной причиной, по которой вольфианская философия укоренилась в Петербургской академии, являлось то, что система Вольфа была направлена на примирение науки с религией, что было очень важно в общественно-культурной ситуации того времени. Немецкий философ рационализировал богословие, превратил его в науку. Метод Вольфа не был ориентирован на преобразование общества, этим он соответствовал интересам русской власти. Таким образом, проверенная на опыте в немецких университетах система Вольфа стала главенствующей в преподавании философских дисциплин в остальных высших учебных заведениях России.

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что профессионализация философского образования в XVIII веке осуществлялась под воздействием западного образца, и, в первую очередь, Христиана Вольфа. Академия стала первым шагом в институлизации философии в светском российском образовании, гармонично впитавшей в себя достоинства европейской системы преподавания в университетах и сохранившей оригинальность развития русской философской мысли. Особая духовно-культурная ситуация в XVIII веке в России благоприятствовала внедрению актуальных философских учений Запада и развивала собственные традиции философствования. В Академическом университете Петра I философия впервые приобрела статус учебной дисциплины и преобразовалась в систему знаний, изучаемую в университетах России.
В последующем, в начале XX века необходимость сохранения преемственности западной модели университетского образования отмечал С. И. Гессен (1887-1950) в труде «Основы педагогики. Введение в прикладную философию» (1923). Автор предлагал идеализированную модель философского образования, заимствованную из идей немецких классиков - Канта, Фихте и Шлейермахера, рассуждая об основных принципах университетской организации. В университетах Гессен видел центры научного исследования, их преподаватели должны были выполнять функции самостоятельных ученых. Вследствие этого преподавание и исследование должны были представлять одно целое. Поэтому задачей преподавателей университетов должно было бы быть высказывание своих научных взглядов, что в России редко осуществлялось по причине отсутствия устоявшихся философских школ [6, c. 310].

Возникновение российского университета также повлияло на развитие науки в Российской империи. «Университет есть реализация самой науки в ее текучем, расплавленном состоянии», полагал Гессен. Только с помощью науки можно избежать односторонности мышления, именно полноту знаний может обеспечить университет, на фундаменте которого имеет возможность развиться свобода преподавания и учения, по мнению автора [6, c. 313-314]. Таким образом, Гессен, поддерживая идеалы немецких университетов, видел в идеальной модели российского высшего учреждения воплощение принципов полноты научного знания, свободы преподавания и самоуправления.

Вслед за Петербургской Академией были основаны Московский (1755), Дерптский (1802), Виленский (1803), Казанский (1804), Харьковский (1805) и Петербургский (1819) университеты [7, c. 86].

Таким образом, на основе проведенного исследования можно сделать вывод, что формирование системы философского образования в России началось на несколько столетий позже, чем в Европе. Ее становление происходило в условиях царизма, бюрократии, самодержавия, под влиянием западной модели образования, смены статуса самой философии в русском обществе, особой роли православия в духовной жизни социума, искоренения «вольного духа», угнетения философской дисциплины со стороны властей. Изначально преподававшаяся в православных школах философия стала важным общеобразовательным предметом с момента появления университетов. Особое влияние на организацию и содержание системы философского образования оказали немецкая модель университетов и преподавание европейских профессоров в институтах России. Оригинальность русской философской мысли объясняется влиянием православия на содержание философских идей и самих преподаваемых дисциплин, проникнутых духом религии. Несмотря на позднее зарождение системы философского образования в России, она впитала положительные достижения Запада и приобрела национальный колорит.

Литература

  1. Аржанухин, В. В. Философское образование в России в XVII веке В. В. Аржанухин  Философские науки. - 1987. - № 2. - С. 49-58.
  2. Панибратцев, А. В. Академик Бильфингер и становление профессионального философского образования в России  А. В. Панибратцев Христиан Вольф и философия в России. - СПб.: Издательство русского христианского гуманистического института, 2001. - с. 210-224.
  3. Философия в Санкт-Петербурге. Справочно-энциклопедическое издание. - Спб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. - 400 с.
  4. Петров, Ф. А. Университетский устав 1804 г. и становление системы университетского образования в России Ф. А. Петров  Вестник Московского университета. Сер. 8. История. - 2004. - №. 2. - С. 57-95.
  5. Философский факультет [Санкт-Петербургского государственного университета]  под ред. Ю. Н. Солонина. - СПб.: Санкт-Петербургский университет, 2000.- 71 с.
  6. Гессен, С. И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию: учеб. пособие для вузов  С. И. Гессен. - М.: Школа-Пресс, 1995. - 447 с.
  7. Танклер, Х. Л., Князев, Е. А. Университеты в России в первой половине XIX века  Х. Л. Танклер, Е. А. Князев  Вестник высшей школы. - 1998. №9.- с.85-90.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы