Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СЛОВО: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СЛОВА В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ

Касюк И. С.
Белорусский государственный педагогический университет им. Максима Танка (г. Минск)

 

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СЛОВА В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ

Художественный текст на протяжении столетий активно изучался поэтикой, риторикой, литературоведением, эстетикой, однако феномен художественного текста все еще во многом непонятен и загадочен. Для исследования этого явления привлекаются данные психолингвистики, семиотики, литературоведения, информатики, логики и других наук, но несмотря на это ряд вопросов (например, о природе «смысловой емкости» художественного текста, его необычайной воздействующей силе) остается открытым.

Важнейшей характеристикой художественного текста является специфическое использование в нем языковых единиц. Язык художественного произведения живет по особым законам. В узусе лексика получает лишь частичное отражение, в художественной речи происходит интенсивная реализация потенциальных свойств общелитературного языка. Современная теория лексической семантики рассматривает значение слова в художественном тексте как особый функциональный тип словесного значения (см. работы В. В. Виноградова, Г. О. Винокура, Б. А. Ларина, В. П. Григорьева, Д. Н. Шмелева и др.). Язык художественного произведения многообразен, гибок, богат оттенками.

Специфика художественного произведения заключается в особых отношениях компонентов внутри текста, которые в значительной степени определяют функции каждого компонента и эстетическую функцию всего текста. Слово в художественном произведении способно передать такие «нюансы» содержания, «которые семантикой языка не предусмотрены заранее» (Ю. С. Степанов) [5, с. 80]. Подобные «нюансы» «воспринимаются, но не имеют своих знаков в речи», а выражаются во «взаимодейственной совокупности слов» (Б. А. Ларин) [5, с. 80]. Именно в художественном произведении лексическая единица попадает в наиболее сильную зависимость от контекста, в какой-то степени теряет свою самостоятельность, вступает в такие связи и отношения, которые способны существенно изменить узуально присущие ей качества. В связи с этим художественное значение слова можно определить как контекстуально связанное, или синтагматически закрепленное (Б. А. Плотников). Контекст выступает ключом к прочтению слова: он сужает слово, выдвигая, динамизируя одни его признаки за счет других, и одновременно расширяет слово, наращивая на него пласты ассоциаций [3, с. 10].

В поэтическом тесте эти тенденции представлены особенно ярко: ограниченное языковое пространство способствует тому, что слово становится семантически осложненным, а смысловые ассоциации углубляются. Компактность и концентрированность поэтического текста обязывает автора особенно тщательно отбирать и размещать лексику, использовать приемы, увеличивающие мыслеемкость и многоаспектность художественной речи.

Слово в поэтическом тексте подвергается трансформации, контекстуальному «приращению» смысла. В силу этого значение слова в поэзии неисчерпаемо. Сдвиги в лексическом значении слова, вызванные случайными сближениями с другими лексемами, контекстное переосмысление, неожиданное раскрытие многозначности и другие экспрессивно-образные модификации слова являются нормой поэтической речи. В лирике больше, чем в прозе, работают коннотативные смыслы, которые текучи, трудноуловимы, часто имплицитны. Подобное явление можно проследить на следующем примере: К громам и дымам/Кмолодымседи-нам дел- дум моих причти седины («Золото моих волос...», М. Цветаева). Контекст актуализирует ряд значений текстовой единицы седины дел: давние, старые дела; поседеть от дел, забот, работы; дела на склоне лет, последние; результаты, итоги дел; вечные, нескончаемые дела; главные, незабываемые дела [2, с. 1б7]. В данном фрагменте имеет место появление так называемого мерцающего значения, когда в тексте реализуются одновременно несколько значений языковой единицы. Текстовая синтагматика не только актуализирует имеющиеся выразительные возможности слов и их образный потенциал, но и формирует их, обогащая и трансформируя за счет сочетаемостных возможностей.

Лексическая единица в единстве своего звучания и значения может выступать как форма для другого содержания. В поэтическом тексте слова могут подвергаться коренным изменениям. Можно обнаружить такие случаи семантических трансформаций, когда одна и та же лексема перестает быть равной самой себе или даже оказывается собственным антонимом: Дом - так мало домашний. . . («Дом», М. Цветаева); А дорога до погоста / Во сто раз длинней, / Чем тогда, когда я просто / Шла бродить по ней («За узором дымных стекол», А. Ахматова); Пятнадцать лет - пятнадцатью веками /Гранитными как будто претворились... («Северные элегии: четвертая», А. Ахматова), Мгновенье длился этот миг, / Но он и вечность бы затмил («Тема с вариациями», Б. Пастернак); А на закат наложен/Был белый траур черемух, / Что осыпался мелким, /Душистым, сухим дождем («Из цикла «Юность», А. Ахматова) и др.

Как отметил А. А. Потебня, «поэзия - есть создание сравнительно обширного значения при помощи единичного сложного (в отличие от слова) ограниченного словесного образа (знака)» [1, с. 210]. Наибольшие преобразования претерпевает лексика, обозначающая наиболее важные для автора понятия и явления окружающей действительности, в силу того, что художник слова отказывается от обыденного, стереотипного мировосприятия. Так, в лирике Б. Пастернака обширную группу составляют номинаторы большого необозримого пространства (небо, земля, простор, даль, звезды, закат, море, лес, степь, поле, горы и др. ). Как правило, в поэтической картине мира автора лексика данной семантической области выступает в качестве деятеля: Дремала даль, рядясь неряшливо  Над ледяной окрошкой в иней, И вскрикивала и покашливала За пьяной мартовской ботвиньей («Встреча», Б. Пастернак); Земмледышать ботвой картошки/И стынуть больше невтерпежь («Заморозки», Б. Пастернак); Еще кругом ночная мгла.  Такая рань на свете, Что площадь вечностью легла.  От перекрестка до угла, Идо рассвета и тепла. Еще тысячелетье («На Страстной», Б. Пастернак); И страшным, страшным креном/Кдругим каким-нибудь / Неведомым вселенным/Повернут Млечный Путь («Ночь», Б. Пастернак) и др.
В поэтической речи, как и в разговорной, личность автора проявляется особенно активно, является определяющей. Наблюдаемые сдвиги в значении художественного слова носят индивидуальный характер, репрезентируя особенности авторского мироощущения. Употребление, контекст становятся средством фиксации личностных смыслов. Иллюстрацией данного утверждения может быть функционирование в поэтической системе Б. Пастернака лексемы февраль. Так, во фрагменте Февраль. Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд,  Пока грохочущая слякоть  Весною черною горит («Февраль. Достать чернил и плакать!..», Б. Пастернак) к узуальному значению отрезок календарного времени добавляется сема состояние вдохновения, когда «стихи слагаются навзрыд». В следующем контексте к словарному значению этой же лексической единицы приращивается сема болезненности, немощности, слабости, дряхлости: Февраль нищал и стал неряшлив, Бывало, крякнет, кровь откашляв, И сплюнет, и пойдет тишком Шептать теплушкам на ушко... («Высокая болезнь», Б. Пастернак) [4, с. 130].

Художественная речь того или иного автора - целостное проявление уже реализованных и потенциальных свойств системы литературного языка. Поэтому в общепринятом применении слова всегда есть частичка особенного, распознать и описать которое помогает соотношение с мыслью художника, с семан-тико-стилистической системой произведения. Именно местоположение этого общего в авторской системе, значимость его связи с другими звеньями эстетического словесного единства обусловливают своеобразие и разную меру необычности самого обычного. Индивидуальный почерк автора проявляется уже в самом факте избирательности, предпочтительности определенных лексических средств, значений, которые нередко становятся базой формирования более сложных и запоминающихся образов. [6, с. 69, 73]. Например, в творчестве А. Ахматовой тема дома связана с мотивами сиротства и скитальчества, бесприютности, что на лексическом уровне реализуется соседством темпорального номинатора дом с семой одиночества, бездомности: Тихий дом мой пуст и неприветлив («Бессонница», А. Ахматова); И разрушен родительский дом («Венок мертвым»: «Поздний ответ», А. Ахматова); Никого нет в мире бесприютней / И бездомнее, наверно, нет («Из трагедии «Пролог, или сон во сне», А. Ахматова); Я пью за разоренный дом («Разрыв», А. Ахматова) и др.

Как справедливо отмечает В. А. Маслова, у поэта нет лишних, ненужных слов; каждая лексема несет определенный логический смысл, входит в произведение со всей своей эмоционально-стилистической надстроенностью, является потенциально эстетически значимым. Поэтому слово в поэзии оказывается не равно самому себе, оно «крупнее» этого же слова в общеязыковом тексте (Ю. М. Лотман). Поэтическая речь отличается тем, что любые элементы речевого уровня могут возводиться в ранг значимых; любые элементы, являющиеся в языке формальными, могут приобретать семантический характер, получая дополнительные значения. Поэзия - это способ расширения семантического пространства.
Нередко художники слова нарушают ограничения, накладываемые семи-ологической системой на грамматическую, семантическую или стилистическую сочетаемость. Человеку, как правило, приходится иметь дело с устоявшимися контекстно-ситуативными условиями, в которых привычно употребление той или иной стилистически окрашенной или функционально-ограниченной единицы. Очевидно, что все нормативное, известное, привычное - менее выразительно, менее эмоционально, менее эффективно. Сближая разведенные в обыденном сознании явления действительности, авторы нарушают ожидание смысловой завершенности. Момент предугадывания, предсказывания направления, по которому пойдет завершение смыслового целого - появления определенного слова в конкретном контексте в поэзии незначителен.
Ярко и своеобычно прием нарушения ожидания, или обманутого ожидания представлен в художественной системе Бориса Пастернака. В его поэтической картине мира поэта два любых предмета, явления могут оказаться связанными причинно-следственными отношениями: Сады тошнит от верст затишья.  Столбняк рассерженных лощин Страшней, чем ураган («Три варианта», Б. Пастернак); У сада  Полон рот сырой крапивы («Три варианта», Б. Пастернак); Луга мутило жаром лиловаты/м («В лесу», Б. Пастернак); Разгневанно цветут каштаны («Бальзак», Б. Пастернак) и др. Уникальные текстовые индивидуально-авторские ассоциативные связи слова, не предусмотренные его узуальными свойствами, формируют семантический и стилистический окказионализм.

Поэтическая речь отличается стремлением преодолеть стереотипное восприятие смысла используемых лексических средств. Это происходит за счет расширения традиционного набора семантических признаков и ассоциативных связей слов вплоть до их коренного переосмысления.

Литература

  1. Азнаурова, Э. С. Очерки по стилистике слова Э. С. Азнаурова. - Ташкент: «Фан», - 1973. - 405 с.
    Болотнова, Н. С. Художественный текст в коммуникативной аспекте и ком-плексны/й анализ единиц лексического уровня  Н. С. Болотнова. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1992. - 312 с.
  2. Гинзбург, Л. Я. Олирике Л. Я. Гинзбург- . 2-е изд, доп. - Л.: Сов. писатель, Ленинградское отделение, 1974. - 408.
  3. Касюк, Н. С. Семантические поля «время» и «пространство» в поэтическом контексте Бориса Пастернака  Н. С. Касюк Сборник научный работ студентов высших учебных заведений Республики Беларусь «НИРС - 2004»: в 2 ч.- Минск: ВЭВЭР, 2005. - Ч. 2.- С. 128-130.
  4. Москвин, В. П. Стилистика русского языка. Теоретический курс В. П. Москвин. - 4-е изд., перераб. и доп. - Ростов н/Д: Феникс, 2006. - 630 с.
  5. Поцепня, Д. М. Образ мира в слове писателя/Д. М. Поцепня. - СПб.: Изд-во С. -Петербург ун-та. - 1997. - 264 с.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы