Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2006 ПСИХОЛОГИЯ ЛИТЕРАТУРЫ К ВОПРОСУ ОБ УНИВЕРСАЛЬНОСТИ ЭМОЦИЙ И ИХ СВЯЗИ С ЯЗЫКОМ И КУЛЬТУРОЙ

Савко А. А.
Барановичский государственный университет

К ВОПРОСУ ОБ УНИВЕРСАЛЬНОСТИ ЭМОЦИЙ И ИХ СВЯЗИ С ЯЗЫКОМ И КУЛЬТУРОЙ

Во все времена люди испытывали, испытывают и будут испытывать одни и те же чувства: радость, горе, любовь, грусть и т. д. У человечества накоплен огромный эмоциональный опыт. В связи с этим психологи говорят об универсальности эмоций, сам перечень которых отражает общечеловеческий опыт осмысления психической деятельности человека.
Несмотря на широкий разброс мнений среди исследователей эмоций по поводу их количественного состава, прослеживается тенденция сведения всех человеческих эмоций к небольшому количеству универсальных, свойственных всем людям. Данные эмоции рассматривается как первичные, основные, базовые, а все остальные - как вторичные или производные, возникающие в результате смешения первичных эмоций.
Об этом свидетельствуют многочисленные исследования последних десятилетий и, в частности, концепция базовых эмоций, согласно которой их перечень варьируется от пяти до десяти [1, 503].

Какими же критериями руководствуются ученые, определяя эти эмоции как базовые?
Так Экман (1992) [2, 468] выделяет несколько особенностей, присущих базовым эмоциям, основными из которых являются: универсальность причинных событий, а также отличительные универсальные сигналы. Например, такие эмоции как гнев, страх, радость, отвращение соответствуют определенным сторонам эмоционального опыта, общим для всех людей и заложенным генетически, следовательно, предполагается, что они обнаруживаются почти во всех культурах.

Другие исследователи считают, что данный подход к определению базовых эмоций является недостаточным. В книге «Семантические универсалии и описание языков» А. Вежбицкая приводит высказывание У Джеймса, сделанное еще в 1850г., но, оказавшееся как нельзя актуальным в наши дни. «У Джеймс считал, что, с одной стороны, люди способны к целому ряду разнообразных чувств, а, с другой, данные чувства не могут быть четко разграничены или перечислены, поскольку на этот туманный мир чувств каждый язык накладывает свою собственную интерпретирующую сетку координат... и если кто-то попытается наименовать каждую из эмоций, то их число будет ограничено внутренним лексиконом того, кто предпримет данную попытку, поскольку у каждого народа существуют свои имена для оттенков чувств, которые не выделяются другими народами» [1, 505].

Данная мысль напоминает высказывание Б. Уорфа о том, «что мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим родным языком!» и что «мы расчленяем мир [ как это] закреплено в системе моделей нашего языка». Отсюда вытекает идея, что способ интерпретации людьми своих собственных эмоций зависит, до некоторой степени, от лексической сетки координат, которую дает им их родной язык. Недаром более шестидесяти лет назад Э. Сепир назвал лексику наиболее точным показателем культуры, а язык - символическим путеводителем к ней.

На связь эмоций с языком и культурой также указывает А. А. Леонтьев. Он отмечает, что «язык входит в сложное единство, он - факт одновременно социальный, предполагающий коммуникацию, гносеологический, психический, семиологический, имевший логико-понятийный и прагматический аспекты. Если существование эмоций - объективный факт, как и их выражение средствами языка, то при анализе его функций естественно выделять эмотивную функцию, отражающую специфическую коммуника-тивно-деятельностную потребность человека - передать эмоциональное отношение к тому или иному событию, факту, предмету, явлению окружающего мира» [3].

Иными словами, являясь одним из коммуникативных признаков общения, эмотивная функция присуща любому языку и поэтому в любом языке имеются специальные эмотивные знаки, входящие в эмотивный код этого языка как отдельная когнитивно-эмотивная структура его культурно-языкового кода. Владение этой функцией языковыми личностями является важнейшим когнитивным компонентом ее коммуникативной компетенции, которая играет не последнюю роль в «строительстве» национальной культуры.

Указывая на связь эмоций с культурой, В. И. Шаховский подчеркивает их этноспецифический характер: «Все это - великое артикулированное здание эмоционально насыщенной мысли, воздвигнутое силой страстей, для которых сооружение этого здания послужило творческим поприщем. Воспитанные внутри этой культуры... усваивают ее, включая свой интеллект в ее структуру и переживая благодаря этому эмоции, которым их учит, усвоенная ими культура. В свою очередь, они передают эти эмоции следующим поколениям, и от того, насколько энергично те их воспринимают, зависит дальнейшее существование всего здания культуры» [4, 92].

Как видно из вышесказанного, эмоциональная компетенция распространяется только на воспитанников своей культуры, за пределами которой этим знаниям надо учить.
В современной лингвистике об этом активно пишет польско-австралийский лингвист Анна Вежбицкая, которая разделяет концепцию о культурной природе эмоциональных реакций и усматривает взаимосвязь между эмоциями и родным языком данного человека. Считается, что набор эмоций записан в языковой матрице. А эмоциональные матрицы навязаны человеку языком и он их переживает с точки зрения своего языка, то есть эмоции в разных культурах могут быть одни и те же, а лексика, которая их описывает, различается и определяется принадлежностью к той или иной культуре. Словарь эмоций в разных языках далеко не одинаков, хотя, на наш взгляд, нет ни одного переживания, которое бы было доступно для одного этноса и недоступно для другого.

По мнению некоторых исследователей, чтобы определить степень эмоциональности в языке, необходимо обратиться к существующим взглядам на этнокультурные особенности людей, говорящих на разных языках. Немаловажную роль здесь играет определение культурного синдрома -определенного набора ценностей, установок, верований, роли и моделей поведения, которыми одна группа культур отличается от другой [5].

Например, сравнивая восточные и западные культуры, исследователи отмечают, что в восточных культурах на первом месте находятся эмоциональные связи между людьми, забота о других членах общества, сам человек и смысл его существования, то есть уровень эмоциональности и ее интенсивность [6]. Считается, что для восточной культуры с высоким уровнем избегания неопределенности характерна дифференциация эмоциональных категорий, и ее представители проявляют свои эмоции ярче и интенсивнее. Внимание к контексту сообщений проявляется у них в богатстве языковых средств выражения эмоций, в стремлении передавать все оттенки возникающих между людьми чувств.
Не случайно русскую культуру отличает чувство принадлежности к определенному обществу, теплота и эмоциональность взаимоотношений, которые находят свое отражение в языке. По мнению А. Вежбицкой, «Русский язык уделяет эмоциям гораздо больше внимания (чем английский) и имеет значительно более богатый репертуар лексических и грамматических выражений для их разграничения и придания особой окраски личностным отношениям [5].
Выводы:

Универсальный характер общечеловеческих эмоций является сложным продуктом эволюции человека, отражающим его специфическую коммуникативно - деятельностную потребность .
Являясь общими для многих культур, базовые эмоции отдельной культуры несут на себе печать культурно-языкового кода как части национального интеллекта (менталитета).
Существующие различия в варьировании и степени проявления базовых эмоций в разных культурах опосредованы языковыми средствами их выражения и объясняются культурно-ценностными установками данной культуры.

Литература:

  1. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. - М.: Языки русской культуры, 1999. - 900с.
  2. Психология: комплексный подход М. Айзенк, П. Брайант и др: Под редакцией М. Айзенка; пер. с англ. С. Б. Бенедиктова. - Мн.: Новое знание, Литература, 2002. - 832с.
  3. Леонтьев А. И. Лекции по общей психологии. М., 2000.
  4. Шаховский В. И. Эмоция как межкультурный референт Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах: Материалы междун. научно-практ. конференции. Ч. 1-Пятигорск, 2002. с 92-94.
  5. Кросскультурный анализ http:/www. acis. vis. ru/9/1-9/mailman. html.
    Багдасарова Н. А. «Эмоциональный опыт в контексте разных культур»«.
    Человек» №5, 2005.
 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы