Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СЛОВО: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ ПРИЕМЫ АКТУАЛИЗАЦИИ ОБРАЗА АВТОРА В МЕМУАРНОМ ТЕКСТЕ (НА ПРИМЕРЕ ВОСПОМИНАНИЙ

Федотова Ю. А.
Выборгский филиал ГРПУ им. А. И. Герцена (г. Выборг, Россия)

 

ПРИЕМЫ АКТУАЛИЗАЦИИ ОБРАЗА АВТОРА В МЕМУАРНОМ ТЕКСТЕ (НА ПРИМЕРЕ ВОСПОМИНАНИЙ С. В. КОВАЛЕВСКОЙ)

В автобиографическом тексте, как во всей мемуарной литературе, личность автора играет чрезвычайно важную роль, выступая, по мнению Н. А. Левковской, в качестве текстообразующего начала. Авторская субъективность, являясь характерным признаком мемуаров, представляет собой своеобразную форму постижения объективной действительности, т. е. в данном случае субъективное оказывается необходимой ступенью на пути познания объективного [3; с. 28, 31; 4; с. 4-5]. Автор мемуаров является: реальным лицом, повествующим о своем реальном прошлом, то есть субъектом передачи информации; повествователем, создающим и организующим повествование, то есть субъектом речи; и, наконец, героем-персонажем текста. Он отбирает события, подает их, комментирует и оценивает со своей точки зрения, то есть в разные моменты и с разных позиций становится субъектом оценки. Как бы то ни было, каждый мемуарист стремится показать лишь те факты, на которых сосредоточены его интересы и идейные позиции. В зависимости от этого он интерпретирует изображаемые явления и события. Зачастую мемуарист не идеализирует, не скрывает недостатки свои или того, о ком пишет. Но и демонстрация недостатков несет на себе определенную значимую нагрузку - они лишь подчеркивают «концепцию» неординарной личности. Таким образом, в мемуарной литературе, где личностное начало играет такую существенную роль, категория образа автора выступает в качестве типологической характеристики [3; с. 28, 31; 4; с. 4-5]. Интересным является вопрос актуализации языковой личности в мемуарном тексте, что предполагает выявление авторских средств, вносящих личностное начало в текст воспоминаний. Выясним, какова специфика структуры образа автора, создаваемого в автобиографическом дискурсе, какая информация о самом себе помогает автору создать общую картину дискурсного субъекта.

Неслучайно объектом нашего исследования стал текст «Воспоминаний детства» С. В. Ковалевской. Женская мемуарная проза второй половины XIX века представляет интересную область исследования, так как она создавалась не просто женщинами, а женщинами, активно проявившими себя в культуре эпохи, ставшими своеобразными символами времени. Этот текст, несомненно, внутренне содержит в себе попытку осмысления «нового женского типа», новой роли женщины. Тем более что С. В. Ковалевская одна из первых русских женщин-ученых, самостоятельно «пробивших» себе дорогу в науке. При этом автор концентрирует внимание на своей индивидуальной жизни, внешней или внутренней, таким образом, что стремится к объективности и показу реальных событий и лиц, с одной стороны, и все же не может избежать ярко выраженной субъективности изложения - с другой [3; с. 28]. Однако это не мешает мемуаристу стремиться оказать определенное воздействие на читателя, явить ему свой опыт в качестве примера.

Различные типы информации, таким образом, по-разному соотносятся в подобных текстах, среди них доминирующим оказывается рассуждение. Лев-ковская Н. А. отмечает, что, строго говоря, повествование выступает в качестве ведущего типа информации практически в любом тексте, однако, в связи со спецификой повествования, а также благодаря «вкраплению» рассуждения во все типы информации, можно говорить о ведущей роли последнего в тексте мемуарной литературы [3; с. 26, 29]: «Хотелось бы мне знать, может ли кто-нибудь определить точно тот момент своего существования, когда в первый раз возникло в нем отчетливое представление о своем собственном Я...(1) И главная беда в том, что я никак не могу определить сама, какие из этих впечатлений я действительно помню...(2) Что еще хуже - мне никогда не удается вызвать ни одно из этих первоначальных воспоминаний во всей его чистоте...(3) Как бы там ни было, вот та картина, которая одна из первых рисуется передо мною всякий раз, когда я начинаю вспоминать самые ранние годы моей жизни (4)» [1; с. 29].

Мы видим, как сомнение в рассуждении Ковалевской накладывается на повествование. Автор обращается к непосредственному адресату с вопросом (1), а затем рассказывает о встреченных ею препятствиях на пути к желаемой цели (2), (3), и в конце о принятом ею решении (4). Рассказ о собственных мыслях оформляется в рамках причинно-следственных отношений, характерных для рассуждения. Обобщающая фраза «как бы то ни было» дает возможность автору говорить о полезности соответствующего решения лично для нее и уверенности в своих силах в дальнейшем. Не ожидая ответа на риторический вопрос (заданный в начале повествования), Ковалевская как бы утверждает личное право на рассказ о своей жизни. Более того, она намеренно «изменяет» летоисчисление, начиная с момента «самоосознания»: «с него веду я мое летоисчисление, первого возникновения во мне отчетливого представления, кто я такая, какое мое положение в свете» [1; с. 30].

В качестве стратегии следует назвать подчеркнутую точность. Каждое важное событие жизни обязательно связано с возрастом (подкрепляется конкретной цифрой или примерным воспоминанием): «мне было тогда года два-три», «мне было лет около шести», «мне было уже тогда лет семь или восемь», «уже пятнадцатилетней девочкой», «мне было всего 13 лет», «когда я была уже взрослой», что свидетельствует, во-первых, о присвоении автором статуса продолжателя русской летописной традиции [2, с. 71]. Во-вторых, ссылки на юный возраст еще раз подчеркивают неординарные способности личности мемуаристки.

<Часто используется прием обобщения и формирования собственной позиции, следуя от рассуждения о личном опыте: «Однако гонение это на мои стихи не помогало. В двенадцать лет я быта глубоко убеждена, что буду поэтессой» [1; с. 59]. Тактика, близкая к тактике разъяснения собственной позиции, встречается при определении автором чего-либо, например, собственного метода общения: «Я не удостаиваю его ответом и стараюсь придать себе вид как ни в чем не бывало, как будто я пришла к отцу по собственному желанию» [1; с. 61]. Все рассуждения о семье накладываются на описания: Ковалевская приводит конкретные примеры общения в различных ситуациях, обнаруживая стремление сформировать соотносимый личностный смысл у читателя, при этом тактика убеждения адресата в своей правоте представляется как обобщение личного опыта, проверенного временем: «Вообще я была на пути к тому, чтобы превратиться в нервного, болезненного ребенка» [1; с. 38].

В повествовательном ключе мемуаристка воссоздает типично житийный жанр русской литературы, используя принципы создания жития, фиксируя образ субъекта в какой-то момент его жизни: «У меня все более и более стала развиваться дикость и сосредоточенность», «вскоре у меня прошла даже и охота, и умение играть с другими детьми» [1; с. 36]. Нелюдимость, серьезность, внешняя непривлекательность выступают в качестве положительных оценок в житии.
В целом образ автора в самохарактеристиках создается за счет сдержанно-положительной оценки самой себя. А характеристики других во многом используются как некий фон для собственного образа, при этом доминирующая положительная оценка своего окружения служит созданию скрытой положительной самооценки. Главными критериями оценки человека для С. Ковалевской выступают заинтересованность, целеустремленность, усидчивость, трудолюбие, а в целом, - стремление знать: Софья любила дядю за его слабость - «чтение до запоя, до одури», за то, что он «говорит со мною, как с большой», «внушая мне благоговение к математике как науке высшей и таинственной» [1; с. 67, 74].
Интересным приемом актуализации является характеристика, данная автору мемуарного текста известными людьми, к которым она питала глубокое уважение: «только такой умной барышне, как ты/, нельзя рассказывать сказки», «с тобой можно говорить только о серьезном», «он [Страннолюбский] удивился, как скоро я охватила и усвоила себе понятия о пределе и о производной» [1; с. 74-77]. В целом, тактика включения подобных характеристик работает на создание впечатления объективизации оценки, что придает отдельным чертам образа автора большую убедительность. С одной стороны, информация оценочного характера, исходящая из разных источников, создает более полный и многогранный образ автора, дополняя самохарактеристику. С другой -однонаправленность характеристик, идущих от разных лиц, создает целостность и многоликость образа, подтверждая авторские самооценки. При этом отрицательные черты характера автора представлены как единичные, бессистемные ошибки, возникшие под влиянием обстоятельств, автор раскаивается в них: «стыд, горький, отчаянный стыд охватил меня» [1; с. 81].

Воспоминания С. Ковалевской охватывают лишь детские годы ее жизни, хотя стратегически весь дискурс направлен к реальному времени его написания, преследуя цель показать, что представлял собой автор в начале своей жизни, и каков результат его духовного развития. Повествование обрывается неслучайно. Такая «незавершенность» позволяет одновременно реализовать две важнейшие стратегии дискурса: с одной стороны, сохраняется заданное читательской интерпретации направление сравнения что было- что стало, с другой - автор воспоминаний - знаменитая женщина-ученый постоянно присутствует в дискурсе при смене временных планов повествования, действуя как субъект оценки.

Литература

  1. Ковалевская, С. В. Воспоминания. Повести  С. В. Ковалевская. - М., 1986.
  2. Кочеткова, Н. Д. «Исповедь» в русской литературе конца XYIII века Н. Д. Кочет-кова  На путях к романтизму. - Л, 1984. - С. 71.
  3. Левковская, Н. А. Конкретно - вариативное членение как фактор типологи-зации текста  Н. А. Левковская  Коммуникативные единицы языка и принципы их описания: сборник научных трудов. - М., 1988.
  4. Шанина, А. Л. Лингвостилистические средства вы/ражения образа автора в тексте воспоминаний. Автореферат канд. дисс А. Л. Шанина. - М., 1988. С. 4-5.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы