Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2006 ЯЗЫКОВЫЕ АНТИНОМИИ И ПАРАДОКСЫ ВОПРОС В СТРУКТУРЕ КОММУНИКАТИВНОЙ РОЛИ: К МЕТОДИКЕ АНАЛИЗА

Ковалевич И. Н.
Минский государственный лингвистический университет

ВОПРОС В СТРУКТУРЕ КОММУНИКАТИВНОЙ РОЛИ: К МЕТОДИКЕ АНАЛИЗА

В работах по прагмалингвистике, функциональной стилистике и неориторике, посвященных исследованиям использования языка, не раз поднимался вопрос об особенностях использования различных языковых средств в зависимости от условий общения, отношений коммуникантов, их целей и многих других факторов, связанных с выполнением языком его регулятивной функции. Однако исчерпывающий ответ на этот вопрос еще не был получен.
Вопросительные предложения в английском языке неоднократно становились объектом исследования, при этом подробно были изучены их структурные, семантические и коммуникативно-прагматические характеристики, однако анализ проводился в основном на уровне отдельных речевых актов и вопросно-ответных диалогических единств. На данном этапе, когда все чаще поднимается вопрос о формировании лингвистики речи, представляется необходимым рассмотрение единиц языка в составе образований более высокого уровня, поскольку только в таком случае можно учесть влияние целого комплекса лингвистических и экстралингвистических факторов.

Таким образом, целью данной статьи является попытка представления методики прагматического анализа вопросительных предложений в структуре коммуникативной роли в разных типах эпизодов общения.
Материалом исследования являются диалоги коммуникантов, взятые из художественной литературы. Конечно, нельзя не согласиться с тем, что все диалогические дискурсы в художественной литературе стилизованы и в некоторой степени отличаются от реального общения, однако мы присоединяемся к мнению Т. Г. Винокур, утверждающей, что прямая речь художественного текста в первую очередь определяется необходимостью подражать устной речи и призвана соответствовать нормам разговорной речи, то есть структурным особенностям речевых высказываний, определяемым преимущественно устной формой реализации [8]. Иначе говоря, если автор хочет быть понятым читателем, он должен подчиняться нормам языка. Именно поэтому диалоги художественных произведений отражают не только структурные особенности высказываний, но и системно повторяющиеся закономерности речевого общения в целом.

Как отмечала М. К. Ветошкина, «для удовлетворительного решения проблем языка в диалоге необходим путь анализа от диалога как единого образования, через выявление его потребностей к языковым формам удовлетворения этих потребностей» [4, с. 19]. Общая схема таких исследований была представлена в виде трех этапов: 1) описание видов эпизодов общения в зависимости от их целей и социальной значимости; 2) определение, исходя из вида эпизода, коммуникативных характеристик участников общения (ролей); 3) исходя из коммуникативных параметров роли, установление распределения информационных и иллокутивных характеристик и их оформления по высказываниям данной роли [там же].
Таким образом, на первом этапе анализа производится выбор эпизода общения (ЭО). Типология ЭО была предложена Д. Г. Богушевичем [3] и основана на соотнесенности данного ЭО с интересами всего социума и ролевой структуре этого ЭО (количестве участников и их функциях).

Она включает три класса: 1) закрытое ограниченное общение (соотносится с неофициальным типом речи); 2) открытое ограниченное общение (соотносится с официальным типом речи); 3) открытое неограниченное общение (соотносится с публичным типом речи) [3, с. 17]. Структура ЭО определяется девятью категориями: консентности, статусности, направленности, ритуальности, этикетности, репрезентативности, этапности, целенаправленности и результативности, конъюнкция значений которых может давать разные типы ЭО. Поскольку «сам факт вербального общения независимо от конкретного предмета общения и конкретной цели имеет «глобальную прагматическую когерентность» - создание предварительных условий для организации будущего взаимодействия коммуни-кантов»[3, с. 14], изучение взаимодействия и взаимовлияния категорий ЭО помогает обнаружить факторы, диктующие уместность реплик коммуникантов. Для анализа были выбраны ЭО первого и второго класса, обладающие сильной результативностью.

Ввиду того, что «каждый ЭО обладает обязательным признаком -целью, которую можно сформулировать как попытку организации какой-нибудь деятельности» [2, с. 40], границы ЭО в диалогическом дискурсе устанавливаются следующим образом: вступление в контакт, предварительная подготовка к реализации коммуникативной цели, непосредственно реализация цели одного/обоих коммуникантов, этап фатического общения, выход из общения либо переход к реализации новой коммуникативной цели. Таким образом, мы не отождествляем понятия диалог и ЭО, так как диалог может состоять из нескольких ЭО, при условии, что у коммуникантов в ходе диалога менялись цели общения.
На втором этапе анализа определяется структура ЭО и устанавливаются коммуникативные характеристики участников общения. Непосредственно составляющими Эо являются коммуникативные роли (КР) - цепочки высказываний каждого коммуниканта [4]. Мы рассматриваем ЭО с двумя участниками, выполняющими КР инициатора и КР адресата общения. Каждая КР представляет собой «подвижную вариативную систему действий» [5, с. 68], «некоторое семантическое единство, подчиненное глобальной цели общения» [6, с. 15]. Функция КР состоит в оказании воздействия, а семантика КР сводится к подготовке и осуществлению речевого действия.

Задача любой КР состоит в том, чтобы реализовать генеральный речевой акт (ГРА) - то действие (речевое или неречевое), ради которого осуществлялось общение. Поскольку целью любого ЭО является организация деятельности, то ГРА должен служить устранению препятствий к достижению этой цели. Общение возникает тогда, когда коммуниканты полагают, что препятствием является состояние партнера, а также иногда и собственное состояние. Такими препятствующими параметрами представляются отрицательные значения матрицы коммуникантов.

Матрица коммуниканта (или иначе матрица определения ГРА) была предложена М. К. Ветошкиной [7] и разработана О. В. Горшковой [9]. Она включает три группы параметров: деятельностные, социальные и психологические. Первая группа параметров представляет собой переменные характеристики коммуникантов, релевантные лишь для данного ЭО, и представляет следующие отношения: 1) к знанию о деятельности, 2) к управлению деятельностью, 3) к совершению деятельности, 4) к результату деятельности, 5) отношение к партнерам по коммуникации. Вторая и третья группы включают основные характеристики коммуникантов как личностей: 6) социальный статус, 7) половозрастные характеристики, 8) культурный и 9) образовательный уровни, 10) самооценку коммуникантов, 11) представления о своей роли и 12) представления о своих возможностях в социуме [9, с. 69].
О том, что «говорящий субъект вступает в коммуникацию не как глобальная личность, в которой слиты все ее составляющие, а как личность «параметризованная», выявляющая в акте речи одну из своих социальных функций или психологических аспектов», писала Н. Д. Арутюнова, отмечая необходимость учитывать при анализе высказывания «фактор адресата» [1, с. 357]. Также, по ее мнению, «согласованность параметров собеседников обеспечивает правильное ведение коммуникации», а « рассогласование ... ведет к ее нарушению» [1, с. 358].

Для достижения своей коммуникативной цели коммуникант должен определить, каковы на данный момент значения коммуникативных параметров, необходимых для воздействия на партнера. Только определив их, коммуникант может произвести необходимые для него влияния на партнера, поскольку задачей каждого коммуниканта является изменение данных параметров на максимально выгодные для успешного осуществления деятельности. Указанные параметры определяют не только сам ГРА и его иллокутивную составляющую, но и стратегию КР поскольку предопределяют необходимость (или отсутствие необходимости) вспомогательных, промежуточных РА.
На третьем этапе анализа устанавливается, исходя из параметров роли, распределение иллокутивных составляющих входящих в КР речевых актов и их оформление по высказываниям данной КР Иллокутивная составляющая высказываний может быть направлена как непосредственно на достижение цели коммуникантов, так и на определение коммуникативно-значимых параметров партнеров по коммуникации, таким образом, на этом этапе анализируются главная и вспомогательные коммуникативные тактики, используемые коммуникантами, и языковые средства их выражения. Здесь выполняется собственно анализ ВП, цель которого установить, зачем инициатор общения либо адресат использовал данную языковую форму, и показать, как вопрос в каждом конкретном случае способствует (или, наоборот, препятствует) достижению цели общения.

Как отмечала М. К. Ветошкина, «коммуникативные роли накладывают определенные ограничения на использование прямых форм выражения иллокутивных составляющих высказывания» [6, с. 15]. Следовательно, круг вышеперечисленных параметров определяет способы оформления речевого акта, уместные в данных условиях коммуникации, что может привести и приводит к значительным расхождениям между их формой и иллокутивными значениями, порождая различного рода непрямые речевые акты. Также выбор конкретной формы реализации необходимого коммуниканту воздействия зависит от « вопросов прагматической достаточности (уместности самого воздействия, различных форм воздействия, достаточности вербального выражения, числа и характера вспомогательных, подготовительных ходов и т. д.)» [7, с. 76].
Представляется, что изучение вопросов в структуре КР поможет объяснить причины приобретения ВП вторичных функций в процессе коммуникации, а категории ЭО и параметры матрицы коммуникантов подскажут вывод разговорных импликатур.

Литература:

  1. Арутюнова Н. Д. Фактор адресата Изв. АНСССР. Сер. лит. и яз. — 1981. — т. 40, №4 — С. 356—367.

    Богушевич Д. Г. Единица, функция, уровень: К проблеме классификации единиц языка. — Мн.: Вышэйшая школа, 1985. —116с.
  2. Богушевич Д. Г. Опыт классификации эпизодов вербального общения Языковое общение: процессы и единицы. - Калинин: КГУ, 1988. - с. 13-21. Ветошкина М. К. Диалог, речь, генеральный речевой акт М-лы науч. конф. МГПИИЯ по итогам науч. -исслед. работы за 1989г. (12-18 апреля 1990г). — Мн., 1990. -с. 19-20.
  3. Ветошкина М. К. Динамика коммуникативной роли как взаимодействие лингвистических и культурогенных факторов Науч. конф.: Философия, язык, культура: Тезисы докладов в 5 частях. — Мн., 1992. — Ч. I-с. 67-69. Ветошкина М. К. О непосредственно составляющих диалога Функционирование и развитие языковых систем: Сб. науч. тр. Под общ. ред. А. П. Клименко и др. — Мн.: Вышэйшая школа, 1990. — с. 13-17. Ветошкина М. К. Опыт исчисления семантики речевой роли Диалог о диалоге. - Саранск, 1991. - с. 75-80.
  4. Винокур Т. Г. К вопросу о норме в художественной речи Синтаксис и норма: Сб. ст.Отв. ред. Г. А. Золотова. — М.: Наука, 1974. — С. 267-281. Горшкова О. В. Содержательные аспекты коммуникативной стратегии Вестн. Минск. госуд. лингв. ун-та. Сер. 1, Филология.—2005. — №18. — С. 68— 83.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы