Мозгова Т. А.
Белорусский государственный университет (г. Минск)

 

МИШЕЛЬ УЭЛЬБЕК О СОВРЕМЕННОМ МИРЕ И ЗАДАЧАХ ЛИТЕРАТУРЫ

«У любого общества есть свои уязвимые места, свои болевые точки. Найдите их и нажмите как можно сильнее. Углубляйтесь в темы, о которых люди не хотят слышать. Показывайте изнанку жизни. Напирайте на болезнь, агонию, уродство. Настойчиво говорите о смерти, о забвении. О ревности, равнодушии, фрустрации, отсутствии любви. Будьте гнусны, и вы будете правдивы» [3, с. 26-27], - это советы, которые Мишель Уэльбек даёт начинающим поэтам и писателям в одном из своих эссе, он и сам следует им в своих романах, повестях, стихотворениях, и даже песнях (в конце 90-х годов он решил попробовать себя в качестве рок-певца).

Свои политические и эстетические позиции Уэльбек обозначил в сборнике газетных/журнальных статей, и интервью «Le Monde comme supermarch^» («Мир как супермаркет», 1998) и эссе «Rester vivant» («Оставаться живым», 1991).
В самом названии сборника он использует метафору «супермаркета», разъясняя затем ее содержание. Супермаркет - это место, где все можно продать и купить, где любые человеческие отношения подчинены расчету и даже женская красота измеряется цифрами: «возраст-рост-вес плюс объем бедер-талии-груди». [1, с. 66], где для большинства людей «процесс производства материальных ценностей - тайна за семью печатями» [1, с. 65], и правят миром те, кто создает и перерабатывает информацию, а не вещи. Это мир, полностью состоящий из «нейтральных пространств для рекламных сообщений» [1, с. 60]. Человек в этом мире разучился любить, чувствовать и исповедует лишь культ молодости и успеха: «Скупая тоннами увлажняющие, укрепляющие, ублажающие средства, западная цивилизация потеряла последние остатки мужества перед смертью, которые раньше находила в христианстве. И хуже того - старость теперь приравнена к смерти. «Дети старят», - вот вам и разгадка демографической катастрофы белой расы» [2]. А в «супермаркете» люди боятся старости даже больше, чем смерти, так как старость означает окончательную потерю возможности потреблять.
Здесь человек перестает существовать как личность. Мишель Уэльбек высказывает мысль о том, что «освободившись от ограничений, которые накладывают на личность происхождение, привычки, устойчивые правила поведения, современный человек готов занять своё место во вселенской системе торговых сделок, где ему будет однозначно присвоена определённая меновая стоимость» [1, с. 65]. Его поступки объясняются теперь не его волей и желаниями, а «небольшим набором числовых показателей (в основном - процентным содержанием в крови гормонов и нейромодуляторов)» [1, с. 51]. Многих такая тенденция - объяснять мир с помощью одних лишь научных данных - устраивает, других - пугает и, как следствие, эти последние находят успокоение в астрологии и ясновидении. Сам Уэльбек полагает, что человечеству, утратившему веру в Бога, необходимо дать надежду «на вечную приобщённость к абсолютному бытию» [1, с. 79]. В современном мире Бога и религию заменила реклама. (Французский философ Бодрийяр даже называет ее «псевдорелигией»). Случилось это потому, что реклама сейчас не просто представляет вещи, предназначенные для продажи, она создает идеальный мир, где все счастливы, молоды и богаты. Она внушает надежду на то, что любой может приобщиться к этому миру, если, конечно, приобретет то, что она предлагает. Реклама - это легенда, которая очень дорога людям, несмотря на то, верят они в нее или нет. Уэльбек полагает, что «реклама не справляется со своей задачей, люди всё чаще впадают в угнетённое состояние, всё сильнее чувствуется общая растерянность; ... продолжает совершенствовать средства передвижения для существ, которым некуда ехать, потому что они нигде не чувствуют себя дома; создавать новые средства связи для существ, которым уже нечего сказать друг другу; облегчать контакты между существами, которым уже не хочется общаться с кем бы то ни было» [1, с. 79-80].

В результате нивелировки личности, потери человеком возможности и умения общаться с окружающими искусство и наука перестают выполнять свои привычные функции, так как «любое искусство, как и любая наука, - это средство общения людей друг с другом... Творческое оскудение, которое приходится констатировать в различных областях искусства, есть не что иное, как оборотная сторона столь характерной для современного общества неспособности к беседе» [1, с. 74]. Сейчас любое проявление в беседе чувства, эмоции, мысли стали просто недопустимы и даже вульгарны. Сегодня всё сказанное должно быть пропущено «через деформирующий фильтр юмора». Юмор же в свою очередь «самоистощается, оборачиваясь трагической немотой». Только тогда человек современного западного общества понимает, что он безнадёжно одинок. Возможно, он смог бы найти спасение в семье, но её в прежнем понимании уже не существует. Её попросту уничтожили упрощение процедуры развода и женская эмансипация, которую Уэльбек рассматривает не иначе, как распущенность и карьеризм.

«Так называемое раскрепощение женщины было скорее выгодно для мужчин, поскольку делало возможным расширение сексуальных связей. В дальнейшем это привело к распаду супружеской пары, к распаду семьи - последних общностей, которые стояли между индивидуумом и рынком. Думаю, это стало катастрофой для всего человечества, но и на сей раз наиболее пострадавшими оказались женщины» [1, с. 120]. Качества, которые было принято связывать с женщиной, - любовь, сострадание, самоотверженность, верность и нежность - стали предметом насмешек. Но, несмотря на это, Уэльбек заявляет, что они по-прежнему «являются высшими ценностями, какими только может гордиться цивилизация» [1, с. 121].
Когда критики говорят об Уэльбеке, то чаще всего вспоминают имя Карла Маркса. Происходит это главным образом из-за того, что писатель своеобразно дополняет его экономическую теорию, заверяя, что «в наши дни мы живём и действуем внутри системы, имеющей два измерения: эротическую привлекательность и деньги» [1, c. 41]. Писатель имеет в виду то, что сегодня внешняя привлекательность важна не меньше, чем экономическое благосостояние. Приобретение товаров - это самая низшая форма потребления в современном западном обществе. В сфере человеческих отношений, как полагает Уэльбек, также происходит процесс потребления, но на более высоком уровне. Хуже всего, конечно, тем, кто беден в обоих измерениях, а их количество постоянно увеличивается. (Эту мысль он художественно интерпретирует в романах «Расширение пространства борьбы» и «Возможность острова»).

Свои взгляды на современное общество и место в нем писателя, когда серьезно, а когда в свойственной ему ироничной манере Уэльбек изложил в эссе «Оставаться живым», еще будучи автором мало известным широкому кругу читателей. Он дает ему подзаголовок «methode» («руководство для начинающих» или «методическое пособие») и предлагает в нем свое видение процесса создания литературного произведения: «Сначала страдать», «Использовать членораздельную речь», «Выжить» и «Бить по болевым точкам». Собственно говоря, к этим императивам, вынесенным в названия четырех разделов, и сводятся основные советы Уэльбека начинающим литераторам, а текст их только разъясняет.

В интервью с французской журналисткой Сабиной Одрери Уэльбек подчеркивает то, что в эссе «Оставаться живым» «действительно излагается его метод, которого он придерживается и по сей день» [1, с. 115]. Суть этого метода состоит в следующем. В основе любого творчества и даже жизни в целом лежит страдание. Его разновидности не имеют значения, самое главное - усвоить то, что счастливый человек не может создать произведение искусства, ибо творить - означает выражать свои страдания. Но это необходимо делать в «определенной, четко структурированной форме», иначе «страдание сожрет вас живьем изнутри раньше, чем вы успеете что-либо написать» [3, с. 15]. И вместе с тем Уэльбек предлагает не задумываться о форме и тем более не работать над ней, ведь «писать стихи - это не работа, это назначение». [3, с. 17]. Название следующего раздела «Выжить» может показаться слишком сильным, но и здесь в свойственной ему ироничной манере он даёт практические советы молодым поэтам, как им выжить в современном западном обществе: «Вопрос, где лучше жить, как правило, не стоит: будете жить там, где получится. Старайтесь лишь избегать слишком шумных соседей, которые сами по себе способны довести кого угодно до полной интеллектуальной смерти»; «не забывайте о психиатрах - они выписывают больничные листы. Однако длительное пребывание в психушке следует исключить: слишком вредно»; «формы социальной помощи (пособие по безработице и т. п. ) надо использовать в полной мере, равно как и финансовую поддержку более состоятельных друзей. И пусть вас не слишком мучают угрызения совести. Поэт - это священный паразит» [3, с. 21]. Желание прожить как можно дольше Уэльбек объясняет не только тем, что «поэты, которые живут долго, больше успевают написать» [3, с 20], но и тем, что «старость - время совершенно особых физических и психологических процессов, и обидно было бы это упустить» [3, с. 20].

В следующем разделе автор формирует непосредственно задачи литературы. Можно даже сказать, что Уэльбек даёт молодым литераторам рецепт того, как написать хорошее произведение. Прежде всего, необходимо запомнить два простых правила: во-первых, «истина скандальна. Но без неё ничего не выйдет» [3, с. 28] и, во-вторых, «ваше дело - просто говорить правду, вот и всё» [3, с. 28]. По его мнению, именно «говорить правду» о современном мире и населяющих его людях, и является целью писателя. Главную идею всех произведений Мишеля Уэльбека можно определить его же словами: «Мы движемся к катастрофе, ведомые искаженным образом нашего мира, и никто не знает об этом». [1, с. 47]. Свою задачу как писателя он видит в том, чтобы успеть рассказать о катастрофе, ожидающей нас, если человечество не пересмотрит принципы своего дальнейшего развития. И в то же время он иронизирует по поводу литературной значимости собственных произведений, замечая, что «на фоне красивых сказок, которыми пичкают нас средства массовой информации, очень легко проявить литературный талант, демонстрируя иронию, мрачный взгляд на вещи, цинизм» [1, с. 115]. Почти никто из современных писателей не смог преодолеть цинизм по отношению к современным эпохе и миру, и Уэльбек считает, что «если сегодня найдется писатель, который сможет в своих произведениях быть одновременно честным и оптимистичным - он изменит судьбы мира» [1, с. 115].

Сам Уэльбек стремится к детальному, фотографическому отображению действительности, и поэтому часто обвиняется критиками в натурализме и цинизме. А он с болью пишет о том, что видит в мире, превратившемся в «тотальный гипермаркет» [1, с. 64].
Вопросы жанра и стиля он считает вторичными, главное для него - содержательный аспект: «Не слишком заботьтесь о том, чтобы иметь цельную «творческую индивидуальность»: она и так у вас есть, хотите вы того или нет»; «...оригинальность мало что значит. Не заботьтесь о ней. В любом случае оригинальность неизбежно проявится через сумму ваших недостатков» [3, с. 22]. А в открытом письме французскому литератору - Лакису Прогуидису Уэльбек утешает себя и молодых литераторов, вспоминая слова Шопенгауэра: «Первая и по сути единственная предпосылка хорошего стиля - это когда человеку есть что сказать» [1, с. 53].

Литература

  1. Уэльбек, М. Мир как супермаркет  М. Уэльбек. - М.: Ад Маргинем, 2003.
  2. http://www. izvestia.ru/hit/article30388
  3. Уэльбек, М. Оставаться живым М. Уэльбек Иностранная литература. -2001. - №5.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы