Иванова И. В.
Минский государственный лингвистический университет

МОДЕЛЬ СИТУАЦИИ ВЕРБАЛЬНОГО ИНФОРМИРОВАНИЯ

Начать описание модели денотативной области вербального информирования, как нам представляется, уместно с определения понятия «моделирование» как одного из методов изучения языка. В определении А. М. Мухина моделирование представляет собой метод научного исследования, который обязательно предполагает установление отношения между оригиналом и моделью, воспроизводящей те или иные стороны моделируемой действительности и способной служить целям получения новых знаний о нем [12, 27]. О. С. Ахманова рассматривает моделирование как « научный прием, состоящий в схематическом воспроизведении объекта, в результате котрого мы получаем модель, присущую данному языку, парадигматическую схему элементов составляющих структуру моделируемого объекта»[3]. Таким образом, сущность метода моделирования заключается в том, что субъект познания получает дополнительную информацию об оригинале путем изучения его модели, которая всегда отличается от оригинала, объекта познания. Моделирование предполагает использование абстракции и идеализации, отображая релевантные, свойства оригинала и отвлекаясь от несущественных. Тем самым модель выступает как некоторый абстрактный идеализированный объект. Всякая модель строится на основе гипотезы о возможном устройстве оригинала и представляет собой функциональный аналог оригинала, что позволяет переносить знания с модели на оригинал. В идеале всякая модель должна быть формальной, т. е. в ней должны быть в явном виде и однозначно заданы исходные объекты, связывающие их отношения и правила обращения с ними [9]. В связи с этим возникает вопрос, а какие элементы моделируемого оригинала принять за исходные? В рассматриваемой нами ситуации информирования их можно выделить несколько: способ передачи информации, средство передачи информации, сама информация, адресат, цель информирования, оценка процесса информирования, его темпоральная и локативная отнесенность, но следует ли их все включать в модель описываемой ситуации нам предстоит еще выяснить. В. Н. Ерхов предлагает «при построении модели предложения отказаться от минималистических тенденций. . Следует признать, что эмпирическая ситуация, описываемая в предложении многомерна, помимо обязательных партиципантов она имеет атрибуты, характеризующие ее по различным параметрам. Атрибуты ситуации могут включаться в семантическую структуру предложения в зависимости от целей и условий коммуникации; они выступают в этом случае как различительные черты, которые говорящий выделяет в описываемой ситуации» [8, 17]. Однако нам представляется, что данный подход не соответствует принципам лингвистического моделирования, поскольку модель должна давать не полное, а необходимое описание, она должна отображать лишь релевантные, определяющие свойства оригинала, которыми, на наш взгляд, атрибутивные характеристики не являются. В рамках данного описания при построении модели ситуации информирования мы будем исходить из так называемого «редукционалистического» подхода к материалу, т. е. мы попытаемся выделить структурный минимум ситуации, который образуют позиции партиципантов (участников, субстанциональных элементов ситуации), поскольку именно «анализ минимальных схем (семантически достаточных структур) дает хорошие результаты и наиболее удобен» [5, 95]. При этом атрибутивные позиции не будут включаться нами в структуру ситуации, поскольку они являются лишь дополнительными характеристиками. Комплементарными в ситуации информирования, на наш взгляд, представляются темпоральые, локативные, целевые и оценочные элементы, так как они не являются исходными и, следовательно, не включаются в модель данной ситуации.

Таким образом, можно заключить, что в структурный минимум ситуации информирования входят следующие обязательные компоненты: субъект, инструмент, объект и адресат. Далее мы подробно рассмотрим данные элементы и попытаемся определить роль каждого из них в общей структуре ситуации информирования.
Понятие «субъект» достаточно многозначно и разными источниками определяется по-разному. В грамматике субъектом называется один из членов предложения, а именно - подлежащее. В логике - первый член суждения, носитель свойства, выраженного предикатом, а в философии субъектом является человек, познающий окружающую действительность. Ч. Филмор указывает на то, что субъект - это обычно одушевленный инициатор действия - John opened the door? The door was opened by John, которому в его падежной рамке соответствует семантический падеж агентив (А). Инициатором действия может также быть и неодушевленная сила или предмет, который вовлечен в действие или состояние, называемое глаголом, в качестве причины - The wind opened the door, которому соответствует падеж инструменталис (I) [16, 405-410]. У Чейф говорит о субъекте как об агенте, который что-то делает, является производителем действия [17, 119]. Ю. Д. Апресян отмечает, что субъект - целесообразный деятель, носитель свойства. [2, 285-286]. Для определения субъекта В. В. Богданов пользуется двумя понятиями: «активный одушевленный производитель действия» и «активный неодушевленный производитель действия, сила природы, стихия» [4, 51-55].

В свете данного описания субъект - это инициатор сообщения, являющийся на наш взгляд исходным партиципантом ситуации информирования, поскольку именно субъектом диктуются целевые установки информирования, т. е. именно намерения субъекта предоставить, обменяться, запросить информацию или самому удовлетворить свой познавательный интерес и обеспечивают возможность вариации общей ситуации информирования и, как следствие, выделение ее частных типов. Субъект отбирает средство и способ передачи информации и определяет саму информационную составляющую. Спецификой ситуации информирования является то, что инициатором сообщения могут быть лишь одушевленные существа способные мыслить, т. е. отражать окружающий мир, частью которого они являются. Здесь следует оговориться, что в рамках данного исследования мы, рассматривая естественный язык, под мышлением понимаем человеческое мышление как «одну из форм мышления, соответствующую социальному уровню организации материи» [1, 69]. Таким образом, в качестве субъекта информирования в данной ситуации мы рассматриваем лишь одушевленное существо, характеризуемое не только семой одушевленности, но и семой «человечность», представляющее лицо активно участвующее а информационном процессе.

Одним из центральных компонентов ситуации информирования является объект. Согласно Я. И. Маркоту «объект - это одушевленное существо или предмет, находящийся в каком-либо состоянии или процессе. Причем отнюдь не обязательно, чтобы на него было направлено воздействие другого предиката или одушевленного существа» [11, 42]. Ч. Филлмор говорит об объекте, как о существительном, обозначающем одушевленный либо неодушевленный аргумент, являющийся объектом действия. [16, 406]. У В. Гака [6, 77-85] объектом является один из семи « реальных объектов, которому при прямом отражении соответствует прямое дополнение». Философия трактует объект как «отдельный предмет материальной действительности, обладающий относительной устойчивостью и независимостью существования» [15, 80-81], как «некоторую целостность, выделяемую из мира объектов в процессе человеческой деятельности и познания» [там же].

Из всех приведенных выше как лингвистических, так и философских толкований понятия следует, что объект - это некий реальный предмет или явление окружающей действительности. Если это действительно так, то при рассмотрении ситуации информирования неизбежно сталкиваемся с рядом проблем. Во-первых, встает вопрос о самом определении объекта, т. е. того, что необходимо рассматривать в качестве объекта. Мы говорим, что объектом информационного процесса является информация. Но ведь информация не является предметом или явлением реального мира. В этом случае совершенно справедливо возникает следующий вопрос, а что же представляет собой информация как таковая и каким образом она включена в ситуацию информирования в качестве ее объекта.

Информация в нашем представлении - это некоторое абстрактное знание, которое является результатом протекания двух процессов: процесса восприятия объективно реальности и процесса мышления. Однако объектом восприятия может быть не только одиночные предметы, но и совокупность предметов или явлений в их взаимодействии т. е. «объектом восприятия может быть целая ситуация, включающая определенное число ее участников и отношения между ними « [10, 43], «в качестве объекта ментальной деятельности в ряде случаев также выступает не предмет, а опредмечиваемое как целая ситуация» [7, 48]. Тем самым оказывается, что знание или информация - это отражение в человеческом сознании не только отдельных предметов, но и целых ситуаций окружающей действительности во всем многообразии связей и отношений существующих между элементами данных ситуаций. «В мышлении отражение определенной ситуации приобретает форму структуры, которую принято считать максимальной пропозицией» [14, 31]. Следовательно, информация - это логически структурированное знание, представляющее собой абстрактную репрезентацию реальности, представленную в форме пропозиции.

Инструмент - еще один элемент ситуации, являющийся средством передачи информации. У Ч. Филмора инструменталис - это падеж неодушевленной силы или предиката, который включен в действие или состояние, называемое глаголом в качестве его причины: John opened the door with a key [16, 406-407]. Э. В. Рубанюк определяет инструмент как «семантическую категорию, обозначающую предмет или действие с помощью которого субъектом достигается цель при отражении ситуации» [13, 27]. Я. И Маркот указывает на то, что «инструмент занимает промежуточное положение между субъектом и объектом; также как и субъект, инструмент является причиной изменения объекта, вступая с ним в непосредственный контакт» [11, 47]. В рамках ситуации информирования это может пониматься следующим образом: вследствие применения инструмента информация, хранящаяся в ментальных структурах субъекта преобразуется, обретая вербальную форму, иными словами абстрактная пропозициональная структура актуализиурется в конкретной языковой форме. Но в отличие от Я. И. Маркота мы полагаем, что причиной (источником) изменения является лишь субъект, а инструмент - это некая материальная сущность, посредством которой происходит изменение объекта. В ситуации информирования инструмент - это материальное средство передачи информации. На наш взгляд именно свойство «материальности»/»предметности» отличает средство передачи информации от способа, который не является инструментом ситуации информирования, а лишь указывает на дополнительные характеристики процесса информирования, а именно на то, каким образом он осуществляется. Все инструменты информационной ситуации можно разделить на следующие три класса:

неотчуждаемые инструменты - части тела субъекта, которыми он сознательно или несознательно пользуется воздействуя на объект. В рассматриваемой нами ситуации информирования типичными (узуальными) органами, используемыми субъектом для передачи языковой информации являются голосовые связки, руки, губы, рот и т. д.
отчуждаемые инструменты - предметы, существующие независимо от субъекта, которыми он пользуется для воздействия на объект. В процессе информирования в качестве «орудий», при помощи которых осуществляется информирование, выступают ручки, карандаши, бумага, микрофоны и т. д.
производные инструменты - предметы реальной действительности, носители информации, полученные в результате одновременного применения отчуждаемых и неотчуждаемых инструментов. Такими носителями информации являются книги, газеты, теле- и радиопередачи, всевозможные магнитные носители и т. д.
Помимо субъекта, объекта и инструмента, в качестве компонента ситуации информирования выделяется такой элемент, как адресат (А). У Ч. Филмора адресату соответствует одушевленное существо, которое затрагивается состоянием или действием, называемым глаголом, обозначенное семантическим падежом «дативом» [16, 405-407].

В рамках данного описания под адресатом мы понимаем одушевленное существо, которое способно воспринимать информацию и декодировать ее в форму психических образов, т. е. существо, обладающее человеческой формой мышления, Вследствие этой способности адресат также как и субъект может отражать явления окружающей действительности и представлять их в форме ментальных структур, при этом пропозициональные структуры, имеющиеся в головах субъекта и адресата и являющиеся результатом отражения одного и того же объекта (ситуации), в действительности должны быть различными, т. к. «для того, чтобы информационный процесс стал возможен, необходимо одно непременное условие: тела должны быть и тождественны и различны; различие, неоднородность обеспечивает наличие информации, тождество - возможность обмена этой информацией» [1, 70].
Выявив компоненты ситуации информирования и отношения между
ними, мы можем вывести формулу, по которой в нашем представлении
прослеживаются закономерности построения ситуации информирования:

субъект, обладающий определенной информацией, которая является результатом отражения субъектом некой ситуации реальной действительности и представлена в виде абстракт-A ной логической структуры, посредством инструмента (или нескольких инструментов) вербализует данную информацию и передает ее адресату. Таким образом получается, что на первый взгляд простая с точки зрения структуры ситуация информирования, на самом деле представляет собой сложный комплекс. Сложность заключается в первую очередь в объекте информирования. Объектом информирования является пропозициональное представление определенной ситуации действительности, причем эта пропозициональная структура является результатом сразу двух процессов - восприятия и осмысления, тем самым в общую ситуацию информирования оказывается включенной целая цепочка ситуаций, связанных с информированием объекта. В некоторых случаях в рамках общей ситуации информирования реализуется также ситуация создания производного инструмента.
В итоге мы можем заключить, что ситуация информирования обладает сложной структурной организацией, обусловленной спецификой ее объектного и инструментального компонентов.

  1. Литература:
    Акулов В. Л. Основы философии: Сокращенный курс лекций. — Мн.: МГЛУ, 2002. — 152с.
  2. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. — М. 1997. — 368 с.
  3. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. — М.: Сов. энцикл., 1996.
  4. Богданов В. В. Семантико-синтаксическая организация предложения. — Л.: ЛГУ, 1977. — 204с.
  5. Богушевич Д. Г. Единица, функция, уровень: К проблеме классификации единиц языка. — Мн. Выш. Шк., 1985. — 116с.



 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы