Яконюк Вадим Леонтьевич
Белорусская государственная академия музыки

МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО И МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В ХХ веке впервые в истории художественной культуры возникла и углубилась тенденция отчуждения музыки от повседневной практики исполнительского искусства. Мы стали свидетелями того, как постепенно изменяется онтологический статус музыкального произведения. Музыка перестает быть «убежищем» человека, как это было в эпоху романтизма и предшествующие периоды истории. Прекрасное все менее востребовано, поскольку наблюдается совершенно иное переживание «красоты». Все более актуальным становится лозунг о том, что искусство должно спасти мир от красоты, точнее - гламурности и «прелести». Характерно в этом отношении высказывание В. В. Ме-душевского: «Музыка - это прелесть, прелесть - это лесть, а лесть- это ложь». Вся практика т. н. массового музыкального искусства (поп-культура), не говоря уже о сущности шоу-бизнеса подтверждает этот тезис.

Дистанцирование композиторского творчества от художественной практики и сферы образования, в свою очередь, неизбежно порождает проблему отчуждения музыки от личности. Человек все более «нейтрален» по отношению к ее глубинным гуманистическим высказываниям. Становится очевидной проблема непереводимости смыслов музыки на язык «доксы» (поп-музыки и рока). Массовый слушатель превратился в потребителя ритмизированной песни, с которой он отождествляет все музыкальное искусство. Сегодняшний слушатель не способен воспринимать многообразный звуковой мир современной музыки как собственный. Именно поэтому так усилилось стремление человека в мир виртуальный. Не случайна столь стремительно растущая популярность различного рода медитативных опусов типа «Звуки природы», «Шорохи леса», «Шум моря», позволяющих человеку «услышать» себя в пространстве музыки, «не допуская», вместе с тем, ее образы в поле своего художественного сознания.

Следует заметить, что, говоря о музыкальном искусстве, мы имеем в виду творческие искания композиторов в области формы, стиля и жанра при постоянном обновлении содержания создаваемых произведений. В то время как поп-музыка должна рассматриваться в иной системе координат, поскольку ее онтологический статус, то есть форма бытования - это клише и тираж при крайне однообразном содержании.

Итак, начало XXI вв. знаменует новый этапа генезиса музыкального искусства, который определяется как «ситуация перехода» (Е. В. Дуков). Ее характерные признаки - «перепроизводство» музыки в целом и бытовая экспансия «попсы» в частности, возникновение так называемой «микрофонной культуры», необычайно широкие возможности тиражирования музыки, которые порождают острый конфликт между тотальным воздействием средств массовой музыкальной коммуникации на человека и «эстетической автономностью музыки» (Т. Адорно). Однако человек пока не в состоянии противостоять экспансии масскультуры1. Поэтому он, как отмечено выше, сам позаботился о своем духовном здоровье, дистанцируясь и от поп-музыки, и от звуковых композиций, рожденных гипертрофированным рационализмом ее творцов. В «ситуации перехода» все настойчивее актуализируется проблема экологии, то есть чистоты и первозданности музыкальной культуры. Ее общему «оздоровлению» («просветлению музыкального быта» - можно сказать словами Б. В. Асафьева) должны были бы поспособствовать разнообразные формы специально организованного музыкального образования и просвещения. И именно поэтому музыканты, педагоги, деятели музыкального образования настойчиво ищут ответ на вопрос о том, какой должна быть парадигма музыкального образования XXI века? Как сложится взаимодействие музыкального образования и музыкального искусства - этих важнейших подсистем художественной культуры человечества?

В осмыслении перечисленных проблем существенна роль современного музыкознания, представители которого все еще продолжают исследовать («наблюдать» - Б. В. Асафьев) отдельные стороны музыки, прежде всего такие, как нотный текст, жанр, форма, стиль музыкального произведения, в последнее время - звуковысотность музыкальной композиции. Иными словами, музыкознание по-прежнему идет по

Характерно в этом плане откровенное высказывание небезызвестного поп-музыканта Богдана Титомира: People «хавает»!

пути дробления явлений музыкального искусства. Точнее - «изоляции» музыки от человека (Л. А. Мазель, Ю. Н. Xолопов). Отметим, что в период возникновения музыковедческой науки (Г. Адлер, А. Н. Серов) связь музыки и человека была ее методологическим императивом. В современных условиях отчуждения музыки от человека изучение отдельных (изолированных) элементов музыки - бессмысленно и бесперспективно, ибо не дает целостной и достоверной картины музыкального бытия. Возникает необходимость переосмысления отражательной трактовки музыкального восприятия как явления общественного сознания (Б. В. Асафьев, Б. Л. Яворский). И. Я. Рыжкин, С. X. Раппопорт и Е. Г. Гуренко пишут в этой связи о «вариантной множественности» музыкального произведения, о «множестве проявлений единой сущности». Однако и такой подход к толкованию психологической природы музыкального творчества сегодня уже не кажется уникальным и может быть дополнен идеей интенцио-нальности в стиле феноменологической концепции Р. Ингардена2. Понятие интенциональности было заимствовано родоначальником феноменологии Э. Гуссерлем у Ф. Брентано, который в свою очередь взял его у средневековых схоластов. Интенциональность -центральное понятие феноменологии, которое выражает направленность сознания на процесс придания предмету смысла и переживания субъектом его значения для себя. Таким образом, задача феноменологии - раскрытие смысла предмета, затемненного разноречивыми мнениями, словами и оценками, обеспечение непредвзятости сознания, что ориентирует науку (музыкознание) на рефлексию о непосредственных переживаниях, обладающих подлинной достоверностью и очевидностью. Чистое, непредвзятое сознание - это сознание самоочищенное от навязываемых ему догм, схем, шаблонов.

В связи со сказанным музыковедческая наука должна выйти на уровень исследования системы «человек- музыка», т. е. на уровень феноменологический. Именно в этом качестве музыкознание может претендовать на роль методологической базы современного музыкального образования. Центральными вопросами при этом становятся проблемы творчества (норма -анти норма, нормативное - вариантное); проблемы музыкальной дидактики как отрасли музыкознания (от императивности обучения к музыкальной самореализации личности); трактовка индивидуального (лично-стно-ориентированного) подхода в музыкальном воспитании и образовании на основе архетипа и др.

>Таким образом, в условиях глобализации культуры, интенсивного развития мультикультурных процессов, поисков эффективных путей интеграции художественного и образовательного поля, становления нового духовного пространства выдвигается актуальная задача движения к музыкальному сознанию, определением которого станет высокое звание «Homo Musicus». Именно в этом видится основной вектор развития музыкально-педагогической науки и практики.
Вместе с тем многие недочеты музыкального воспитания связаны с недостаточной разработанностью методологических основ музыкального образования в современном мире, в частности с упрощенной трактовкой концепции музыкального утилитаризма, которая известна со времен античности. В наши дни ее отголоски (эхо античного этоса) слышны в эпиграфе к школьной программе по музыке: «Музыкальное воспитание - это не воспитание музыканта, а, прежде всего, воспитание человека» (В. А. Сухомлинский). Ценность музыки здесь осознается не из пространства самой музыки, а из цели музыкального воспитания в отношении культуры и цивилизации. Вместе с односторонне понятым асафьевским лозунгом 20-30-х гг. «В сторону от профессионализма! « из системы общего музыкального образования и широкой музыкальной досуговой практики ушли такие понятия как музицирование, музыкальная грамота, сочинение, импровизация. Все задачи и функции музыкального воспитания были совершенно необоснованно возложены на слушание музыки, отнюдь не тождественное музыкальному восприятию. Это привело к другой крайности - музыкальному эстетизму, нашедшему питательную среду в апологетике прагматизма: чем и как увлечь школьников на уроке музыки. Идея этого направления в самоценности эстетического развития ребенка, что созвучно концепции эстетического воспитания, так глубоко укоренившейся в сфере музыки. Однако на практике мы нередко сталкиваемся с опасностью перерождения эстетического опыта в эстетизм.
На наш взгляд, перспективным и необходимым является поиск новой парадигмы музыкального образования, основанной на идеях феноменологии3. Центр феноменологического подхода, как уже отмечалось, -не материалистическая онтология музыкального произведения, раскрываемая в суждениях («размышлениях»), вытекающих из реально представленного музыкального произведения, как указывалось выше. Мост к музыкальному бытию возможен для человека только исходя из пространства музыкального сознания.

Важную роль в решении указанных проблем музыкального искусства и образования отводится диверсификации образовательных систем и концептуальных подходов. Ниже рассматриваются факторы, которые обусловливают необходимость диверсификации высшего образования как следствие его глобализации.

Гуманизация образования. Важнейшая тенденция, которой должна определяться сущность музыкального образования, это его гуманизация. Педагогический смысл понятия «образование», как и немецкое Bildung, берет свое начало от слова «образ». Образованный человек - это человек, в котором доминирует «образ человеческий». Очевидно, что становление личности, образа человеческого, происходит не только на основе его опыта в области знания (т. е. интеллектуального развития человека), но и на основе его опыта в сфере эмоций и чувств. Взаимодействие человека с окружающим миром предполагает не только осмысление явлений, но и эмоционально-чувственное постижение сути бытия. Сведение содержания образования к интеллектуальному развитию и накоплению знаний, таким образом, означало бы нарушение основополагающего методологического принципа целостности, который обеспечивает возможность рассмотрения процесса становления личности в свете диалектического единства материального и идеального, объективного и субъективного, детерминирующего и мотивационного, содержательного и функционального. Именно такой подход к определению сущности обучения и воспитания позволяет заключить, что в XX веке впервые за всю историю своего становления и развития образование,

Отлат. intention - внимание, намерение, стремление, направленность
Напомним название одной из работ, которую следует отнести к вершинам феноменологической философии музыки: А. Ф. Лосев. Музыка как предмет логики.

в том числе и музыкальное, в значительной степени утратило такую присущую ему «родовую» черту, как гуманистическая направленность. Происходит это, главным образом, оттого, что оптимизация обучения ориентирована главным образом на развитие сферы мышления при постоянном сужении сферы эмоций. Деловая активность науки и, с другой стороны, «утрата доверия» к познавательной ценности гуманитарных наук создали «вакуум», который усиливается за счет социального неблагополучия в обществе. В условиях крайней научной специализации утрачивается способность целостного восприятия действительности, в то время как, например, в искусстве весь мир проецируется в человека.

Генезис образования. Анализируя некоторые концептуальные подходы к осмыслению путей развития музыкального образования, важно обратить внимание на особенности социокультурного контекста, который обусловливает известные противоречия генезиса современной образовательной системы. С одной стороны - это великие традиции обучения и воспитания музыкантов-профессионалов и широких слоев музыкального быта, сохранение и развитие которых путем последовательного проведения принципа преемственности обеспечили многие завоевания отечественного музыковедения и музыкального искусства. С другой стороны, история становления наиболее крупных образовательных систем в гуманитарной сфере свидетельствует о том, что наряду с сохранением (conservare) национальных школ и традиций идет постоянный процесс их реформирования. Взаимовлияние этих двух тенденций - стабильности и реформирования, неизменности и динамики - определяет наше понимание преемственности - одной из базовых в педагогике, поскольку из трех основных функций образования важнейшая - это передача опыта последующим поколениям4. В историческом плане категория «преемственности» коррелирует с категорией «реформы», ибо всегда, на каждом новом этапе развития системы образования решается вопрос о том, что из предшествующего опыта должно стать достоянием последующих поколений. Поэтому категория «преемственности» коррелирует с категорией «диверсификации», раскрывающей, как взаимодействуют звенья обучающей системы в условиях гибкой модели образования.

Музыкальное образование в контексте мульти-культурныхпроцессов. Сложность продвижения идей диверсификации образования в теорию и практику музыкальной педагогики усугубляется тем, что большинство культурологических концепций сложилось под сильным воздействием доктрины европоцентризма в развитии мировой культуры. В свою очередь, европоцентризм все более подвергается влиянию американизма, в русле которого призваны развиваться культуры иных регионов. При отсутствии равнозначных условий для диалога культур складываются предпосылки для возникновения опасности антропологического кризиса человеческой цивилизации. Необходимость поиска альтернативных путей культурного развития человечества в условияхусилениятенденций глобализации культуры обусловливает, в частности, актуальность проблемы «Восток - Запад» и в сфере образования. Наша готовность к встрече с образовательными и культурологическими концепциями Востока обусловливает необходимость понимания как минимум двух следующих методологических проблем:
весомость мировоззренческих предпосылок формирования целостных дальневосточных художественных культур, в частности конфуцианского учения.

театроцентризм дальневосточной культуры как художественное наследие стратогемности традиционного поведения и артистизма бытия, что проявляется в особенностях дальневосточного менталитета и традиционной восточной психотерапии.

 

Внимание!

Внимание! Все материалы, размещенные на сайте, выпущены в печатной форме и защищены законодательством об авторском праве Республики Беларусь. Полнотекстовое использование (перепечатка) материалов сайта допускается только с согласия издателя (ЧУП "Паркус плюс"), цитирование в научных целях допускается без согласия, но при обязательном указании автора статьи и источника цитирования.


Проверить аттестат

На правах рекламы