Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2007 Социокультурный дискурс средств массовой О НЕКОТОРЫХ ПРИЕМАХ ЭКСПРЕССИВНОГО СИНТАКСИСА В СОВРЕМЕННОМ ГАЗЕТНОМ ТЕКСТЕ

Нгуэн Тхи Хуэ (Вьетнам)
Институт современных знаний им. А. М. Широкова (г. Минск)

 

О НЕКОТОРЫХ ПРИЕМАХ ЭКСПРЕССИВНОГО СИНТАКСИСА В СОВРЕМЕННОМ ГАЗЕТНОМ ТЕКСТЕ

Как известно, изобилие печатных изданий, наблюдаемое сегодня (различного формата, полиграфического исполнения, целевого направления и т. д. ) ставит читателя перед сложностью их выбора и их предпочтения одного другому. Поэтому особую роль приобретают критерии отбора, по которым тот или иной продукт СМИ становится избираемым, предпочитаемым, излюбленным. При этом для современного читателя уже не достаточно только привлекательности иллюстративного материала, броских заголовков, большого разнообразия тематики и проблематики. Он (читатель) вполне понимает, что яркая форма -это лишь оболочка, за которой должно скрываться соответствующее содержание. Кроме того, любая газетная (или журнальная) статья - это сложный продукт журналистского творчества, правки, редактирования и конечного выхода из печати. Поэтому работа над текстовым оформлением является очень важным этапом указанного процесса и включает в себя несколько этапов: первичный замысел материала, накопление необходимых данных (фактов) и, наконец, выбор языковых средств. На наш взгляд, к этому необходимо добавить еще и саму организацию этих средств в тексте.

Построение текста, выбор языковых единиц здесь во многом опирается на две основные функции публицистики: воздействующую и информационную. Причём эти две функции тесно взаимосвязаны и реализуются одновременно. Информационная функция публицистической речи реализуется при помощи разнообразных языковых средств, для которых характерны нейтральность, точность и объективность выражения. Функция воздействия тесно связана с экспрессивностью и выразительностью публицистического стиля. При этом функциональная задача выразительности заключается в отборе и выделении главного в сообщении, привлечении интереса адресата публицистической продукции необычным словом, формоупотреблением, синтаксическими построениями.

В центре нашего внимания при изучении современных публицистических текстов оказалось употребление предложений, содержащих многоточия (или отточия). Пунктуация наряду с графикой и орфографией справедливо считается одним из материальных элементов письменной речи и, следовательно, как все другие её элементы, служит целям общения между людьми (пишущими и читающими). «Пунктуация является средством, при помощи которого пишущий выражает определенные значения и оттенки, вкладываемые им в письменное высказывание, а читающий, видя пунктуационные знаки в написанном (напечатанном) тексте, на основании их воспринимает выражаемые ими значения и оттенки...» [1, с. 54].
Наблюдения над современными публицистическими текстами (в частности, газетными) показывают, что в них в целях повышения выразительности широко применяются самые различные так называемые фигуры краткой и нарочито неполной речи. Оформляются они с использованием многоточия. Мы имеем в виду такие приемы, как умолчание(или апосиопеза), просиопеза, ретардация, прием прерванно-продолженного или прерванно-возобновлен-ного высказывания, эффект обманутого ожидания.

Использование различных усеченных конструкций выполняет особую функцию, характеризуя адресата с какой-либо определенной стороны. Эти конструкции передают в речи прямую специфику устного говорения, выражают различные эмоции и эмоциональные состояния адресата с точки зрения гнева, возмущения, негодования, досады, сожаления, смущения, неуверенности, замешательства, удивления, взволнованности, состояния раздумья, неосведомленности или, напротив, нежелания называть вещи своими именами или высказывать мысль до конца и т. д. Приведем несколько примеров из газетных текстов: «Нет, я честно ничего не знал... Тина мне ничего не говорила. Я в шоке от того, что та сказала неправду... Понимаете, я сейчас занимаюсь одним крупномасштабным проектом, и меня практически не бывает дома...» («Комсомольская правда» в Белоруссии, 01.12.2006); «Правда, умирать врачи выписали актрису домой... Подруга рассказывает, что в последние свои дни Любовь редко приходила в сознание и...кричала от боли так, что было слышно соседям». (КП в Бел., 7-13.12.2006); «Сын Алексей на расспросы знакомых отвечал, что, мол, сидим с Сергеем Цигалем и Машей возле её кровати и ждем -больше ничего уже нельзя изменить... Ушла Полищук утром, во сне...»(КП в Бел., 7-13.12.2006); «Есть и еще одна странность: проработал переводчик ровно три дня...» (КП в Бел., 05.12.2006); «Опасения какие-то есть: стараюсь ночью не ходить и там, где массовость...» (Кп в Бел., 7-13.12.2006). Этим же удачным, на наш взгляд, приемом заканчивается статья О. Костенко-Поповой «Утро добрым не бывает?» (АиФ, №9, 2007): «Мне кажется, создателям утренних телеэфиров инопланетные датчики вживлять не нужно. Потому что...они у них и так натыканы по всему телу, судя по сюжетам, которыми будят страну...»

Усеченные конструкции активно используют журналисты для создания особого эффекта интимизации, рекламности. Для усиления в высказываниях субъективно-модальных значений. Вот несколько примеров.
В одном из интервью Дмитрий Гранцев с помощью рассматриваемых конструкций легко настраивает известную теннисистку А. Чакветадзе на доверительный лад (АиФ, №9, 2007): « - Откуда эта «мертвая хватка»? Если берете кого-то за горло, то обязательно додавливаете. Взять хотя бы сильную Надю Петрову - 4:0 в вашу пользу...»; И еще пример (там же): « - А вообще, Аня, зачем вам играть? Вы из благополучной семьи, папа бизнесмен, полный достаток. В теннисе же каждый день многочасовые тренировки, на корт выходишь, как на раскаленную сковородку, молодое тело изматывать...»Особенно широко в последнее время многоточие используется в рекламных текстах: «С кредитной карточкой...покупки в удовольствие» (реклама «Приорбанка», «К. п. «в Белоруссии, 22 - 28. 02. 2007); «Потехе час - делу ДВА СПОЛОВИНОЙ или даже ТРИ часа! «(реклама Е1_СОМ, там же) и т. п.Очень часто используется многоточие в газетных заголовках: на развороте листа читаем над фотографиями с левой стороны - «Эти знаменитости откосили...», а с правой - «...А эти звезды прошли серьезную армейскую подготовку (КП в Бел., 22 - 28. 02. 2007); Анастасия Волочкова: «Ни за что не буду есть макароны...» (АиФ, №9, 2007); там же и другой заголовок: «АРТ-ТЕРАПИЯ по-белорусски...» «Организм с вином - ноги винтом» (СБ, 09.12.2006); «Он русский - и это многое объясняет...» (КП в Бел., 09.12.2006); «Дышите в тряпочку...» (СБ, 17.11.2006) и т. д.

Усечение может выступать (и часто в газетном тексте выступает) в виде просиопеза - стилистического приема, состоящего в намеренном опущении начальной части высказывания, которая, обычно легко восстанавливается в сознании адресата. При этом языковым сигналом «усечения» начала высказывания служит незаполненность «левосторонней» валентности его вербализованной части, а пунктуационным - многоточие. Например: «...Лена и Ваня так скоро скопили немного юаней» (КП в Бел., 22-28.02.2007); «...Грузинская пресса опубликовала сотню самых богатых грузин, в числе которых оказался певец Валентин Меладзе с состоянием в 200 млн. долл. «(АиФ, №9, 2007). Надо отметить, что для создания просиопезы обычно используются пословицы и поговорки, крылатые слова, фразеологизмы, строчки из широко известных литературных произведений. Например: «...Ну а девушки? - А девушки потом!», «...да не греет», «...И я скажу, кто вы», «...А сам не плошай» и т. д. Как видим, введение в речь усеченных конструкций показывает не столько специфику говорения автора речи, сколько обстановку или его восприятия действительности.

В рамках изучения затронутой темы мы не могли не остановиться еще на одном стилистическом приеме, широко используемом на страницах современных газет и состоящем в глубоком прерывании предложения, обозначаемом многоточием, с последующим изменением его интонационного рисунка. Мы имеем в виду так называемое «прерванно-продолженное» или «прерванно-во-зобновленное» высказывание. Основная функция этого приема - эмфатическая: выделяется (как неожиданный в смысловом отношении) компонент высказывания после паузы многоточием. Другими словами, этот прием является одним из способов реализации так называемого эффекта обманутого ожидания. Приведем несколько примеров: «Особую роль в судьбе Натальи Водяновой сыграли её друг, московский фотограф и... бабушкина юбка» (АиФ, №9, 2007); «Родить -раз. Научить жить и читать - два. Спасти. ...Только этого она не может» (там же); «Доступ к счету имел директор и...переводчик» (КП в Бел., 05.12.2006); «Выступая с лекцией в Москве, он предположил, что если бы не ЦРУ, то Пастернак...никогда бы не получил награды». (КП в Бел., 16.12.2006); «В одном из многих своих шедевров он даже из непроницаемой Гарбо сделал великолепную комическую актрису. Заставив ее сыграть... русскую коммунистку, засланную в Париж с целью разобраться с товарищами по партии, которых пленил капитализм» (КП в Бел., 16.12.2006); «Впрочем есть у новой милицейской тактики и другие резоны: каждый пятый из лежащих на земле или скамейке «пьяный» оказывается... трезвым, но с сердечным приступом». (СБ, 09.12.2006); «Сергею Безрукову Дед Мороз приносил под ёлку... сценарии!» (КП в Бел., 28.02.2007) и т. п. Здесь необходимо отметить еще раз, что актуализация компонента, продолжающего высказывание после эмфатической паузы, может и не быть связанной с эффектом обманутого ожидания: это может быть чистая эмфаза, присоединение (после сигнала пре-рванности), оценочный подтекст и т. д. Прерванно-продолженные высказывания могут вступать в стилистическую конвергенцию с другими стилистическими приемами (например, с парентезой). Но это уже тема отдельного исследования.

Таким образом, в языке современной газеты мы все чаще сталкиваемся с перерывами в предложении, объединенными одним общим (чисто внешним) признаком - наличием задержки в процессе изложения, которая не связана с особенностями синтаксического строения предложения. Причины, вызывающие такие перерывы, многообразны и не одинаковы по своей природе. Но обозначаются такие паузы всегда многоточием. В одних случаях предложение может быть закончено, после того как причина, вызвавшая перерыв, прекращает свое действие, в других случаях предложение может остаться незаконченным: оно может прерваться под воздействием внутренних обстоятельств, возникающих в процессе высказывания (волнения, недоговоренности, невозможности воспроизведения определенных слов и выражений в печатном тексте из-за этических и эстетических соображений) и т. д. Мы же, после проведенного нами исследования, смеем утверждать, что конструкции, содержащие многоточие, становятся еще одним действенным приемом экспрессивного синтаксиса современного публицистического текста. Это подтверждает изученный нами материал.

Литература

  1. 1. Шапиро, А. Б. Современный русский язык. Пунктуация / А. Б. Шапиро. -М., Просвещение, 1974. - С. 54.
 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы