Ковш О. А.
Белорусский государственный университет

ИГРОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ В ДИАЛОГИЧЕСКОЙ РЕЧИ

...И вам уже кажется, что я непременно должен быть эдаким суперагентом...
Один - ноль, вы ведете, - призналась она.
А. Маринина, " За все надо платить"
Игра, как свидетельствуют классические труды по языкознанию и философии, является универсальным способом представления не только некоторых особенностей языковой системы (Л. Витгенштейн, Ф. де Сос-сюр), но, как показали работы последних десятилетий, и речевой деятельности (М. А. Кронгауз, Л. П. Рыжова, В. З. Санников и др.).

В своей статье мы рассмотрим игру как структурную составляющую диалогического общения, поскольку в современной художественной литературе нередки ситуации, где говорящие сопровождают свои речевые или мыслительные ходы такими репликами, как «это игра в одни ворота», «один-ноль - вы ведете», «один-ноль в мою пользу», «теперь моя подача», «я пытаюсь спасти игру», «удар и гол», «счет открыт», «мяч на вашей половине» и др.
Начало наших теоретических рассуждений предварим исходным тезисом: игровые факторы выступают структурной основой диалогической речи. Что же является причиной такого конструирования? Как нам представляется, данный процесс и вместе с тем отождествление (сближение) игры и речевого взаимодействия обусловлены сходством их формальных и функциональных признаков. Следовательно, необходимо выявить те характеристики игры, которые в дальнейшем могут использоваться (используются) в качестве основы интеракции коммуникантов. Это позволит ответить на вопросы о том, как происходит подготовка и организация процесса речевого общения, а следовательно, построение планов (замыслов), выработка стратегических и тактических задач и дальнейшая их реализация в ходе коммуникативного взаимодействия.

Обратимся к игре в ее сопоставлении с процессом речевого общения. Итак, игра, как и коммуникативное взаимодействие, - это вид деятельности, процесс социального взаимодействия людей, регулируемый определенными правилами, и представляющий собой сложную систему действий. Данная деятельность определяется рядом характеристик: 1) качественных, 2) структурных и 3) функциональных.

Первая группа (качественные характеристики) раскрывает свободный характер деятельности, поскольку осуществляемые в рамках данного процесса действия являют собой волевые сознательные действия. Хотя нередко можно говорить и об их вынужденном (но сознательном!) воспроизведении, что обусловлено рядом факторов (стремление избежать конфронтации с партнером, «сохранить лицо» и т. п.). Кроме того, это активная и динамическая форма деятельности, т. к. представляет собой систему, имеющую «свои внутренние переходы и превращения, свое развитие» [5, с. 82]. Важно здесь особо отметить состязательный (антагонистический) характер деятельности и подчеркнуть важность данной характеристики словами А. Н. Леонтьева о том, что «генетически исходным для человеческой деятельности является несовпадение мотивов и целей... их совпадение есть вторичное явление» [5, с. 201]. Неслучайно категории борьбы и игры в архаической культуре не разделялись, а разговор и по сей день нередко отождествляется с поединком, битвой, сражением, борьбой и т. д., что может быть проиллюстрировано следующим примером:

«Хотя все было так непринужденно, чувствовалось, что происходит серьезный и очень важный деловой разговор, а не просто треп, - напряженный, почти поединок: разведка, маневр, атака, контратака, снова маневр, кружение вокруг да около, глухая защита, вытад...» (Евгений Шкловский. Холодные руки).
Основополагающей же характеристикой выступает целеориентиро-ванность как игровой, так и речевой деятельности. Цель (четко или слабо представляемую) в общих чертах можно представить как стремление к выигрышу, который зависит как от действий одного участника процесса, так и от действий его партнера / партнеров.

Во второй группе признаков (структурные признаки) мы будем различать внешнюю и внутреннюю структуру игровой и речевой деятельности. Подчеркнем только, что единство и целостность структуры деятельности обусловлены непрерывным обменом элементами указанных структур.
Внутренняя структура в нашем понимании - это модель мыслительного процесса, который предшествует непосредственно самой деятельности и в дальнейшем обеспечивает формирование ее внешней структуры. Данный процесс имеет как минимум две составляющие - мотивацию и целеполагание, с которыми, в свою очередь, тесно связаны категории замысла и планирования (формирование стратегических и тактических линий поведения).
Для игровой деятельности наличие вышеуказанных категорий в большинстве случаев не вызывает сомнения (шахматы и другие спортивные игры). Как же обстоит дело с диалогическим общением? Всегда ли коммуникация планируема?

Уже простое наблюдение над ситуациями вербального общения приводит нас к мысли о том, что не каждое коммуникативное взаимодействие осознанно планируется. Планируемое общение характерно для институциональных видов общения либо для тех диалогов, где предварительно разрабатываются стратегии и тактики поведения для наиболее быстрого и эффективного достижения поставленной цели. Говорить же об осознанном планировании хода повседневного диалогического взаимодействия проблематично, поскольку «часто осуществление речевых актов связано с аморфными целями либо вообще не связано с рефлексивным целеполага-нием... иногда рационально не рефлексируется и сама процедура их реализации» [12, с. 13]. В данном случае, по-видимому, допустимо говорить лишь о планировании общего психологического фона беседы, что обусловлено действием установки - основной, изначальной реакции на воздействие ситуации, которая предваряет, определяет состав и течение определенных психических явлений, возникающих в сознании [10, с. 164]. Видимо, это имел в виду Т. А. ван Дейк, отмечая, что «участник речевого взаимодействия может иметь общую стратегию быть добрым или вежливым (курсив наш - О. К.), и она будет влиять на каждый ход в некоторой последовательности дей-ствий...»[2, с. 273], а В. И. Жельвис, в свою очередь, писал о «стратегиях эмоции любви» и «стратегиях эмоции ненависти» [3, с. 10].

Внешняя же структура игры и диалогического взаимодействия репрезентирует деятельность как систему действий, которая и в игровом процессе, и в речевом общении представлена как минимум двумя подсистемами - участника 1 (индивид либо группа) и участника 2 (индивид либо группа). Причем в указанных подсистемах, а следовательно, и в самой системе « всегда существует иерархический, соподчиненный характер отношений между ее единицами, где могут быть, так сказать, высшие, средние и низшие инстанции, отличающиеся друг от друга как направленностью, так и интенсивностью своего воздействия» [6, с. 8]. Но помимо функциональной значимости действий участников, немаловажную роль играет последовательность их действий (обмен ходами), при каждом из которых участник совершает выбор среди нескольких возможностей. Данная последовательность обуславливает порядок, который создает среду позитивного взаимодействия участников исследуемого процесса. Таким образом, ключевыми для данной группы признаков являются понятия иерархии, последовательности и порядка.

Что касается функциональной характеристики игры и общения, то она обусловлена потребностью и желанием участников исследуемых процессов взаимодействовать (осуществлять обмен действиями с той или иной целью) и воздействовать (изменять, корректировать поведение своего партнера / партнеров для достижения собственной цели).
Таким образом, мы отмечаем: 1) качественный параллелизм игры и диалогической речи, который позволяет характеризовать их как свободную, динамическую, позиционную и целенаправленную форму деятельности, 2) структурное сходство, которое видится нам в единых принципах построения внутренних и внешних структур и обязательной взаимосвязи их компонентов, 3) функциональное подобие игры и диалогической речи, которое определяется принципами взаимодействия с партнером и воздействия на него.

Литература:

  1. Витгенштейн Л. Философские работы. Часть I. Пер. с нем. /Составл., вступ. статья, примеч. М. С. Козловой. Перевод М. С. Козловой и Ю. А. Асеева. М.: Изд-во «Гнозис», 1994. - 612 с.
  2. Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер. с англ. / Сост. В. В. Петрова; Под. ред. В. И. Герасимова. - М.: Прогресс, 1989. - 312 с.
  3. Жельвис В. И. Эмотивный аспект речи: Психолингвистическая интерпретация речевого воздействия. Учебн. пособие/ Ленингр. Гос. пед. ин-т А. И. Герцена, Яросл. гос. пед. ин-т им. К. Д. Ушинского. - Ярославль, 1990. - 81 с.
  4. Кронгауз М. А. Игровая модель диалога //Логический анализ языка: модели действия/ РАН. Ин-т языкознания; Отв. ред. Н. Д. Арутюнова, Н. К. Рябцева. - М.: Наука, 1992. - С. 55-60.
  5. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Политиздат, 1975. - 304 с.


 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы