Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2006 ЯЗЫКОВЫЕ АНТИНОМИИ И ПАРАДОКСЫ ВОПРОС КАК ДЕЙСТВЕННОЕ СРЕДСТВО РИТОРИЧЕСКОГО УСИЛЕНИЯ РЕЧИ (НА МАТЕРИАЛЕ БЕЛОРУССКИХ ГАЗЕТ)

Нгуен Тхи Хуэ
(Вьетнам)

ВОПРОС КАК ДЕЙСТВЕННОЕ СРЕДСТВО РИТОРИЧЕСКОГО УСИЛЕНИЯ РЕЧИ (НА МАТЕРИАЛЕ БЕЛОРУССКИХ ГАЗЕТ)

В последнее время исследователей языка всё больше привлекают вопросы, связанные с оценкой специфики использования некоторых явлений в языке газеты в зависимости от целей, содержания, условий и традиций газеты как формы социального общения. Такой подход предполагает последовательный анализ тех языковых категорий, которые систематически используются в языке газеты в связи с её объективными потребностями.
Влияние газеты неуклонно и быстро растёт, захватывая наряду с другими средствами массовой коммуникации - радио и телевидением, миллионы людей. Без материалов, извлеченных из газет, сейчас становится невозможным изучение языка в целом, определение его общих норм, средств выразительности. Наше исследование представляет собой лишь один из аспектов указанных проблем - создание газетной экспрессии с помощью постановки журналистами различных вопросов. В условиях газетной специфики крайне трудно находить всякий раз какую-нибудь уникальную экспрессию, которая в то же время необходима именно в конструктивных целях: газетчик часто вынужден достигать выразительного эффекта исключительно за счет формы изложения.

Как известно, одним из наиболее распространенных стилистических приёмов и средств повышения эстетического уровня текста является риторическое усиление речи. Обычно достигается оно путём использования различных тропов и фигур. По наблюдениям исследователей-стилистов, в языке газеты можно встретить сегодня почти все фигуры речи, и самыми частотными являются следующие: аппликации, структурно-графические выделения текста, повторы, создаваемые средствами разных языковых уровней, различные типы вопросов.
Темой нашего исследования послужило изучение постановки журналистами вопросов в газетном тексте. Материал для нашего наблюдения извлекался из газет «Минский курьер», «Рэспублка», «Комсомольская правда» в Беларуси».
Вопрос, как известно, представляет собой такую разновидность высказывания, цель которого - вызывать реакцию на излагаемый материал. (Вопрос ведь почти всегда предполагает ответное побуждение). Ещё с античных времён широко известно утверждение, что умение ставить вопросы природе отличает гениального ученого от посредственного. То же, по нашему мнению, можно отнести и к журналисту в отношении общества.

С первых же строк газетного текста читатель часто встречается с различными разновидностями вопросов: «дубитацией», «объективизацией», «обсуждением», «риторическим вопросом». Все они имеют свои задачи в газетном тексте, производят свой (особый) эффект на читателя, помогая журналисту точно, выразительно, эмоционально донести до читателя ту или иную мысль. Разберём затронутую проблему подробнее.
Итак, «дубитация» - это ряд вопросов, которые обычно задаёт журналист воображаемому собеседнику. Делает это он не случайно, так как именно в этих вопросах заключается сама постановка затрагиваемой проблемы, а также обосновывается форма рассуждения [1, 264]. Поясним сказанное на нескольких примерах.

Вопрос журналиста может заключаться уже в самом заголовке заметки или статьи, помещенных на газетных полосах: «БОМЖИ: паразиты или санитары города?» - так журналист назвал свою статью в газете « Минский курьер» (17. 02. 2006). И далее он обосновывает затронутую проблему:
«Аббревиатура БОМЖ давно превратилась в нарицательное существительное. Намертво приклеилась к этим людям, заменив собой национальность, профессию, социальный статус. Они прячутся под чужими именами, обходят стороной дома, где когда-то жили. «Стыдно быть узнанной соседями», призналась мне одна из бродяг. Их мир - вокзалы, скверы, брошенные дома, теплотрассы, подвалы и чердаки, свалки и пункты приема вторсырья. Свобода помойки давно заменила им тепло домашнего очага. У них свое общество и свои законы».
Затем снова читателю предлагается серия вопросов, поддерживающих рассуждение журналиста. Этот прием у лингвистов получил название объективизации. Объективизация - это языковое средство, служащее для освещения отдельных сторон основного вопроса по мере развёртывания текста [1, 265].

Как видим, такая подача материала активизирует внимание читателя, поддерживает интерес к печатному воплощению темы. Здесь хочется привести ещё несколько примеров дубитации из этой же обширной публикации, разбитой на несколько полос и снабженной ещё несколькими подзаголовками:
«Все начинается еще в детстве?
Почему одни становятся бомжами, а другие нет? По мнению психологов, это зависит от определенного психотипа человека. Склонным к бродяжничеству людям с детства все давалось с трудом. Они плохо учились, причем не потому, что не хотели, а потому, что не могли усвоить знания. Над ними издевались сверстники. В детстве такие «отверженные» находили себе покровителей, с удовольствием делали то, что им говорили, думая, что более умные все уже за них правильно решили. Повзрослев, они продолжали вести себя так же, как в детстве. На работе их терпели только за то, что они безотказны и способны выполнять самый простой и грязный труд. Дома будущие бомжи, как правило, жили с одним из родителей, с бабушкой или дедушкой, которые вели их по жизни. Ну а когда родные умирали, будущий бомж оказывался психологически не готов и не способен жить один. С работы его уволили, денег заработать не мог. Это, а также психологическая зависимость от других, приводили к алкоголизму и нищете. При этом сам по себе он мог быть очень даже неплохим человеком, пусть даже и опустившимся.

А что говорит закон?
В действующем законодательстве не предусмотрена уголовная ответственность за бродяжничество. Подобная статья из Уголовного кодекса исключена в ноябре 1991 года».
И далее предлагается решение затронутой и основательно рассмотренной проблемы:
«В Минске будет две ночлежки?
Комитет по труду и социальной защите поддерживает предложение ГУВД».
Подобная подача журналистом материала приводит к тому, что на газетной полосе экономится место (что очень важно), демонстрируется заинтересованность и неравнодушие автора к решению затрагиваемых проблем; сам текст публикации становится эмоционально окрашенным.
На страницах газет журналисты часто используют ещё один вид вопросов - это так называемое « обсуждение»: постановка вопроса с целью обсудить уже принятое авторитетными лицами решение или обнародованный вывод. Вот пример, взятый нами из газеты « Минский курьер» (17.02.2006).

В заголовке статьи содержится вопрос: «Сколько стоит дом построить?» И далее журналист как бы передаёт его на обсуждение другим (официальным) лицам и читателям, подав после заголовка-вопроса тему обсуждения следующим образом:
«Сегодня нуждающихся в улучшении жилищных условий военнослужащих по Беларуси - около шести тысяч. Большая часть их проживает в Минске.
Льготные кредиты, субсидии теперь позволяют строить квартиры не только старшим, но и младшим офицерам. Однако в последнее время цены на жилье в Минске резко выросли. Пока аналитики разбираются в причинах этого, военнослужащие, строящие квартиры в жилищно-строительных кооперативах, задаются вопросом: « Что же сказывается на ценообразовании возводимого жилья?».
Весь материал при этом подаётся в виде интервью с одним высокопоставленным армейским чиновником, ответившим, например, на такие вопросы журналиста, как: «в чем причина роста цен на жильё?», «влияет ли долгострой на цену жилья?», как влияет на окончательную стоимость квартиры рост цен на стройматериалы? и т. д. и т. д.
Публикация подобного рода, несомненно, приводит к всестороннему рассмотрению затронутой журналистом проблемы.

По нашим наблюдениям, дубитация встречается несколько чаще, чем другие виды вопросов. Это и понятно: журналист с её помощью ставит проблему, обосновывает форму рассуждения (особенно в таком жанре, как интервью). Вот несколько примеров. Статья Игоря Голода на страницах «Минского курьера» (24.02.2006) «Я бы в армию пошел, пусть меня научат!» начинается так:
«Как обстоят дела с призывом на срочную военную службу и службу в резерве? Насколько эффективно решаются проблемы социальной защиты и трудоустройства военнослужащих? Правда ли, что прежде чем попасть на срочную службу, необходимо пройти конкурсный отбор? -эти и другие вопросы в канун Дня защитников Отечества и Вооруженных Сил задавали слушатели «Радио-Минск» и читатели «Минского курьера» во время проведения прямой линии. Отвечали на вопросы представители Министерства обороны Республики Беларусь: начальник отдела призыва, подготовки специалистов и службы в резерве полковник Олег Холупко, начальник отдела комплектования и учета численности полковник Юрий Гончаров, начальник отдела жилищной политики подполковник Игорь Медушевский, начальник отдела военного образования полковник Илья Рыжанков и начальник пресс-службы подполковник Вячеслав Ременчик».

Вот ещё один пример: статья Павла Иванова в газете «Рэспублка»
(28.02.2006):
«THERMO KING» - гарант ваших инвестиций начинается с целого ряда вопросов к читателям, на которые в публикации последние, безусловно, получат ответ: «Вы никогда не задумывались над тем, зачем человекпридумал погреб, холодильник, наконец, авоськи за окном?»
Валерий Бибиков в этом же номере газеты в статье «За «Заботой» ехать в город не надо» ставит другие вопросы; он пишет:
«Один из самых сложных для выполнения социальных стандартов на селе - это бытовое обслуживание населения. На эту сферу приходится, пожалуй, наибольшее количество нареканий, особенно в глубинке. Но всё ли хорошо вблизи города? К примеру, как обстоят дела с «бытовкой, « скажем, в Могилевском районе?»
Константин Белоус в этом же номере « Рэспублки» в статье « Грацие, Италия, грацие, Турин!» также использует дубитацию: «...Речь идёт прежде всего о достижении Дмитрия Дощинского. Как его квалифицировать с учетом всех возникших и открывающихся обстоятельств? Как победу или поражение?»

Как видим, вопросы указанного типа располагаются главным образом в начале абзацев. Наряду с метатекстом они создают возможность восстановить контакт с читателем, внести разнообразие в авторский монолог, создав своеобразную иллюзию диалога.
Встречающееся в газетном тексте ещё одно средство - объективизация - уходит своими корнями в античные риторики. Установление истины в этом случае происходит путем постановки вопросов перед мнимым собеседником.
На заданные вопросы журналист отвечает сам, но с учетом точки зрения читателей своей газеты. Не случайно, наверное, древние полагали, что диалог почти всегда может привести к постижению абсолютной истины. Объективизация (в отличие от дубитации, а тем более! - от риторического вопроса) не содержит никаких элементов театральности и нарочитости; при её использовании главным является выяснение истины по тому или иному затрагиваемому вопросу. Вот несколько примеров. А. Лемешонок в статье «Две Европы, или как автор едва не обидел королеву Швеции» («Рэспублка», 28.02.2006) пишет:
«Учитывая, насколько всё сложно и переплетено в сегодняшней мировой политике, мы можем только посочувствовать старушке Европе с её текущими и грядущими проблемами. Ну а самим где искать такого сочувствия? Нам хватило бы и понимания. От друзей, соратников, их тоже не мало»; «С чего вдруг вспомнилась эта история? Сколько ни читал в эти дни оппозиционную прессу, не перестаю удивляться, с какой настойчивостью там муссируется сентенция о том, что якобы из-за нынешней власти белорусов не пускают в Европу».

Татьяна Владимирова в статье «Хороший план - залог успешного развития» («Рэспублка», 28.02.2006) тоже использует объективизацию:
«Наступил 2006 год. Беларусь стоит на пороге новой пятилетки. Как мы будем развиваться в ближайшие годы, какие направления станут приоритетными, насколько далеко продвинется в своем развитии наше государство? На все эти вопросы даны конкретные ответы в проекте Программы социально-экономического развития Беларуси на 2006 - 2010 годы».
Николай Васьков в материале «К единой цели - своей дорогой» также использует объективизацию: «...до конца 2005 года инвестировали в «Гай-ну» 4миллиарда 100 миллионов рублей.
Что же удалось сделать за столь солидные деньги? Частично восстановили плодородие почв..., приобрели средства защиты растений, обновили машинно-тракторный парк.. .(«Рэспубл\ка», 28.02.2006).
В материале Наталии Безвершинко («Минский курьер», 17.02.2006) читаем: «...В то время средний дневной заработок минского заводского рабочего составлял 50 копеек. Что покупал себе ребёнок из бедной семьи не пятидесятую часть этой суммы? За копеечку можно было угоститься мороженым. Его, по воспоминаниям старожилов, продавали на улицах крепкие молодые парни».

Евгений Анисимов в статье « Втянут ли Россию в войну Ислама с западом» приём объективизации применил несколько раз:
«Возможно ли, чтобы из-за пустяковых карикатур вспыхнула война народов? Увы, да»;
«А в Европе все спокойно?» (Олег Шевцов): «Воспоминания о ноябрьских погромах во Франции еще очень свежи. Но в разгар карикатурного скандала иммигранты-мусульмане ведут себя необычайно тихо, несмотря на то, что их единоверцы дома уже подняли зеленое знамя пророка. Что это - затишье перед бурей или «гос-ти с юга» извлекли урок из недавнего прошлого?
Все проще. Осенью афро-мусульманскую молодежь заставил выйти на улицы, конкретно, наезд полиции на их наркобизнес. А то, что где-то пророка нарисовали с бомбой вместо тюрбана, их не задевает. То есть обидно, но не настолько, чтобы подставлять спину под полицейские дубинки».
Таким образом, смена вопросительной интонации на утвердительную (и наоборот) позволяет оживить внимание читателя, внести разнообразие в авторский монолог.
В обследованном нами материале обозначились и вопросы, не требующие ответа, своеобразное экспрессивное утверждение или отрицание.
Риторический вопрос от собственно вопроса отличается тем, что он сам даёт на себя ответ. В публицистической речи риторические вопросы утверждают ответы для большего привлечения внимания. Риторические вопросы придают информации большую убедительность, а в результате -действенность.

Таким образом, риторический вопрос (или эротема) - это стилистическая фигура, представляет собой вопросительное по форме предложение, имеющее значение эмоционального утверждения или отрицания; это по сути - положительное или отрицательное суждение, облеченное в форму вопросительного предложения. [1, стр. 592]
Риторический вопрос не предполагает ответа, а его вопросительная структура используется для того, чтобы привлечь внимание, сделать более убедительной выражаемую мысль, повысить эмоциональное воздействие на читателя. Вот несколько примеров:
«Без участия товарищества дом принять невозможно. Но как я, человек без технического образования, могу брать на себя ответственность и решать: готово здание к эксплуатации или нет?» («Рэспублка», 28.02.2006); «Кпримеру, положение о целях и приоритетах социально-экономического развития включает рост реальных денежных доходов населения, внедрение повышенной системы социальных стандартов, повышение эффективности агропромышленного комплекса, работу органов государственного управления в интересах человека и другое.
Разве в этих положениях есть что-то принципиально новое, незнакомое, что надо поднимать с нуля?

Выполняя эту программу, мы просто продолжим начатое дело по становлению, развитию, процветанию Беларуси» («Рэспублка», 28. 02. 2006).
«Глава государства привел ряд примеров, когда в здравницах нерационально используют средства, не используют возможность экономии путем перехода на местные виды топлива. А ведь это - государственные деньги. В итоге все, на первый взгляд, мелкие случаи бесхозяйственности выливаются в рост цен на путевки. «Почему государство должно оплачивать чью-то бесхозяйственность? Финансирование из бюджета во многом «развращает» хозяйственников. До тех пор никто не урегулирует цены на путевки, пока не будут платить из собственного кармана», констатировал Александр Лукашенко» («Минский курьер», 17.02.2006).
«Так, все понятно: любят в Партизанском районе праздники. И что тут возражать? как говорится: на здоровье!» («Минский курьер»,
17.02.2006).

«За четыре года официальный сайт Минского горисполкома посетило около трех миллионов пользователей, причем полмиллиона - англоязычную версию. - Красноречивые цифры, не правда ли? - обратился я к главному редактору сайта Елене Авринской» («Рэспублка»,
28.02.2006).
« Для ребят организованы кружки художественной самодеятельности. Кстати, один из воспитанников колонии в прошлом году завоевал первое место на городском конкурсе (!) патриотической песни. Подростки играют в КВН, поют в хоре. Предпочте-ие отдают шансону и песням о матери. Как говорится, таланты есть везде.
Примечательно, что именно здесь многие из них повернулись лицом к Богу (согласно договору между Белорусским Экзархатом и. Де-пар-таментом исполнения наказаний за каждой колонией закреплён священник) и стали читать книги. На свободе у них были другие интересы. Только вот были ли ценности?..» («Минский курьер», 17. 02. 2006).
«Вторая моя мечта, чтобы женсовет существовал в каждом подъезде, доме, ЖЭС. Ведь кто как не женщины проведут субботник по озеленению? Они же могут бросить клич по сбору одежды, игрушек для сирот. Да мало ли какие инициативы могут рождаться?» «Но как проконтролировать чтобы липовых медалей не прибавлялось и балл аттестата был реальным? Мы уже сталкивались с этой проблемой в советские времена «Но сегодня это очень быстро обнаружится, когда ученик придет на тестирование», - заверяет председатель Комитета государственного контроля Анатолий Тозик. («Республика», 28. 02. 2006).

«А вот в начале февраля, над излучиной Случи-речки, прямо в центре города, с изумлением увидел пролетающих над вершинами прибрежных высоких берез.. скворцов. В стайке было десятка три черноватых с желтыми клювами птиц. Подумалось, не «весна ли на заречной улице?» А над замерзшей речной Случью искали полыньи кряквы. Все путают птицы?» («Рэспубл/ка», 28. 02. 2006).
В нашем исследовании мы сделали ещё одно наблюдение: конструкции риторических вопросов обладают разной степенью зависимости от макроконтекста (в основном - предшествующего). В отдельных случаях это может быть полная зависимость: вопросительные предложения становятся риторическими под влиянием окружающего их контекста, в других случаях значительную роль в оформлении риторических вопросов могут играть микроконтексты, или лексическое наполнение самого вопросительного предложения. Так, при оформлении риторических вопросов используются вопросительные частицы (разве, неужели, ли и др.), вопросительные местоимения и местоименно-наречные слова (как, какой, где, когда, что, зачем и под.); особые зачины и другие элементы предложения (может ли не... + инфинитив); различные тропы и фигуры, включаемые в контекст риторического вопросительного предложения (различные повторы, инверсия, риторические обращения, так называемый « именительный темы» и т. д.)

Таким образом, в газетных текстах, по нашим наблюдениям, употребляются самые разнообразные формы вопросно-ответных построений: от простой, когда такие построения входят в монологическое повествование в их целостной форме и тем самым вводят читателя в ход размышлений журналиста, до своеобразной двуплановости повествования при реплицирующих объединениях. И всё это делает повествование эмоционально выразительным, раскрывающим четкую позицию самого журналиста - утверждающую, поддерживающую, иронизирующую.

Литература:

  1. Культура русской речи (под ред. Л. К. Граудиной и Е. Н. Ширяева). - «НОРМА-ИНФРА «М», М., 1998».
  2. Культура русской речи. Энциклопедический словарь-справочник. М. «Флинта», «Наука», 2003.
  3. Язык и стиль средств массовой информации и пропаганды (под ред. Д. Э. Розенталя), изд-во Московского университета, 1980.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы