Главная Публикации «Личность-слово-социум» – 2006 ПСИХОЛОГИЯ ЛИТЕРАТУРЫ НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ РАЗНОВИДНОСТЕЙ ПОБУЖДЕНИЯ В ИТАЛЬЯНСКОМ ЯЗЫКЕ

Мельникова Л. С.
Белорусский государственный университет

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ РАЗНОВИДНОСТЕЙ ПОБУЖДЕНИЯ В ИТАЛЬЯНСКОМ ЯЗЫКЕ

1.1. Побудительными, или директивными, принято называть высказывания, целью которых является провоцирование адресата к осуществлению либо воздерживанию от осуществления той или иной деятельности, в том числе и речевой. Побудительные речевые акты (ПРА), как прямые, так и косвенные, имеют различные оттенки значения (или функциональные типы). Определить в речи разницу, которая существует, например, между категорическим приказом и не слишком вежливой просьбой, между разрешением и советом, запретом и призывом не выполнять то или иное действие, представляется сложным без тщательного анализа. В такой ситуации важная роль отводится лексическим, грамматическим и просодическим средствам. Интонация часто имеет решающее значение в определении различных семантических оттенков побудительных актов. Однако в нашем случае интонация не играет столь значимой роли, т. к. мы анализируем письменный диалог, реплики которого часто могут иметь неоднозначную интерпретацию. Существует ряд параметров, на основании которых выделяются специфические типы побуждения: его интенсивность, субординация коммуникантов, наличие или отсутствие спровоцированности побуждения, бенефактивность и др. Разные исследователи, как русскоязычные, так и итальянские, выделяют различное количество прагматико-синтаксических подтипов побуждения. И все же если такие из них, как инструкция, санкция, упрашивание, поучение, учитываются лишь некоторыми авторами, то приказ/запрет, просьба, совет, приглашение выделяются всеми или почти всеми лингвистами. Так, Изотов А. И., опираясь на перечисленные параметры, выделяет следующие наиболее социально значимые подтипы побуждения: приказ, команда, требование, запрет, просьба, предложение, совет, призыв, разрешение, предостережение. А по мнению итальянского исследователя С. Стати, к таковым относятся приказы/запреты (команды), просьбы, советы, приглашения и разрешения. Следует иметь в виду, что названия данных подтипов побуждения являются терминами, а значит их лексическая семантика сужена и специфицирована по отношению к соответствующим речевым каузативам.

1.2. Каждый ПРА актуализирует одну из многочисленных сем побуждения в зависимости от конкретной коммуникативной ситуации (прагматического аспекта). Это означает, что одно и то же высказывание в различных ситуативных контекстах может употребляться как не одинаковый в функциональном отношении ПРА. Нам кажется уместным описать лексические значения каждого из названий различных подтипов побуждения, которые мы получили из «Этимологического словаря итальянского языка» под редакцией М. Картеллаццо и П. Дзолли и «Толкового словаря русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой:
'ПРИКАЗЫ', которые выражают требование выполнить какое-либо действие более категоричным образом в сравнении с другими способами (comando 'atto, effetto del comandare', comandare 'imporre, ordinare', 'imporre autorevolmente la propria volonta'; ordine 'comando orale o scritto'; приказать - то же, что велеть, т. е. твердо изъявить свою волю, требовать, т. е. просить в категорической форме);
'ЗАПРЕТЫ', которые выражают категорическое требование не осуществлять определенные действия (divieto 'proibizione', vietare 'ordinare d'autor^ che una cosa non si faccia', proibire 'comandare di non fare qc. '; запретить - не позволить что-нибудь делать);
'ПРОСЬБЫ', с помощью которых говорящий просит менее настойчиво, чем в приказах и запретах, выполнить или, наоборот, не выполнять действие, используя при этом весь известный ему арсенал средств для вежливого общения (preghiera 'domanda umile e pressante'; просьба - обращение к кому-н., призывающее удовлетворить какие-н. нужды, желания);
'СОВЕТЫ', применяя которые, говорящий выражает собственное мнение, как бы деликатно подсказывая слушающему, что ему стоит или не стоит предпринять (consiglio 'suggerimento, esortazione, avvertimento che si dа a qualcuno per aiutarlo in qualche cosa'; совет - мнение, высказанное кому-н. по поводу того, как ему поступить, что сделать; наставление, указание);
'ПРИГЛАШЕНИЯ', которые часто представляют собой предложение со стороны говорящего партнеру выполнить то или иное действие (invito 'atto dell'invitare', invitare 'chiamare o pregare qd. perchm partecipi a qc. di solenne o di gradito', 'indurre, esortare', 'sollecitare qd. d'autor^ perchm faccia o dica qc. ; пригласить - попросить прибыть, прийти; попросить выполнить какую-н. работу, поручение);

'РАЗРЕШЕНИЯ', посредством которых адресант позволяет адресату осуществить определенное действие (permesso 'atto del permettere', permettere 'dare facote o licenza, rendere possibile'; разрешить - дать право на что-нибудь, согласие на совершение чего-н.).
Опираясь на приведенные лексические значения и на упомянутые параметры для классификации побудительных высказываний, попытаемся охарактеризовать несколько прямых побудительных актов (ППА) с предикатом в повелительном наклонении, функциональные оттенки побуждения которых (Приказа/Запрета и Просьбы) устанавливаются в зависимости от прагматической ситуации. Отметим, что Приказы и Запреты принадлежат к одному и тому же классу командных высказываний (atti iussivi). Фактический материал получен нами путем сплошной выборки из романов Алессандро Барико «City» (перевод Е. Дегтярь и В. Петрова) и «Шелк» (перевод Г. Киселева). В скобках после каждого ПРА мы указываем номера страниц оригинала и перевода.

2.1. Довольно сложно разграничить Приказы и Запреты с одной стороны и Просьбы с другой, особенно когда отсутствует перформативный индекс: ti chiedo, ti proibisco, ti dico, ti ordino (требую от тебя, запрещаю тебе, говорю тебе, приказываю тебе) и др. для первых и ti prego, ti supplico (прошу тебя, умоляю тебя) и др. для вторых. В отсутствие таких лексических показателей легко перепутать Приказ, выраженный не слишком настойчиво и не очень категорично, с Просьбой:
Отец сыну: — Passami la signorina Shell (81) — Позови к телефону Шатци (92) Гувернантка подопечному: — Е mpriti (51) — И застегнись (57) Клиент кассиру: — Riprendi 'sti chewingum (109) — Вы заберете у меня эту жвачку (125)
Тренер боксеру: — Guardami e respira...(66) — Посмотри на меня и дыши (74) Разница состоит в следующих факторах: а) человек, высказывающий просьбу не должен занимать более авторитетного положения по отношению к адресанту, а наоборот, его положение должно быть равным или даже более низким (следует учитывать, однако, что это распространяется только на прямые побудительные акты, т. к. при косвенном выражении просьбы для соблюдения Принципа Вежливости социальные роли собеседников распределяются прямо противоположным образом: для того чтобы просьба имела смысл в вежливом контексте, необходимо, чтобы она была произнесена человеком, занимающим более высокое положение); б) поскольку просьба высказывается говорящим как заинтересованным лицом, то, безусловно, она маркируется эмоционально, а при высказывании приказа отношение говорящего к сообщаемому более индифферентно. К сожалению, эти критерии не так просто применить. Кроме того, речевая вежливость часто делает двусмысленным высказывание, поскольку часто требует, чтобы говорящий ставил себя в положение просителя.
Учитывая эти два фактора, на первый взгляд, можно предположить, что выше приведенные РА являются скорее командами, чем просьбами, так как во всех случаях они высказаны лицами, занимающими главенствующее положение по отношению к собеседнику и, как видно из отсутствия в конце реплик восклицательного знака, не содержат дополнительной эмоциональной окраски (в примере (1) отец, даже не поздоровавшись с сыном, сразу же велит позвать к телефону гувернантку; гувернантка дает банальное указание мальчику, чтобы он застегнулся (2), причем из ситуации понятно, что указание дается фактически безучастно, так как когда ребенок переспрашивает, она уже не помнит, что только что сказала; пример (3) возможен в качестве команды клиента, который «всегда прав»; тренер во время интервала дает привычные указания боксеру (4), в которых также нет ничего экстраординарного). Но это только на первый взгляд. А для более точного семантического анализа нам потребуется ситуативный контекст. Пример (1) не вызывает у нас сомнения, не только потому, что отец бесстрастно требует к телефону гувернантку, но и поскольку команда предполагает немедленное исполнение каузируемого действия, что имеет место в данной ситуации. Поэтому приступим к контексту реплики (2):

- Facciamo un pezzo a piedi poi magariprendiamo il pullman — Давай немножко пройдемся, а потом с удовольствием сядем в автобус.
- Okay, ma copriti. — Ладно, только застегнись.
Cos'hai detto? — Что ты сказала?
Non so, Gould, cosho detto? — Не знаю, Гульд, а что я сказала?
Copriti. — Застегнись.
Ma va'. — Да ну?
Giuro. — Чтоб я сдох.
Te lo sei sognato. — Ты все выдумал.
- Hai detto copriti, come se fossimia madre. — Ты сказала «застегнись», как будто ты моя мать.
Dai, andiamo. — Ладно, пошли.
L'avevi detto. — Но ты это сказала.
Finiscila. — Кончай.
Giuro. — Чтоб я сдох.
E copriti. (56 — 57) — И застегнись. (51 — 52)

Как видно, анализируемые реплики, пропозициональное содержание которых практически одинаково, находятся на определенной дистанции. Интересен тот факт, что первая реплика для каждого из коммуникантов может иметь разную функцию. Если для Шатци это рядовой приказ, то Гульд воспринимает слова своей гувернантки как заботу, а, следовательно, для него это просьба, а не приказ, который должен быть незамедлительно выполнен, поэтому он и начинает переспрашивать ее, вместо того чтобы застегнуться. Что касается повторной реплики, то можно предположить, что Шатци специально делает вид, что не помнит своих слов, чтобы не вызвать еще бтльшую привязанность этого одинокого ребенка. И если она сохраняет свою стратегию до конца диалога, то после ее притворного удивления, затем отказа от собственных слов и неоднократно высказанного нежелания говорить на эту тему, ее последняя реплика может означать 'отстань', и тогда это уже приказ, а не просьба.
Рассмотрим контекст реплики (3):
Senti, me lo faiun favore? — Послушайте, сделайте одолжение.
Certo. — Конечно.
Riprenditi 'sti chewingum. — Вы заберете у меня эту жвачку.
Non posso. — Я не могу.
- Li tieni da parte per ilprossimo obeso dipassaggio, eh? — Вы отложите их для первого толстяка, который появится, ладно?
- Non posso, davvero. — Я правда не могу.

Навязчивость кассира из fast food начинает переходить все границы, и клиентка (Шатци) решает отказаться от настойчиво предлагаемой ей жвачки в качестве подарка от фирмы. Но будучи человеком, знакомым с конвенциями речевого поведения, Шатци, прежде чем высказать свое требование в категоричной форме, предваряет его косвенной просьбой сделать ей одолжение (глагол fare употреблен в настоящем времени изъявительного наклонения в структуре вопросительного предложения), а затем следует ППА (глагол riprendersi - забрать себе стоит в повелительном наклонении). После отказа кассира Шатци продолжает настаивать, и ее просьба высказана уже с помощью другого типа КПА, который делает ее более категоричной, чем просто прямое побуждение (в повествовательной структуре форма глагола настоящего времени в итальянском языке имеет модальное значение т. н. «суггестивного будущего», а это значение по степени иллокутивной силы превосходит значение глагольной формы повелительного наклонения). Примечательно, что в русском переводе интересующая нас реплика переведена КПА с глаголом в форме будущего времени и она более походит на приказ, нежели ее оригинальный коррелят. На наш взгляд, реплика оригинала является в контексте данной ситуации скорее просьбой, чем командой, хотя бы потому, что настоящего одолжения не требуют - о нем просят.

Что касается примера (4), то для того, чтобы убедиться в правильности выбора функционального типа, нам также потребуется его прагматический анализ. Этот пример необычен еще и потому, что сама ситуация боксерского ринга и, следовательно, все диалоги являются вторично вымышленными, т. к. ее сочиняет для собственного развлечения герой романа. Но, тем не менее, это возможные реплики в реальной ситуации, когда тренер в перерыве между раундами наставляет боксера:
Non siamo al tuo college del cazzo, lo sal Larry?.. .Guardami, e respira...andiamo, resplra...E VACCIPIANO CONQUELLA ROBA, CRISTO!
Ha il sopracciglio a pezzi, Maestro.
Vacci piano lo stesso, per la miseria...ascolta Larry, mi ascolti?
- Ты, хрен моржовый, мы не в твоем колледже, знаешь Ларри?.. Посмотри на меня и дыши... пойдем, дыши... И БЛИН, ПОТИШЕ С ЭТИМ, БОГА РАДИ!
У меня (у него) бровь рассечена, Учитель.
Все равно, блин, тише, тоже мне, горе... слушай, Ларри, ты меня слушаешь ?
Рассматриваемые реплики могли бы быть просьбой или советом в ситуации, когда боксер отказывался бы от выполнения этих действий либо спрашивал бы о том, что ему делать. В данном же контексте понятно, что речь идет о привычных указаниях тренера, в которые не требуется вкладывать душу, так как они даются почти автоматически по давно заведенной привычке, поэтому мы склонны считать эту реплику приказом, а не просьбой, в отличие от следующей реплики с предикатом в повелительном наклонении, отмеченной эмоциональной окраской.

Описание функциональных типов побуждения часто демонстрирует субъективность анализа, поэтому помимо ближайшего ситуативного контекста, на наш взгляд, необходимо учитывать более расширенную конситу-ацию.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы

Купить лотки водоотводные.