Главная Публикации "Эстетическое образование: проблемы и перспективы" - 2007 (г. Брест) АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЭСТЕТИЧЕСКОГО ОБР НРАВСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ ЯЗЫЧЕСКОГО И ХРИСТИАНСКОГО МИРА В СЛАВЯНСКИХ ЛИТЕРАТУРАХ (РУССКОЙ, ПОЛЬСКОЙ, БЕЛОРУССКОЙ, УКРАИНСКОЙ)

Жигалова Мария Петровна
Брестский государственный университет им. А. С. Пушкина

НРАВСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ ЯЗЫЧЕСКОГО И ХРИСТИАНСКОГО МИРА В СЛАВЯНСКИХ ЛИТЕРАТУРАХ (РУССКОЙ, ПОЛЬСКОЙ, БЕЛОРУССКОЙ, УКРАИНСКОЙ)

Образовать человека - значит помочь ему стать субъектом культуры. «Живым» источником культуры для молодёжи сегодня, в трудное время нравственно-психологического обновления, исканий ценностей, может стать духовное наследие славянских литератур. И потому сегодня как никогда важно обратиться к ценностному их потенциалу и с помощью великих писателей-гуманистов проанализировать нравственно-эстетические и моральные ориентиры. Эта цель совпадает с основной функцией литературы - силой слова очищать и облагораживать человека, формировать его ценностное сознание, помогать усваивать откристаллизованный в культуре общечеловеческий и национальный опыт.

Славянские литературы XIX-XX века в значительной степени удовлетворяют потребности современного читателя в идеале. Эстетически решая этические проблемы, писатель показывает, какой должна быть жизнь, в чём её истинные ценности и смысл.

Разрабатывая заявленную проблему, мы сначала обратились к философии религии и культуры, чтобы установить сущность понятий «языческий мир» и «христианский мир» и определить содержательные компоненты каждого. Затем проанализировали некоторые произведения славянских литератур, с целью выявления в них мотивов и уровня интерпретации писателем античных сюжетов, мотивов и образов, так как именно они в художественном произведении создают ощущение взаимопроникновения и взаимодействия двух миров: языческого и христианского, первый из которых воспринимается современным читателем часто как виртуальный. После этого выявили и сравнили нравственно-эстетический потенциал двух миров, чтобы постичь в них вечные, непреходящие ценности.

В рамках религиозно-мифологической картины языческого мира, невзирая на все её трансформации, всё же понятно, как он устроен: его создали боги, и живут в нём боги и смертные. Поэтому писатели XIX-XX, знакомясь с культурой античности и постигая её, как носители уже другой цивилизации, трансформировали и интерпретировали её по-своему, привнося в произведения Нового времени элементы своей цивилизации, а значит, и национальной культуры. Реалии сегодняшнего дня указывают, что проникнутая идеей гуманизма, античность занимает значительное место в формировании личности писателя и читателя. Следует заметить, что долгие годы, по известным причинам, постоянно игнорировалось безмерно богатое её духовное содержание, сам духовный мир поэтов античности, в котором религиозное чувство и сознание играли первостепенную роль. Если схематически наметить некоторые основные мотивы в античном искусстве слова, то можно заметить, что поэтический дух античной литературы всецело стоит под знаком религиозного начала- преображения, сочетающей религиозное просвещение с простотой, трезвостью, смиренным и любовным благоволением ко всему живому, как творению и образу Божию.

Первый и основной мотив религиозности поэтов - есть религиозное восприятие самой поэзии и сущности поэтического вдохновения, которое являлось и религиозным откровением. Вдохновение определялось тем, что «божественный глагол» касался «слуха чуткого» поэтов. Именно поэтому «слу-женье муз не терпит суеты: прекрасное должно быть величаво».
Следующий мотив самобытной религиозности античной литературы - связь нравственного сознания и нравственного очищения души с сознанием религиозным. Поэты античности (Мимнерм, Солон, Архилох, Феогнид и др.) на основании внутреннего опыта приходят, прежде всего, к своеобразному аскетизму: они хотят «жить, чтоб мыслить и страдать», они требуют от себя, чтобы их душа была «чиста, печальна и покойна». Такой аскетизм не содержит в себе ничего мрачного и ожесточённого: он означает, напротив, просветление души, победу над мятежными страстями, любви и благоговения к людям и миру, как это, например, описано в ряде стихотворений Феогнида, Алкея, Сапфо и др.

Знает ли каждый из нас,
устремляясь к задуманной цели, Что достижение даст? Благо, или тяжкое зло? Часто мы думаем зло совершить, а добро совершаем. Думаем сделать добро - зло причиняем взамен. И никогда не сбывается то,
чего смертный желает: тщетны попытки его. Напрасно мы люди живём и гадаем -
ничего мы не знаем. Всё свершается так, как порешит божество.
Таково развитие нравственного сознания в языческом мире: от тяжких, безысходных угрызений совести к тихой сокрушённости и светлой печали.

Таким образом, прослеживая духовный путь поэтов античности, можно увидеть, что они, исходя из своей самобытной религиозности, достигают вершины христианской веры - смирения и любви.
Заметим, что духовность античности многогранна, но не расплывчата: она воспринимается как солнечный гений мировой духовной культуры. Предвидя те тупики, к которым приводит бездуховность, античная литература и сегодня представляется той вполне объективной реальностью, которая и эстетически, и нравственно, и духовно воздействует и укрепляет человека в истине, добре, красоте, милосердии. Поэтому, читая произведения славянских писателей, которые интерпретируют античные сюжеты, мотивы и образы, понимаешь, как переплелись в них языческий и христианский миры, их культуры и понятия «красота жизни», «красота всеобщей любви», «красота человека».

Проследим, как это происходит в русской, белорусской, польской и украинской литературах. Для этого остановимся только на тех произведениях славянских литератур, которые, интерпретируя античные сюжеты, мотивы и образы, пытаются разрешать философские проблемы, проблемы смысла жизни и смерти, специфически перерабатывая мифологические образы, усиливая фактор субъективных переживаний современного мира в традиционных мифологических формах.

Так, например, интерес к античному миру и особенно психологии человека, которая во многом объединяет языческий и христианский миры, отмечен нами в творчестве М. Цветаевой. Анализ стихотворной драмы М. Цветаевой «Федра» (1927-1928гг.) невозможен без постижения античного сюжета об Ипполите и Федре, так как в нём заключена основная идея произведения. Мы видим, что М. Цветаева стремится не к эстетизации античности, а к тому, чтобы раскрыть в древнем мифе некое вечное, вневременное психологическое состояние внутренней жизни человека и таким путём обнаружить драму собственной души. Цветаева вопреки мифу хочет дать Федру вне преступления, дать безумно любящую молодую женщину, глубоко понятую. То есть Цветаева берёт лишь психологический ориентир в рассматриваемой версии мифа и интерпретирует его по-своему (для любви Федры и Ипполита нет нравственных преград: она не знает, что это сын Тесея, а он не связывает её с гибелью матери). М. Цветаева убеждает читателя, что от людей зависит совсем немного, потому что всё определено богами. Поэтому Федра М. Цветаевой не может вызвать осуждение в отличие от античной героини. Поэтесса достигает важной цели - нравственного оправдания героини. Как видим, М. Цветаева прекрасно объединила в произведении языческий и христианский миры, трансформируя и интерпретируя античный миф, без знания которого невозможно понять идейно-художественное содержание произведения, постичь его образную систему, как впрочем, и психологию самой М. Цветаевой.
В творчестве польского писателя Г. Сенкевича тоже появляется особый интерес к античному миру, но уже на другом уровне. Его больше интересует политическое устройство общества и его влияние на развитие культуры, традиций. В романе «Gvo vadis» («Камо грядеши») автор открывает перед читателем картину римской и мировой истории. Действие романа развивается на протяжении последних четырёх лет правления Нерона (68-64гг до н. э.). Очевидно, эпоха правления Нерона давала Сенкевичу богатый материал для воплощения его замысла - показать борьбу и единство двух культур, сопоставить мир языческих и христианских идеалов. Рождению этого замысла во многом способствовало чтение античных авторов, подробное изучение исторических документов. Романист прочёл «Жития цезарей» Светония, особенно ценил «Анналы» Корнелия Тацита - талантливейшего историка и летописца античности. «Вчитываясь в «Анналы»- писал Сенкевич, - я не раз чувствовал, что во мне зреет мысль дать художественное противопоставление этих двух миров, один из которых являл собою всемогущую правящую силу административной машины, а другой представлял исключительно духовную силу». В 1893 году писатель осматривал Рим с книгой Тацита в руках, уже тогда замысел большого романа приобрёл вполне ясные очертания. Часовня под названием «Gvo vadis» в Риме стоит на том месте, где, по преданию, Пётр встретил Xриста, стала отправным пунктом работы над произведением. По возвращении в Польшу Сенкевич углублялся в изучение исторических памятников и литературы. Предполагают, что источником вдохновения писателя стали полотна Генриха Семирадского «Походы Нерона» и «Оргия римская», представляющие Рим во времена правления Нерона.

Как же раскрывает Сенкевич свою идею? В романе мы видим картину двух миров - мир внешней красоты и жизни духовной, нарисованный с поразительной яркостью и достоверностью императорский двор, внешнее великолепие которого лишь оттеняет внутреннюю ничтожность Нерона и его окружения. Кровавые расправы, бесконечные пиры и невероятные оргии - всё это, по мысли художника, не более чем попытка старого мира забыться и заглушить предчувствие своей обречённости и в то же время доказательство того, что конец уже наступает, что мир прекрасных тел, статуй, мир, научившийся поднимать любую прихоть до уровня искусства, утратил цель. Внешне могучий и великолепный, он исчерпал себя изнутри. Отсутствие ясной жизненной перспективы порождало всеобъемлющий скепсис, неверие в богов, торжество эстетизма и крушение нравственных идеалов. Смерть стала искусством, красивым жестом, талантливой игрой. Конечно, античное мироощущение вовсе не сводилось к одной телесности и голому эстетизму. Античность дала прекрасные образцы гражданского мужества, государственной мудрости, религиозной терпимости и гуманного отношения к человеку. Но Г. Сенкевич отобрал те факты, которые в наибольшей мере отвечали его замыслу. Писатель убеждает читателя, что при всех своих достижениях языческая цивилизация всё же не поднялась до глубокого убеждения в том, что человеческая личность есть важная и неповторимая ценность. Роман писателя убеждает в том, что Г. Сенкевич оказался тонким знатоком греческой и римской культуры. Он использовал в своём романе многие имена и термины, такие, как: Xариты, Гера, Орфей, Навсикая, Деметра, весталки, Ирида, Геката, Ниоба, Цербер, Цирцея, Психея, Тартар и др. В романе прослеживаются аллюзии к легендам и преданиям, используются названия античных реалий (форум, и др), городов и географических названий (Колхида, Соракт, Соляная дорога, Беневент, Фессалия и др.), упоминаются имена выдающихся деятелей (Лициний, Гераклит, Сократ, Германик и др.).

Таким образом, именно детальное знакомство с римской и греческой мифологией, глубокое проникновение в культуру и мировоззрение античных государств позволили Сенкевичу создать шедевр мировой литературы. Главное достоинство романа -его идеи. Писателя волновало возрождение тех духовно-нравственных принципов, которые составляют основу здоровой жизни любого общества. Г. Сенкевич изображает жизнь, стремящуюся к гуманным духовным целям. Поэтому смысл этого произведения выходит далеко за рамки сюжетной канвы романа, который напоминает о прошлом и в то же время обращён к настоящему и будущему.

Языческий и христианский мир отражён и в украинской культуре. Образы и сюжеты античного искусства обращали к далёкой цивилизации, вдохновляли многих украинских художников слова, таких как: Леся Украинка, И. Франко, Г. Сковорода и др.
Обращаясь к античной тематике, Леся Украинка реализует возможность «пролить свет на языческий мир современной душой», вдохнуть новую жизнь в мифологию древних, рассмотреть историю людей, проследить трагический процесс добра и зла.

В контексте культуры XX века прозвучал античный миф в драматическом произведении Леси Украинки «Ифигения в Тавриде». В зависимости от мировосприятия авторов, характера эпохи и других критериев, переосмысление мифического образа Ифигении у каждого писателя своё. Конечно, миф об Ифигении имеет широкую семантику, что позволяет вместить в него множество событий общественной жизни. Он однозначно обозначает границы общественно-культурной значимости, выраженные при помощи содержания, и позволяет глубоко его познать. Леся Украинка одна из первых в славянской литературе по-новому интерпретирует данный миф. Известна история написания этого драматического произведения украинской поэтессой. Зимой 1897-1898 гг. она проживала в Ялте на вилле «Ифигения», у доктора Мартироса Сергеевича Дерижанова. Название этой виллы вызывало у поэтессы постоянные ассоциации с мифологической героиней. В письме к своей сестре Ольге от 13сентября 1898г, Леся написала: «Мама, як пр^хала сюди, то м все здавалося, що тепер вербна недтя, а не Рiздво, так було тепло, але сьогодн щось завiяло знов, коли не вдарив холод, бо тэд у мене тут буде так холодно, як, певне, бувало у самоi Иф^енм в той час, як вона була в Таврще жрицею холодноi богин Дiани - адже в т часи навпъ залшних грубок не було!» Название виллы и её судьбу можно сравнить с судьбой Ифигении. Это вызвало желание у Леси Украинки написать драматическую поэму в двух действиях «Ифигения в Тавриде». Произведение было задумано поэтессой как драма в классическом стиле. В ней будет хор, реплика о себе и неожиданная развязка. Историческая диалектика прогрессивного культурного развития требовала новаторских подходов в изображении новой жизни мифологии древних. Поэтесса не могла полностью скопировать античную драму, так как это привело бы к полному экспериментаторству, и, скорее всего, в этом кроется её причина написать только драматическую сцену. Из этого возникает специфическая обработка мифологического образа, усиливается фактор субъективного переживания современного мира в традиционных мифологических формах. Миф, с одной стороны, освещает подлинную историю, а с другой -является переосмыслением личной жизни человека. Поэтесса смогла написать и закончить одну сцену, поэтому и жанр этого произведения обозначила как «драматическую сцену».

Леся Украинка, несомненно, опиралась на традицию переосмысления этого образа предшествующими авторами, т. к. Эврипид- особенная фигура в древнегреческой драматургии. Его творчество связано с началом разрушения канонов традиции, но наиболее адекватно она открыла культуру высокой классики, что, в первую очередь, нашло выражение в новых принципах изображения человека (зарождение психологического подхода к типизации характеров). Леся Украинка находит глубокую внутреннюю схожесть между эври-пидовским временем и современностью, когда значащими являлись отношения личности и общества. Писательница смотрит на античную драму сквозь призму этических и эстетических взглядов рубежа XIX -XX вв. и создаёт в героях драматизм души, присущий ей самой. Возможно, Леся Украинка в драматургии видела одну из форм воплощения психологического индивидуализма. Поэтому в отличие от предшествующих авторов, разрушающей силой произведения является внутренний конфликт, не конфликт характеров, а борьба мыслей, душевных переживаний одной героини. И потому в обращении к богине Артемиде, Лесина Ифи-гения просит защитить её от самой себя. Проблема трагической сущности героя, когда замыкается душа и разрушается личность, присуща всему творчеству поэтессы, а в данном произведении она использована особенно выразительно. Большую роль в переосмыслении мирового образа для Леси Украинки сыграли автобиографические начала, жизненные аналогии. Глубокая лирическая интимность, проникновение авторских мотивов, биографических моментов в жизнь героя, обогащают образ Ифигении.

Философские проблемы сущности жизни и смерти, любовь к Родине - морально-психологическая доминанта Ифигении Леси Украинки. В Ифиге-нии борются между собой древнегреческая героиня и лирическая героиня XX века. Для поэтессы важна внутренняя сущность героини. В ходе борьбы с душевными муками, сомнениями Ифигения-патри-от побеждает Ифигению-обычного человека со всеми слабостями. Женский античный образ Ифигении поддаётся собственному осмыслению поэтессы, что приводит к некоторым нарушениям мифологических традиций в русле эстетического сознания Леси Украинки. Ифигения наделена чертами прометеевской жертвенности, непокорности. Эта героиня отдаёт предпочтение душевным мукам, жизненной борьбе над пассивной покорностью судьбе.
Таким образом, Леся Украинка использует старинный миф для того, чтобы донести до читателя катастрофу человеческой души. Анализируя мифологические версии античного мира Леси Украинки, можно заметить и модернистскую их направленность, и авторскую оригинальность интерпретации. В целом, античный мир в творчестве модернистов воспринимается в ракурсе конфликта сильной личности и общественности, личности и обречённости судьбы, или обстоятельств её жизни. Модернистский же способ рецепции античности базируется не на признании эталонной ценности античной культуры и необходимости её реактуализации в новую эпоху, а на искушении альтернативного авторского перечитывания классики. Отсюда характерна выборочность присутствия античной мифологии в произведениях модернистского времени. Будучи хорошо осведомлённой из античных и европейских источников, посвящённых мифу о падении Трои, Леся Украинка, тем не менее, не воспользовалась ими как рабочим материалом для реализации собственного замысла. Такие источники только помогли ей создать исторически-событийный фон драмы. Обратившись к античной тематике, писательница затрагивает ряд важнейших морально-этических, общественных, эстетических проблем: культура и цивилизация; полифония культур; служение художника своему народу и Отечеству; слава и признание; учитель и ученик; самосознание человека как существенная закономерность в сложной системе взаимоотношений человека и окружающего мира; внутренние потенции человека, многозначность его психологического и интеллектуального мира и др.

Языческий и христианский мир, мир традиций античной литературы и культуры оказали активное воздействие и на развитие белорусской литературы XX века. Ярким примером может служить творчество белорусской поэтессы-брестчанки, человека нелёгкой, но прекрасной судьбы, женщины-героини Нины Матяш, лауреата Литературной премии имени Аркадия Кулешова. Оно наполнено античными мотивами, сюжетами и образами. Лучшие её стихотворения проникнуты светлым чувством патриотизма, любви к Родине и её народу, оптимизмом. Проникновенные слова любви к матери, слова признания возлюбленной звучат в стихотворениях Нины Матяш и волнуют по-прежнему современного читателя.

Воспитанная на традициях русского классицизма, поэтесса тянулась к культурам не только славянским, к культуре Российской в особенности (первое стихотворение было написано по-русски), но и западноевропейским, в том числе, и культуре Греции и Рима.
Нельзя сказать, что творчество Нины Матяш изобилует античными реалиями, но те немногочисленные античные мотивы, сюжеты и образы, используемые и интерпретируемые в её произведениях, достаточно выразительны, конкретны и значимы. Они свидетельствуют не только о глубоком познании белорусской поэтессой культуры Древней Греции и Рима, не только о широте её мышления, но и о поликультурности её мировосприятия.

Языческий и христианский мир обозначен и в интерпретации ею любовных сюжетов, мотивов и образов. В большинстве своём это образы античных богов. Xарактер лирического героя её любовных стихотворений близок характеру лирического героя античности, в частности, любовной лирике Сапфо, Мимнерма, Феогнида. Но любовная лирика белорусской поэтессы - это философские рассуждения, размышления о вечности жизни и любви. Проанализируем в этой связи стихотворение «Amo Te» (1968), взятое из сборника «Поворот на лето» (1986). Поэтесса обращается к языческому миру, в частности, к традиции древних римлян писать на обручальных кольцах о том, что верность бессмертна, о признании в любви и клятве верности обоих молодожёнов. Эту формулу жизни Нина Матяш ставит в основу своего стихотворения - выводит в качестве эпиграфа «AMO TE, AMA ME, FIDES IMMORTALES» («Кахаю цябе, кахай мяне, вернасць бяссмертна», - пiсалi старажытныя рымляне на заручальных пярсцёнках)1.

Поэтесса уверенна, что жизнь держится на любви, что счастливым может быть человек только тогда, когда он умеет любить, а это, значит, отдавать всего себя без остатка. Н. Матяш гордится тем, что её народ, христиане-белорусы, сохранил эту древнюю античную традицию свадебного обряда: звон хрустальных бокалов, обмен жениха и невесты обручальными кольцами, как знак верности и вечной любви:
З Рыма, з ддаунх-давён,
Праз стагоддз\-вяк\,
У абрадавым звоне крыштальным
Прыкащуся пярсцёнак
Да жаночай рук\,
Прыкацуся пярсцёнак
Да мужчынскай рук\, -
AMO TE,
AMA ME,
FIDES IMMORTALES.



Нина Матяш трансформирует в стихотворении имя античного бога брака Гименея для того, чтобы передать авторскую уверенность в незыблемости браков, которые всегда заключаются на небесах. Это помогает поэтессе убедить читателя в том, что брак по любви нужен влюблённым, чтобы раскрыть свою индивидуальность, свои личностные качества. И любить и быть любимым - это великий труд души и великая ответственность за судьбу дорогого тебе человека. Поэтому любовь - это и жертвенность, и великое право, данное судьбой каждому человеку.
Бласлав\у Пменей, Абяцау Пменей
Сонца, шчасце раскрыленых даляу. I выстукваюць сэрцы У цябе i у мяне: AMO TE, AMA ME,
FIDES IMMORTALES.

Заметим, что в языческом мире (в частности, Платон в «Пире») рисует любовь как гармонию, стремление к целостности, благу и бессмертию. Рассуждая о человеческом счастье, Нина Матяш уверенно говорит о том, что оно невозможно без любви, а любить - значит, уметь достойно переносить и трудности, которые встречаются на жизненном пути. Она убеждена, что ни время, ни невзгоды не властны над настоящей любовью:
Па жыцц\ не прайсц\,
Каб не зведаць бяды.
Нам бы ж тольк\ пярсцёнк шаптал\
Праз вясну i праз слоту,
Праз с\выя гады:
AMO TE, AMA ME,
FIDES IMMORTALES.
Говоря о времени создания стихотворения (1968), следует заметить, что оно помогает понять основную идею произведения - предостережение поэтессы от крушения любви в браке. Нина Матяш вовсе не пессимистично воспринимает тот факт, что быт убивает любовь. Она уверенна, что если любовь настоящая, то мелочи быта не властны над ней.

Сильные позиции стихотворения (заголовок, эпиграф, первая и последняя фразы, ключевые и доминантные слова, антропонимы), являясь смысловым стержнем стихотворения, позволяют проникнуть в тему («Любовь») и идею («Настоящая любовь вечна») произведения. Например, заголовок («AMO TE» («Кахаю цябе»)- доминанта смысла всего текста, подчиняющая себе его построение, а, следовательно, и восприятие.

Это ключ к разгадке авторского замысла, потому что заголовок здесь обладает прогностическими возможностями. Вместе с концовкой он составляет композиционное кольцо; заголовок как бы камертон, настраивающий читателя на восприятие и определение идейного и эстетического содержания текста, на вывод по теме текста.

Круг образных ассоциаций здесь связан с рефреном «AMO TE, AMA ME, FIDES IMMORTALES», который наиболее активно строит образ и указывает на духовную субстанцию. Сильные позиции данного стихотворения - кахаю цябе, кахай мяне, праз с\выя гады. Они позволяют выделить основную тему стихотворения: любовь обещает человеку счастье до глубокой старости. Перед лирической героиней проходит вся жизнь с тайнами, бедами горестями. Но они не пугают её, потому что она любима и любит сама.

Стихотворение состоит из 26 строк, объединённых в 6 четверостиший. Глаголы, характеризующие действия и состояния лирической героини (прыкац\уся, бласлав\у, абяцау, не прайсц\, не зве-даць, шаптал\), усиливают динамику стихотворения: лирическая героиня в движении - она любит, выходит замуж, чувствует себя счастливой и любимой до глубокой старости.

Анализ ключевых слов каждой строфы позволяет скорректировать идею стихотворения, выявленную нами на основании сильных позиций - название стихотворения, начала и концовки стихотворения. Ключевое слово
1-й строфы - Рым, абрадавы звон;
2-й - пярсцёнак;
3-й - Пменей:
4-й - вернасць;
5-й - жыццё;
6-й - авыя гады.
Обряд, унаследованный славянами от далёких предков, - свадьба со звоном хрустальным и обмен молодожёнов перстнями. Нина Матяш несёт читателю своё слово о том, что брак по любви, брак с той, которая предопределена Судьбой и благословлена Гименеем, может быть крепким и счастливым только тогда, когда он держится на верности и любви. Именно это и даёт человеку живительные силы, поддерживает в нём постоянно «горение» души, а, значит, и жизнь. Читатель сопереживает, заражаясь настроением лирической героини, для которой неразделим мир языческий и христианский уже потому, что в нём есть любовь - то чувство, без которого жизнь теряет всякий смысл.

Итак, античный мир и его реалии, введённые в текст Ниной Матяш, усиливают восприятие тонких душевных переживаний лирической героини, указывают читателю на значение вечных и непреходящих человеческих ценностей, на те традиции, без которых рушится настоящая культура и духовность любого народа. Языческий мир, как и христианский, даёт представление не только о любви, но и о любящем человеке. Говоря в своих диалогах, что «лучше любить, чем быть любимым», Платон, например, обращает внимание на то, что настоящая любовь требует от человека духовной работы, изменений, стремления к реализации своих идеалов. И в этом отношении любовь - это и то, что объективно существует, что вне человека. Наконец, любовь- это также и свойство личности, ценности и установки человека, переходящего к самостоятельному поведению. Любящий человек и в языческом, и в христианском мире воспринимается как своеобразный философ, для которого «мир прекрасен, даже если он ужасен».

Таким образом, богатые античные традиции были тем живительным источником, откуда брали один из своих истоков и славянские литературы. Античные реминисценции, заимствования, трансформация сюжетов мотивов и образов произведений древности, являются той функциональной частью, в которой поэты и писатели искали новые импульсы и подходы для достижения более эстетичной и идейной гармонии, соразмерности, сложной простоты. Заметим, что формы, образы, сюжеты, эстетически значимые мотивы, заимствованные из другой литературы, иногда не «приживаются», или не приобретают определяющей художественной ценности в национальном литературном эпосе. Но в славянской культуре, которая соединила в какой-то мере языческий и христианский мир, постигла античность, вечные ценности искусства и литературы Древней Греции и Рима только обогащают её.
Далёкая античность с её чудесным миром образов, благодаря поэтическому таланту русских, польских, украинских и белорусских писателей вписывается в их национальную реальность, а она в реальную действительность, выходя на просторы мировой цивилизации, становясь её органической частью.

Литература

  1. Жигалова, М. П. Типология анализа произведений русской литературы М. П. Жигалова. - Брест, 2004.
  2. Жигалова, М. П. Русская литература 20 века в старших классах М. П. Жигалова. - Минск, 2003.
  3. Жигалова, М. П. Античная литература в средней школе М. П. Жигалова. - Минск, 2000.
  4. Жигалова, М. П. Божественные звуки античности/М. П. Жигалова. - Брест, 2002.
  5. Идеал античности и изменчивость культуры: рубеж XVIII-XIX века Быт и история. - М., 1988.
  6. Кобылина ,М. М. Античная скульптура Северного Причерноморья М. М. Кобылина. - Москва, 1972.
  7. Котт, Я. Греческая трагедия и абсурд  Я. Котт Современная драматургия. - 1990. - №6.
    Крымский пушкинский научный сборник. Вып. 1. Русская культура и античность. - Симферополь, 2001.

    Лебядзевч, Д. Н. З жыватворных крынц Гелкона Д. Н. Лебядзевч. - Гродна, 2002.
  8. Лосев, А. Ф. История античной эстетики (ранняя классика)/А. Ф. Лосев. - М., 1963.
  9. Михайлова, А. В. Античность как идеал и культурная реальность XVIII-XIX вв. А. В. МхзайловаАнтичность как тип культуры. - М., 1988.


 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы